газета «Центр Азии»

Пятница, 3 февраля 2023 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2007 >ЦА №28 >ИЗ КОЛОДЦА ВРЕМЕН

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

ИЗ КОЛОДЦА ВРЕМЕН

Люди Центра Азии ЦА №28 (20 — 27 июля 2007)

ИЗ КОЛОДЦА ВРЕМЕН

Имя Анджея Иконникова-Галицкого хорошо известно читателям «Центра Азии», он не раз публиковался в газете. Питерский поэт, историк, педагог, его роман с Тувой начался лет 15 назад и отличается взаимной любовью и верностью.

Я познакомилась с Анджеем в 2000 году на Вавилинском затоне, где располагался лагерь питерских археологов, чуть ближе – на фестивальной поляне «Устуу-Хурээ» – 2002. С тех пор не отказываю себе в удовольствии пообщаться с ним и послушать его рассказы… о Туве.

Есть у него такая особенность: рассказывать о нашей благословенной республике так, как этого не можем сделать мы, постоянно живущие здесь. Хотя назвать Анджея Анджеевича гостем язык не поворачивается, он в Туве в составе экспедиции Константина Чугунова – с начала девяностых. Берет питерский поэт каждое лето лопату в руки и роет землю в поисках древностей и вдохновения, или путешествует по первозданным местам.

В этом году стало немного тревожно – увидим ли мы Анджея, фотомастера Станислава Шапиро, всех остальных ребят из экспедиции, а не закончился ли после найденного в Аржаане-II скифского золота бурный тувинско-питерский роман?

НЕЗАКРЫТАЯ СТРАНИЦА

– Анджей, есть ощущение, что после археологической выставки в Германии, где были выставлены артефакты из кургана Аржаан-II, для питерских археологов тувинская страница закрыта.

– Не думаю, что все так печально. Питерские археологи, собственно, и не уходили. Продолжают работать в Туве Владимир Семенов, Сергей Хаврин, Владимир Кисель, приезжает Миша Слободзян. Думаю, что будут еще и крупные проекты, если не в масштабе экспедиций Грача, то что-то близкое к этому.

Я думаю, питерские археологи обязательно будут работать в Туве, и это принципиально важно. Все-таки, как мне кажется, еще ни у кого не сложилась такая глубокая дружба с Тувой, как у нас. Мне бы очень хотелось, чтобы вернулся в Туву Константин Чугунов.

Надеюсь, что при новой власти что-то изменится в отношениях между ним и местными властями. Не сказать, что они были плохие прежде, но и не были простыми. Надеюсь, что Костя поработает на Алтае и года через два-три вернется сюда и сможет возглавить масштабный проект. Я знаю, что он присматривал здесь интересные объекты для работы.

– Аржаан-II стал заслуженным открытием археологической экспедиции Чугунова. Это был результат многолетнего, во многом подвижнического труда.

– Конечно. Работа экспедиции Чугунова, безусловно, была подвижнической. Я говорю об этой экспедиции, потому что знаю ее, не утверждаю, что у других было по-другому.

Экспедиция Чугунова начала работать с 1990 года, но ее корни уходят в семидесятые-восьмидесятые, в экспедицию Грача. После 1992 года, когда все стало рушиться, и до 2001 года, археологи работали на энтузиазме, приезжали, в основном, за свой счет, приходилось считать каждую копейку.

Голодать, конечно, не голодали, но жили в долг. При этом работали серьезно, с полной отдачей. Кстати, работали на тех археологических объектах, которые мы могли безвозвратно потерять. Это касается и Вавилинского затона, где началось активное строительство, и кургана вблизи дороги на Аржаан.

Вероятно, утверждение, что Аржаана –II не было бы без многолетних раскопок Догэ-Баары на Вавилинском затоне, будет сильным. Рано или поздно, погребение было бы раскопано, но роль Догэ-Баары в этом очень велика. Археологи отмечают, что он стал базовым объектом всех археологических исследований в Туве.

В 2001 году, когда было открыто главное погребение Аржаана-II и произошла сенсация, экспедицию Чугунова взял под свое крыло Эрмитаж, ситуация улучшилась, и то все произошло не сразу. Возможности Эрмитажа, конечно, не сравнить с возможностями МЧС.

КУЛЬТУРНАЯ ОБЩНОСТЬ ОГРОМНОГО МИРА

– Будем честны. Аржаан-II нелегко дался Чугунову, в том числе и по каким-то душевным затратам.

– Безусловно, Аржаан-II стал великим счастьем. Такое выпадает раз в столетие и далеко не каждому археологу, но он унес и много сил. Причем, основные проблемы начались тогда, когда возникло слово «золото». Как только пошло во все стороны «золото, золото», начались трудности, связанные, в основном, с охраной раскопок.

– Возникший после открытия кургана спор по поводу того, могут ли современные тувинцы считать себя потомками погребенных, был глупым и никому не нужным. Ты согласен с этим?

– Согласен. Вопрос изначально неправильно был поставлен. Естественно, что люди, живущие на земле, где проходят раскопки, имеют корни в этой земле. А являются ли погребенные в кургане генетическими предками нынешних жителей поселка Аржаан, на мой взгляд, не так уж и важно. Возможно, являются. Кто знает?

Безусловно, тувинцы очень много впитали из культурных традиций неведомого нам скифского мира, о котором мы мало, что знаем. Одно то, что в Туве сохранены памятники археологии, уже о многом говорит.

Правильнее будет говорить о культурной общности огромного мира, корни в котором ищут многие народы. Я, конечно, не специалист, но насколько я ориентируюсь в этой области, есть некоторые общие особенности древних культур Европы и Центральной Азии.

К ним можно отнести курганные могильники, общие черты скифо-сибирского звериного стиля и кельтского прикладного искусства, схожие элементы погребального обряда. Контакты были, безусловно. А кто чей потомок – по истечении двух с половиной тысяч лет установить сложно.

Возникший спор вреден еще и тем, что дискуссии переходят в плоскость «это наше золото». Чем больше эта тема муссируется именно в этом смысле, тем больше возникает опасность разграбления древних курганов. Почему мы не можем, говоря об аржаанских находках, употреблять слова «произведения искусства»? А они, как известно, принадлежат всему человечеству? Есть понятие «всемирное культурное наследие», Аржаан-II вполне можно к нему отнести.

– Теоретические споры Восток-Запад можно понять, но когда на конкретном кургане скрещиваются копья европоцентристов и пантюркистов или кого там еще, все это выглядит глупо.

– Все, кто работал в экспедиции, очень любят Туву. Люди на протяжении десятилетий каждый год приезжают сюда, Тува стала второй родиной, я бы даже сказал судьбой. Предположить, что эти люди страдают европоцентризмом – полная чушь.

ВРЕМЯ ПОДЪЁМА И ВРЕМЯ НАДЛОМА

– Аржаан-II – не первый открытый скифский курган в Туве. Вы сопоставляли его с не менее знаменитым курганом Аржаан-I?

– Это, скорее, вопрос к ученым. Я могу судить по впечатлениям от произведений искусства из этих курганов. Из Аржаана-I они более архаичны, не то чтобы грубее, а брутальнее что ли. Аржаан-I – это более масштабный комплекс, 170 конских погребений, тогда как в Аржаане-II их было 14. Есть предположение, что количество конских погребений соответствовало количеству территорий, находившихся под властью погребенного.

Надо полагать, что Аржаан-I относится ко времени, когда здесь существовало очень мощное объединение, но, судя по всему, оно находилось на более ранней стадии культурного, политического развития. Как вы понимаете, мы можем это только предполагать. Речь идет о начальной эпохе великих свершений, создание какого-то культурно-политического целого, когда еще не успели сложиться тонкие мотивы в искусстве.

– Бронзовая свернувшаяся пантера из Аржаана-I выглядит несколько проще, чем изделия из Аржаана-II.

– Бронзовая пантера – замечательная вещь. Однако изделия из Аржаана-II отличаются более высокой технологией изготовления, требовавшей невероятного мастерства.

Например, литой бисер: каждая бисеринка – миллиметр в поперечнике, имеющая сквозное отверстие, через которое она нашивалась. Как можно было отлить такой бисер? Это большой вопрос. Тончайшая золотая инкрустация кинжала, чекана, наконечников стрел, изящная проработка украшений головного убора вызывают восхищение уровнем мастерства и художественного вкуса.

По моему ощущению, если Аржаан-I – это начальный толчок, взрыв, когда вдруг появляется новая, мощная культура, то Аржаан-II – это время высокого подъема, но в то же время какого-то надлома. Совершенно очевидно, что сузилась территория, подвластная правителю, погребенному в кургане. Можно предположить, что произошел раскол, часть управляемого им сообщества ушла, скорее всего, в западном направлении.

Если произведения искусства из Аржаана-II поражают своим совершенством, то в целом складывается впечатление, что погребенные находились в сложных отношениях.

В одной из могил была погребена женщина в головном уборе, в котором есть те же элементы, что и в головном уборе женщины из главного захоронения, условно говоря, царицы. Видимо, это была какая-то дублирующая фигура, вероятно, наложница, молодая женщина высокого статуса.

Следы четырех ударов чекана в черепе, нанесенные симметрично, говорят о том, что ее смерть была насильственной. Кстати, судя по всему, сама царица тоже умерла не своей смертью.

ЭТОТ СТАРЕЦ УВЕЛ С СОБОЙ В МОГИЛУ НЕМАЛО ЛЮДЕЙ

– Столько говорили о золоте, что совершенно забыли о людях, погребенных в кургане.

– Это интереснейшая сторона и, конечно, самая трудная. Я знаю только то, что главный погребенный, «царь», был пожилым человеком. Скорее всего, ему было за 60 лет. К сожалению, костные останки плохо сохранились, так как золото создает агрессивную среду. По данным новосибирских антропологов, он умер от рака. Погребенная с ним женщина молода, во всяком случае, моложе 30 лет.

– Этот старец увел с собой в могилу немало людей.

– Если представить, как все это происходило… Строительство кургана шло долго. Совершенно точно можно сказать, что многие вещи делались специально для погребения. Например, золотая лошадка с головного убора «царя», на которой был микроскопический заусенец. Если бы убор носили, то заусенец бы точно отломился.

Погребальный наряд в целом, скорее всего, делался тоже специально: понятно, что носить шитые золотым бисером штаны, мягко говоря, не очень удобно. На одном наряде – три тысячи золотых бляшек, на втором – две с лишним.

Меня, как человека пишущего, не покидает ощущение, что в этом кургане спрятаны острые сюжеты. Наверняка, скажем, Василий Ян смог бы написать на этом материале захватывающий роман.

Помимо главных персонажей, есть боковые погребения, которых около 25. Там есть, например, останки, явно, перенесенные издалека. Можно сделать предположения, что почему-то этих людей довольно высокого статуса нельзя было похоронить сразу. Все это наводит на мысль, что вокруг этого правителя происходили драматические события.

Курганы хранят массу информации. Мало исследованы памятники древности южнее Тувы (в Монголии, Синцзяне). Мир скифов только сейчас начинает выплывать, как писал Томас Манн, из темного колодца времени.

Вырисовываются контуры огромного мира, и что-то подсказывает нам, что одним из важных центров этого мира была территория современной Тувы.

– Может, была особым местом захоронений?

– Очевидно, что Уюкская долина имела особое значение, это было почитаемое место, связанное с культами неведомых нам, достаточно грозных, божеств.

– Почему грозных?

– Учитывая человеческие жертвоприношения, которые осуществлялись при захоронениях. Не в самом кургане Аржаан-II, а рядом, без всякого сруба было погребение, в котором обнаружены перерубленные кости лошадей и людей. Причем, не все фрагменты тел были захоронены. А если не были, значит, были использованы при проведении ритуалов.

– Боги, видимо, были серьезные.

– Я, как человек, не отказывающий себе в фантазиях, вижу корни шаманизма в религиозных представлениях того древнего мира. Сегодняшние шаманы не раз камлали на кургане, и это было органично. И в те времена курган на протяжении длительного времени служил местом общения с умершими. Это не просто могила, скорее, «вход» в мир умерших.

ДРУГАЯ СТЕПЕНЬ СВОБОДЫ

– Ну, в общем, пофантазировали мы с тобой… Анджей, для тебя Тува в целом чем является?

– Я как раз недавно об этом задумался. Ну, да – красиво, да – друзья. Причем, такие друзья, каких не всегда имеем в Питере. Но дело в другом. Тува мне лично дает совершенно другую степень свободы. Когда я приезжаю сюда, я начинаю это быстро чувствовать. Я не знаю, как это объяснить, особым ли воздухом, вечностью природы, но это так.

Оказывается, здесь я могу гораздо больше, чем дома. Могу, например, не есть и не спать. Могу «запилиться» с друзьями черт знает куда. Хотя в Туве расслабляться нельзя, природа и люди требуют особого подхода. Тем не менее, я чувствую, что все будет хорошо.

Я, конечно, понимаю, что мы все-таки тамошние. Очень люблю свой город, хотя Санкт-Петербург стал резко меняться, агитирую своих тувинских друзей поскорее побывать в нем, застать прелесть старого города, потому что, подозреваю, лет через десять это будет уже другой город. Но там есть зажатость, там – работа, суета.

Да, может быть, есть творчество. Но для того, чтобы там прожить год, необходимо приехать сюда, как бы выплыть на поверхность, глотнуть побольше воздуха и вернуться домой.

– Интересно, что многие жители Тувы делают такие «заплывы» как раз за Саянами, вдыхают цивилизации и возвращаются обратно. У тебя что-то появилось нового о Туве – стихи, очерки?

– Я очень надеюсь, что за этот год мне удастся издать сборник стихов, который называется «Дорога в Монгун-Тайгу». Это стихи последних пяти-шести лет. Главная поэма связана с нашей поездкой из Алтая через Бугузун (горная река, правый приток Чуи,) в Монгун-Тайгу и Овюр. Я был очень рад, если презентация этой книги прошла бы в Туве.

Кроме того, опубликованы мои очерки о Туве в различных российских изданиях. К сожалению, у нас эту тему еще плохо понимают в Москве и Питере. Понимают, что это экзотика, но до сих пор нет истинного интереса к своей стране. Намного проще разместить статью о Новой Гвинее и Таиланде, чем о каком-либо регионе России.

У нас со Станиславом Шапиро есть идея, которую мы хотели бы реализовать – снять фильм о Туве. Фильмы были, но я не видел еще ни одного удачного. Мне кажется, авторы не очень вжились в Туву, а мы бы хотели передать наше родство с ней.

КОВРОВАЯ ДОРОЖКА ПОР-БАЖЫНА

– Фильм не будет туристическим манком? Эта тема у нас, как говорится, актуальная, в связи с Пор-Бажыном.

– Да, Пор-Бажын стремятся сделать брендом Тувы. Идея хорошая, в любом случае будет привлечено внимание к культурному наследию Тувы, что очень важно. Но на этот проект очень много накручено, мы не знаем, сколько там политики, экономических интересов и прочего.

Я, кстати, всегда хотел побывать там. Одно из мест, где не был – это как раз Кунгуртуг, соответственно Тере-Холь, Пор-Бажын. Оказалось, это не так просто сделать. От Москвы до острова проложена ковровая дорожка, ходить по ней могут только те, кого сочли достойным в Москве, причем, решают это не археологи. Такой вот бренд – не для всех.

– Давай сойдемся на том, что проекты всякие нужны, проекты всякие важны, в том числе, и такой навороченный, как Пор-Бажын.

– Конечно, главное то, что должна сохраняться целостность культурного наследия. Мне представляется очень важной перспектива музеефикации кургана Аржаан-II. Хочется надеяться, что работа в этом направлении при новой власти заметно активизируется.

– Анджей, спасибо большое. Очень надеюсь, что тувинская страница для тебя, для всех питерских археологов будет оставаться всегда открытой.

Анджей Иконников-Галицкий

Монгун-Тайга(Фрагмент из поэмы)

НАЧАЛО

Не было ни черта.Тьма и холод.Тогдаиз Божьего черновикавздулась Монгун-Тайга.Так – Оршээ Хайыракан! –повелел и сбылось.Черно у неё в руках,по волосам бело.Не было ни земли,ни неба.Единый Лик.Сверху льдами залит,снизу лавой залит.Космос затянут в лимб,портупея туга.Небо –Монгун-Тайга,бездна –Монгун-Тайга.Звезды снуют – тик-так,пьют глотки телеграмм.Время –Монгун-Тайга,вечность –Монгун-Тайга.Звери вышли из нор,в вихре кружат из горл –выдохом, белизной,волей, Монгун-Тайгой.Травы, что сотворил,кланяются: «Эки!»Все мы капли твои,камень Монгун-Тайги.Маленький я человек,спотыкаюсь, бегу,падаю – вверх да вверх.Возвращаюсь в Монгун-Тайгу.

Марина ЧАНЗАН

 (голосов: 2)
Опубликовано 20 июля 2007 г.
Просмотров: 4579
Версия для печати

Также в №28:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2023 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru