газета «Центр Азии»

Пятница, 22 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2012 >ЦА №44 >СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Предлагаем только здесь http://merit.dp.ua мебель на заказ в Днепропетровске.

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!

Люди Центра Азии ЦА №44 (9 — 15 ноября 2012)

«Любовь! Любовь!» – хабанера Кармен в исполнении Заслуженной артистки Республики Тыва Софьи Кара-оол – Дулуш заряжает энергией зал. И для певицы это не просто слова классической арии, это – стержень ее жизни.

Первая часть ее двойной фамилии – дань сцене, вторая – тому, кого она считает своим пожизненным гуру: мужу Игорю Дулушу. Четверть века их объединяет любовь друг к другу и общая любовь – к музыке.

С трех лет она пела голосами Эдиты Пьехи, Муслима Магомаева и грузинского ансамбля «Орэра». Оркестр Гленна Миллера, оживающий на печке в маленьком тувинском селе, уносил ее в волшебной мир.

Реальный мир был суров. В ее жизни было отчисление из Гнесинского училища, сожженная родная деревня, скитания по времянкам и общежитиям, бесцельно пропавшие без пения и большой сцены годы.

Только на пятом десятке жизни верная своему принципу «никаких мертвых фонограмм» певица, солируя в достойных оркестрах, пришла к заслуженной славе: ее мощное

лирико-драматическое сопрано, которому доступны любые музыкальные жанры, взрывает аплодисментами залы России и зарубежья.

Выложиться – полностью

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!– Софья Дакпай-ооловна, что значат аплодисменты в жизни артиста?

– Все! Без аплодисментов певица – не певица, да и любой артист – не артист.

Аплодисменты разные бывают, и я эту разницу всегда чувствую. Словами это ощущение не передать, просто чувствую – и все. Если аплодисменты формальные, значит, это моя недоработка: не смогла передать душу песни, поэтому и связи со зрителем не получилось.

А когда связь со зрителем есть, отдаюсь музыке полностью, сливаюсь с ней, как будто сама становлюсь арией или песней. И в результате в зале и на сцене такой обоюдный взрыв эмоций получается! Вы ведь на многих концертах были, наверное, тоже чувствовали, как это здорово.

– Да, чувствовала, и очень сильно. А после этого музыкального энергетического взрыва видела вас за кулисами – зависшую между небом и землей, без сил подняться или опуститься. Словно рукоплещущий зал, как мощный вампир, высосал всю энергию не только вашего голоса, но и души.

Эта полная внутренняя опустошенность после концертов – постоянна?

– Да, так всегда бывает, потому что выкладываюсь полностью. Эта внутренняя опустошенность после сцены всем артистам знакома. Она может длиться и день, и два. И эту пустоту непросто заполнить, она – морально убивает.

Вот почему артисты начинают пить? Они пытаются заполнить эту пустоту алкоголем, как бы зарядить себя им, но это – обманчиво, на самом деле никакой подзарядки не получается. Наоборот, опустошение еще сильней.

Только с постепенно пришедшим опытом научилась сокращать время пребывания в этом душевном ваакуме и нашла для себя способ его заполнения – общением с приятными мне доброжелательными людьми.

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!– Букеты, которые вам восторженно вручают зрители, неловко выбегая на сцену в коротких промежутках между музыкальными композициями, вдохновляют или, наоборот, мешают, выбивая из ритма?

– Цветы – это прекрасно, ведь их дарят артисту от души, и я очень ценю каждый букет, особенно трогают выращенные и собранные в букет своими руками. Но вы правильно заметили: врученные во время выступления они мешают. Ведь концерт, как спектакль – целостная композиция, все выверено до мелочей, не только каждая нота, но и каждое движение. Драматическим актерам ведь не выносят букеты в середине спектакля, а только в конце, когда они выходят на поклон.

Букет, неожиданно врученный в короткие секунды перерыва между ариями, песнями, мне просто некуда деть, не могу же его положить на пол, как будто бросила. Это было бы неуважением к зрителю. Вот и приходится приспосабливаться к ситуации: петь, держа в одной руке микрофон, а в другой – цветы. Это, конечно, несколько отвлекает, выбивает из продуманного образа.

Цветы – очень приятно, но после концерта – приятно вдвойне. Пусть они будут в финале.

Первые аплодисменты

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь! Первые аплодисменты – когда они прозвучали для вас?

– Когда мне было три года. Первыми зрителями были мама с папой, потом к ним присоединился мой единственный братик.

Я родилась 13 июля 1963 года в роддоме города Шагонара, а жили мы сначала на родине папы – в маленьком селе Кара-Тал Улуг-Хемского района.

У нашей семьи – единственной в деревне – была радиола «Серенада»: и радиоприемник, и проигрыватель одновременно. И множество пластинок. Их родители выписывали по почте с Апрелевского завода грампластинок.

Нам приходили очень солидные аккуратно упакованные посылки, а в них – целое богатство всевозможных мелодий. Родители выбирали их по своему вкусу. Папа отслужил в армии на Дальнем Востоке и очень любил духовую музыку. «На сопках Маньчжурии», «Дунайские волны», «Амурские волны» – с детских лет наизусть знаю их. Мама предпочитала вокалистов, особенно Лидию Русланову любила: «Валенки», «Липа вековая». И все голоса популярных в то время эстрадных исполнителей были в нашей домашней коллекции.

Пластинки крутились, а я запоминала мелодии, слова и вечерами давала домашние концерты.

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!– И какой же репертуар был у маленькой семейной примы?

– Самый разнообразный, на все голоса – и мужские, и женские. На домашних концертах исполняла хиты того времени.

Эдита Пьеха – «Наш сосед»:

«Как теперь не веселиться,

Как грустить от разных бед:

В нашем доме поселился

Замечательный сосед.

Мы с соседями не знали

И не верили себе,

Что у нас сосед играет

На кларнете и трубе».

Муслим Магомаев – «Венок Дуная»:

«Дунай, Дунай,

А ну, узнай,

Где чей подарок!

К цветку цветок

Сплетай венок,

Пусть будет красив он и ярок».

«Орэра» – такая супергруппа грузинская была. Помните ее песню «Тополя»?

«Тополя, тополя, в город мой влюбленные,

На пути деревца, деревца зеленые.

Беспокойной весной вы шумите листвой,

И не спится вам вместе со мной».

Сказка на печке

– Судя по тому, во что ваши родители вкладывали средства, они были сельскими интеллигентами?

– Да, такими они и были. И очень продвинутыми, как сказали бы сейчас, людьми. Папа – Дакпай-оол Тюлюшевич Кара-оол – всю жизнь проработал киномехаником, мама – Светлана Тюлюшевна Ыдамчык – учительницей начальных классов.

Папа был очень интересным нестандартным человеком. Он даже имена нам с братом дал не просто так, а со смыслом и перспективой – в честь известных людей.

Я родилась светленькой, только потом волосы почернели. До трех лет у меня были светло-золотистые волосы. Тувинцы ведь по обычаю стригут детей только в три года, и волосы прячут, хранят. И у меня эта золотистая прядь сохранилась.

Дедушка Тюлюш Кара-оол, папин отец, увидев светлую внучку, дал мне тувинское имя Алдынай – Золотая луна.

А папа, когда пошел в ЗАГС за свидетельством о рождении, записал меня Софьей – в честь первой в мире женщины-профессора математики Софьи Ковалевской.

Брат, который младше меня на три года – он родился 23 сентября 1966 года – тоже появился на свет светленьким, дедушка назвал его Ак-оол – Белый мальчик. А папа снова проявил свою продвинутость и записал сына Эдуардом – в честь Эдуарда Хиля, который начинал свою карьеру как оперный певец, а потом стал суперпопулярным на эстраде.

Папа мечтал, чтобы дочка стала математиком, а сын – певцом. В итоге я стала певицей, а брату от прабабушки по папиной линии – сильнейшей шаманки, которая и лечила, и роды принимала – передался редкий дар – облегчать страдания людей. У него своя система – с камнями, которые он собирает повсюду.

Папа очень старался для нас. Он не только в клубе кино крутил, но и дома. Самодельный экран – белейшую простыню – вешал на печку, и печка оживала. Телевизоров тогда в селах не было, и на эти показы все соседи сбегались. На меня особое впечатление музыкальные фильмы производили. «Серенада солнечной долины» с оркестром Гленна Миллера просто завораживала. Это была сказка! Кино на печке, звуки радиолы уносили в волшебные фантазии, в особый мир, другую жизнь.

Три года без папы

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!– Такое радужное детство – никаких проблем?

– Были проблемы. Три года мы жили без папы, он отбывал срок в Красноярском крае. Подробностей не знаю, а спросить сейчас не у кого: папа ушел из жизни. Мне известно только то, что у реки он кого-то обматерил и пульнул из ружья в небо. Никого не задел, но три года отсидел. В то время маме очень помогал дедушка Тюлюш Кара-оол, нянчился со мной и братиком.

Колония папу не сломила. Отсидев, он остался человеком: не озлобленным, требовательным к себе. В моей памяти он остался настоящим отцом, мужчиной в большом смысле этого слова.

Отбывая свой срок, папа очень тосковал о нас. Сохранилась фотография меня маленькой, с надписью на обратной стороне: «Получил 1 марта 1969 года. Красноярский край, п/я 2351-16, поселок Ревучий. Дочка Алдынай».

Данным дедушкой именем Алдынай меня в семье до школы называли, а Софьей, как записал папа, стала, когда пошла в школу в селе Кок-Чыраа, где была восьмилетка. Там жила бабушка, мамина мама – Кокен Ыдамчык, которая очень красиво пела, импровизировала. В Кок-Чыраа мы переехали, когда мне исполнилось семь лет.

Пришлось идти сначала в подготовительный класс, его в сельской национальной школе было не миновать, даже если читать и считать уже умел. А я умела: уже к шести годам хорошо читала, во всю стихи наизусть рассказывала. Это благодаря маме.

В селе Кара-Тал детского садика не было, и мама часто брала меня с собой на работу – в начальную школу. Пока она вела уроки, я тихонько сидела за партой и незаметно всему выучилась. Старшие девочки-четвероклассницы на переменках подсовывали книги, экзаменовали меня и удивлялись: «О, она читает!»

Школьный стиль

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!– Школьные учителя – кем они были для вас?

– Всем. Примером. Законодательницами мод. Мы смотрели на них, как на образец.

Тогда занимались с детьми от души, были учителями всегда. И в школе, и вне ее. Сейчас, не так, к сожалению.

После родителей мой следующий главный учитель – Кертик-кыс Допчут-ооловна Салчак, педагог начальных классов. Я на нее во все глаза смотрела, любовалась ею. Такая красивая, волосы густые, черные, в две косы заплетенные. В те времена национальную одежду никто не носил, ходили в европейской. А Кертик-кыс Допчут-ооловна – в стилизованной, с тувинским орнаментом, юбке, кофточке – отличалась от всех.

И такая талантливая: учила нас петь, танцевать, стихи со сцены читать. Мне эти занятия больше всего в школе нравились, и с подготовительного класса до окончания десятилетки была постоянной участницей конкурсов и фестивалей самодеятельности.

На полтора года моей школой стал противотуберкулезный санаторий. Когда всем ученикам сделали пробу Манту на туберкулез, забыла о предупреждении, что руку мочить нельзя, и она распухла. А в то время строго было, здоровью детей уделяли очень серьезное внимание. И меня сразу же отправили в противотуберкулезный санаторий – в Тандинский район, неподалеку от села Балгазын. Там четвертый класс и окончила.

И воздух, и место, и сам санаторий – красота! Тогда много денег на бесплатную медицину выделяли, кормили – просто на убой. Каждый день – сливочное масло, нас заставляли обязательно съедать свою порцию. Рыбий жир – обязательно. А я его не любила и незаметно выливала противный рыбий жир в суп, доедать который не требовали.

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!Санаторная школа – очень хорошая. Чему только нас ни учили. Очень интересно, мы и пели, и танцевали. Кого там только ни было: дети из самых отдаленных мест Тувы. Сначала меня очень удивили разные тувинские диалекты: западные, восточные, певучие тоджинские, кунгуртугские. Тогда впервые ощутила, какие мы все разные, и на детском уровне поняла, что это – не препятствие для того, чтобы дружить. Мы очень дружно жили.

А воспитатели, врачи, медицинские сестры, в основном, были русские. В сельской школе в начальных классах преподавали на тувинском, а в санаторной школе я научилась грамотно говорить по-русски.

Когда вернулась домой, с пятого по восьмой класс нашей классной руководительницей была преподаватель биологии и географии Алевтина Чадамбаевна Уйнук, мама Кара-Кыс Донгаковны Аракчаа, ученой, которая была самым первым депутатом Государственной Думы от Тувы.

Алевтина Чадамбаевна была для меня образцом стиля. Суперовая учительница: спортивная, подтянутая, стильная. В шляпе, в модных брючках приезжала за три километра из Шагонара в Кок-Чыраа на велосипеде. Приглашала нас к себе домой: беседовала на жизненные темы, учила даже тому, как правильно нож и вилку держать.

Ориентир в жизни

– Как состоялся выбор профессии?

– Когда окончила десятилетку, а в девятом и десятом классах училась в шагонарской школе № 2, растерялась: не знала, куда поступать. Год проработала в Доме культуры города Шагонара методистом: занималась агитбригадами.

Работала там с интереснейшими людьми. Биче-кыс Даваа, мама нынешнего председателя Верховного Хурала Кан-оола Даваа – добрейшей души человек, с красивым от природы голосом. Она всегда была жизнерадостной, и куда бы мы ни приезжали с концертами, ее все и везде уважали, встречали нас всегда с хлебом-солью. Сейчас про таких людей говорят – позитивная.

Супруги Моховы стали для меня ориентиром в жизни. Смотрела на них и думала: как здорово, когда муж и жена занимаются общим делом, живут творческой жизнью. Илья Мохов и на баяне, и на саксофоне играл, писал песни. Его жена Анна Мохова – дирижер-хоровик, окончила Кызылское училище искусств, ныне Кызылский колледж искусств. Творческая семья, преданная делу, они до сих пор работают в культуре, наши ветераны.

Сообщение в газете «Тувинская правда» увидела совершенно случайно: объявляется набор тувинских студентов в Государственное музыкальное училище имени Гнесиных. Решила попробовать себя: а вдруг получится поступить и учиться в Москве?

Мы жили в селе Кок-Чыраа в двухквартирном доме, за стеной – семья Бирилей. Луиза Бирилей тогда еще в школе училась, сегодня она – Заслуженная артистка Республики Тыва Луиза Мортай-оол. Предложила Луизе поехать на прослушивание вместе, и ее отец отвез нас в Кызыл.

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!Приехали. Желающих попасть на курс актеров музыкальной комедии – человек двести, а набирали только пятнадцать: специальная тувинская группа актеров музыкальной комедии.

Отбор – двойной. Сначала пели и танцевали перед республиканкой комиссией. Волновалась – жутко, но прошла. А впереди еще более серьезное испытание – второй тур, приедут московские педагоги, из отобранных республиканской комиссией будут выбирать пятнадцать счастливчиков.

В республиканской комиссии была преподаватель по вокалу Серафима Андреевна Калинина. Она сразу сказала: «Если не пройдешь второй тур, сразу поступай ко мне – в Кызылское училище искусств. Я обязательно возьму тебя в свой вокальный класс».

Потом москвичи приехали. Снова поем, танцуем в музыкально-драматическом театре. Вокал – прошла. Танец – только начала, как сразу посадили: «Спасибо, достаточно». «Ну, все, – думаю, – вылетела». Сижу в скверике у театра, жду результатов, особенно ни на что не надеясь. Мне кричат: «Ты что сидишь, список уже вывесили, ты в нем – первая!»

Побежала в театр: и правда – приняли. И Луизу – тоже. Ура! Так в 1982 году стала студенткой Государственного музыкального училища имени Гнесиных.

Только проучилась я в Гнесинке недолго – всего полтора года. И вылетела из училища.

На колени? Ни за что!

– Признавайтесь честно, Софья Дакпай-ооловна: причина вылета из Гнесинского училища?

– Признаюсь честно: антиобщественное поведение, недостойное звания советской комсомолки. В общежития училища я с парнями подралась.

– Круто. И кто же победил: парни или вы?

– Да я только одного пнуть успела, как нас растащили.

У нас в группе отношения с самого начала были сложные. Представьте, пятнадцать соплячек и сопляков, таких разных, из разных сел республики, собрав в тувинскую студию будущих актеров музыкальной комедии, забросили в Москву – в совершенно другую культуру, образ жизни.

Парни этого сначала не поняли и пытались нами, девушками, командовать: мол, мы должны только с ними общаться, и на занятиях, и в свободное время. Даже на дискотеках запрещали с другими ребятами танцевать. И друг с другом у них тоже сложные отношения были на почве ревности.

ВСОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь! тот вечер устроили в общежитии проводы одного из наших ребят – его прямо из училища в армию забирали. Конечно, все выпили: кто поменьше, кто побольше. Студенческие посиделки в общежитиях без этого, к сожалению, не обходились. Каждый, кто студентом был, это знает.

Подвыпив, парни стали задирать виновника торжества, кидаться на него. А я такая – комсомолка, активистка: как так, человека обижают, надо заступиться. И ввязалась в мужскою потасовку.

Шум от этой драки получился большой – на все училище. Началось разбирательство: собрали комсомольское собрание тувинской студии плюс педагоги. И так все обернулось, что главным виновником и самой отъявленной хулиганкой оказалась Софья Кара-оол.

Конечно, с моей стороны некрасиво получилось: не к лицу девушке драться. Но когда парни на собрании стали выступать, мол, она такая-сякая, у меня волосы дыбом встали. Всю вину на меня свалили, хотя все в той вечеринке в общежитии участвовали.

Всякую чушь стали придумывать: что я с еще одной нашей студенткой в парке имени Горького скрывалась в кустах с иностранными журналистами. Такие позорные речи звучали, что мне даже стыдно стало за тех, кто их произносил: «Нас в Москву послала Родина, нам такие не нужны!»

– И какие же тайны Родины студентка Кара-оол выдавала иностранным журналистам в кустах парка имени Горького?

– Да я тогда ни одного иностранного журналиста и в глаза не видела! Впервые познакомилась с ними только лет через двадцать после этого собрания – в Чадане, на фестивале живой музыки и веры «Устуу-Хурээ», когда он уже международным стал.

А тогда, слушая речи студентов-земляков, поражена была: неужели все – ангелочки, только я одна такая плохая? Одни выступают, а другие молчат, и никто не заступился. Никто.

А потом Софья Михайловна Гутманович, преподавательница мастерства актера, говорит: «Умоляйте простить, вставайте на колени!» На колени? Ни за что! Хлопнула дверью и ушла. Собрание постановило: ходатайствовать об исключении из училища.

Педагог по вокалу Елена Константиновна Акимова, другие педагоги, ходили к директору училища Евгению Георгиевичу Мухину, просили не исключать: это наша самая перспективная ученица. Директор: «Пусть сама придет и попросит». Не пошла. Ни просить, ни каяться не стала.

Мой пожизненный гуру

СОФЬЯ КАРА-ООЛ – ДУЛУШ. Любовь? Любовь!– Обида до сих пор осталась?

– Нет. И знаете почему? Хорошо, что меня из Гнесинки пнули. Благодарю Бога за это. И Игорь тоже благодарит. Потому что иначе бы мы с ним не встретились.

И тогда бы вся жизнь моя по-другому повернулась, с дипломом актрисы музыкальной комедии крутилась бы в театре в массовке или на вторых ролях. А я этого не хочу. Сейчас я нашла свое дело: пою по-настоящему, с серьезными оркестрами, на больших сценах. Хотя шла к этому очень долго.

И если бы не Игорь, такой Софьи не было бы. Он так много сделал для меня, вложил в меня.

Игорь – еще один мой учитель. Мой пожизненный гуру.

– Где вы встретились со своим пожизненным гуру?

– В Кызылском училище искусств. Я ведь после неудачной Гнессинки вспомнила слова Серафимы Андреевы Калининой и продолжила учебу у нее – лучшего в Туве педагога по вокалу. Серафима Андреевна – очень значимый в моей жизни человек, многому у нее научилась: и в певческом, и в человеческом плане. У нее многие известные вокалисты учились: Народная артистка России Надежда Красная, Заслуженные артисты Республики Тыва Эльвира Докулак, Сергей Сокольников.

Удивительной женщиной была Серафима Андреевна. Так меня любила, что говорила: «Если бы ты была сиротой, я бы тебя удочерила». Она действительно была для нас, как мама. Испечет дома кучу пирожков и принесет студентам. Всегда переживала за нас, помогала в трудные минуты.

А Игорь вошел в мою жизнь в 1988 году. Я училась на втором курсе училища искусств, Игорь – на первом. Только когда он первый раз постучал, его не впустила.

Дело было так. Я в общежитии в комнате стираю и одновременно пластинку слушаю – оперную партию. Всегда так делала, чтобы время зря не терять.

Стук в дверь. Открываю. Стоят двое: Игорь Дулуш с гитарой и его друг Октябрь Саая – в качестве группы поддержки. «Можно к тебе?» «Нет!» «А почему?» «Очень занята, оперу слушаю». И закрыла дверь.

Слышу: они на кухню пошли, играют там на гитаре, поют, хотят меня песнями из комнаты выманить. Не выхожу, у меня – свое: гордо арии слушаю, я же серьезной классикой занимаюсь, а они тут со своей несерьезной гитарой мешаются.

Только гитара Игоря мне очень скоро понадобилась. Активисткой была, по комсомольской линии отвечала за работу культурно-массового сектора. К 29 октября – Дню рождения комсомола – мне поручили организовать концерт студентов. А Игорь был бардом, сам сочинял и пел песни. В училище он сначала занимался по классу фагота, потом – гитары, а закончил как гобоист.

Подошла к нему: помоги, выступи на концерте. Он согласился. Так началась наша дружба, очень быстро ставшая любовью.

– Фамилию вы оставили свою – девичью, как и положено артисткам, у которых должно быть только одно имя, ведь иначе их поклонники запутаются?

– Оставила, но и фамилию мужа к ней прибавила. Мы расписались в 1989 году, и с этого времени у меня официально, по паспорту, двойная фамилия: Кара-оол – Дулуш. Это не все знают, потому что на афишах, для краткости, и сегодня указывается только сценическое имя – Софья Кара-оол.

Свадьбу мы сыграли 15 сентября 1990 года, а отсчет времени, с которого мы – вместе, ведем с осени 1988 года. Так что в следующем – 2013 году – двадцатипятилетие нашей любви. А заодно – и наши юбилеи: обоим стукнет по пятьдесят.

Продолжение – в № 45 от 16 ноября 2012 года

Фото:

1. Солирует Софья Кара-оол – Дулуш: «Хондергейим», музыка Александра Лаптана, слова Михаила Дугаржапа. IX Всероссийская оркестрово-хоровая ассамблея, конкурс духовых оркестров, на которой духовой оркестр Правительства Республики Тыва стал лауреатом первой степени. Москва, голубой зал Московского государственного университета культуры и искусств. 22 ноября 2010 года. Фото Виталия Шайфулина.

2. Софья Кара-оол – Дулуш: связь со зрителем есть! Международный фестиваль духовых оркестров «Фанфары в Центре Азии». Кызыл, Национальный театр Республики Тыва. 20 сентября 2012 года. Фото Павла Чеснокова.

3. Алдынай-Софье Кара-оол – пять лет. Январь 1969 года. Тувинская АССР, Улуг-Хемский район, село Кара-Тал.

4. Слева направо: дедушка Тюлюш Кара-оол, папа Дакпай-оол Кара-оол, его старший брат Тюлюш Болдашкын. Тувинская АССР, Улуг-Хемский район, село Кара-Тал. 1959 год.

5. Женсовет: занятие по вязанию ведет учительница Кертик-кыс Салчак – первая слева. Все ее взрослые ученицы очень стараются. Первая справа – Светлана Ыдамчык, мама Софьи Кара-оол. Тувинская АССР, Улуг-Хемский район, село Кок-Чыраа. 1973 год.6. Дети из разных районов Тувы в противотуберкулезном санатории. В центре – юная медицинская сестра. Соня Кара-оол – самая жизнерадостная, первая справа в первом ряду. Тувинская АССР, Тандинский район, близ села Балгазын. 1974 год.

7. Выпускники Кок-Чыраанской восьмилетней школы – последний звонок. 8 «а» класс. В центре – классный руководитель Алевтина Уйнук. Все девочки – в белых фартуках, обязательных для торжественных дней. Софья Кара-оол – вторая справа в первом ряду. Тувинская АССР, Улуг-Хемский район, село Кок-Чыраа. Май 1979 года.

8. В день свадьбы. Очень веселая невеста Софья Кара-оол и очень серьезный жених Игорь Дулуш. 15 сентября 1990 года.

9. После концерта. Игорь Дулуш и Софья Кара-оол – Дулуш: две половинки целого. Кызыл, Тувинская государственная филармония. 7 апреля 2006 года. Фото из архива редакции газеты «Центр Азии».

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 12)
Опубликовано 10 ноября 2012 г.
Просмотров: 21340
Версия для печати

Также в №44:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru