газета «Центр Азии»

Вторник, 17 октября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2011 >ЦА №33 >Дом там, где сердце: home is where the heart is

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Меняем шины на месте - шиномонтаж на выезд. 24 часа. . Установка кондиционеров - выбор места для монтажа.

Дом там, где сердце: home is where the heart is

Люди Центра Азии ЦА №33 (26 августа — 1 сентября 2011)

Дом там, где сердце: home is where the heart is«Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далёко, далёко, на озере Чад Изысканный бродит жираф».

Туда, в Африку, к озеру Чад, где до сих пор бродит изысканный жираф Николая Гумилева, хотела отправиться из Австралии Элизабет Гордон (Elisabeth Gordon) – изучать музыкальные традиции Нигерии.

Но оказалась на другом континенте: в России, в Туве, где нет африканских барабанов, зато есть женский хоомей, таинственность которого очаровала австралийку.

И теперь у Элизабет две семьи – австралийская и тувинская. Две мамы и два папы.

Два брата и две сестры.

И два дома. Единственное отличие: дома в Брисбене живут спаниели, а дома в Кызыле – тувинская овчарка, которая взволнованно лает, когда Элизабет играет на игиле.

Кызыл! Кызыл? Где Кызыл?!

Дом там, где сердце: home is where the heart is– Элизабет, как начались приключения австралийки?

– С диссертации о музыке. Музыке посвящена вся моя жизнь. Я родилась в Брисбене 20 сентября 1985 года. С двух лет стала учиться играть на фортепьяно, с десяти лет – петь, с тринадцати – брать профессиональные уроки вокала. Родители вложили в это много сил и денег. И я их не подвела: успешно окончила университет штата Квинсленд по специальности музыковедение.

После окончания я должна была написать диссертацию, но долго не могла выбрать тему. Сначала хотела писать про музыку Нигерии. Но в университете мне сказали: «Нет, мы тебя туда не отпустим. Женщине, одной, там не место!»

Пришлось думать дальше. Помог случай. Папа смотрел телевизор, шла передача про музыкальную культуру Тувы. Я услышала необычное пение и прибежала из своей комнаты: это был хоомей. Особенно заинтересовал женский вариант исполнения. Сразу поняла – вот оно, про это и буду писать, уникальная тема!

Пришла в университет, говорю: «Россия. Тува. Горловое пение». А мне: «Не знаем такого. Слишком сложно и далеко. Бери другую тему». Но другую тему брать уже не хотелось. Так что решила защищать диссертацию в Австралийском национальном университете, в столице – Канберре. Там проблем не возникло. Сказали: «Твой проект – делай».

Это было в начале 2009 года. Я тут же начала искать в интернете и библиотеках все о Туве и ее музыке: на английском, русском языках. Информации оказалось не так уж много.

– Русский язык ты тогда уже знала?

– Ни слова. Специально стала учить. Мне очень повезло – недалеко от моего дома жила украинка. Русский у нее был очень хороший, сорок лет она прожила в Москве. Вот с ней-то я и занималась. Правда, не очень часто. Один, иногда два раза в неделю.

Только разговорной практики у нас было мало. На уроках мы почти всегда говорили на английском. Больше внимания уделяли письменному языку, грамматике. Согласитесь, так трудно выучить язык. Но я старалась, ведь мне предстояла долгая поездка.

– Как добиралась до Тувы?

– О, это было очень сложное путешествие. Над маршрутом несколько месяцев думала.

Сначала хотела в самом конце поездки добираться из Абакана до Кызыла на такси. Но потом решила, что русский знаю все-таки слишком плохо для такого отчаянного шага. Представила: вот прилечу в Абакан – никого не знаю, языка практически не знаю, и что, сидеть на улице и жалобно выкрикивать: «Кызыл! Кызыл? Где Кызыл?!»

Решила не испытывать судьбу и лететь через Новосибирск сразу в Кызыл. Но до этого Новосибирска надо было еще добраться!

Сначала восьмичасовой полет из Брисбена до Сингапура. Там пять часов ожидания. Потом перелет до Москвы – двенадцать часов. Опять ждать в аэропорту. Через восемь часов – наконец-то полет в Новосибирск. Там пришлось ночевать. И уже оттуда – до Кызыла. Таких долгих перелетов у меня еще никогда не было.

6 апреля 2010 года я наконец-то добралась до Кызыла.

– Первая мысль?

– Подумала, что все куда лучше, чем ожидала. Еще в самолете поняла, что тут очень-очень красиво. В иллюминаторе: небо, горы, степь. Но преставление о Туве у меня все равно было очень смутное: думала, живут все в юртах, вокруг животные, электричества, может, даже и нет. Была готова ко всему.

А тут! Нормальные туалеты в квартирах, мобильная связь, интернет. И ни одной юрты. Отсутствие в Кызыле юрт немного расстроило, но я потом на них насмотрелась, когда по районам ездила.

Конечно, трудно было привыкнуть к новому образу жизни. Все-таки – другая культура, другие люди, другие дома – все другое. Но потом мне стало все чаще и чаще попадаться что-то знакомое. Кофе «Nescafe», «Nesquik», даже вывеска магазина «Ikea». Все то, что знакомо. Подумала: «Все хорошо, могу жить здесь».

Знакомься, твоя дочь

Дом там, где сердце: home is where the heart is– Ты ехала в полную неизвестность?

– Не совсем. Когда изучала литературу о Туве, мне попалась работа этномузыковеда Валентины Сузукей о хоомее. Вот ей-то я и написала на электронный адрес. И она мне так помогла! Ответила, что могу жить в доме ее друзей: Орлана и Химикмы Сарыгларов. Планировалось, что проживу там только пару месяцев, но потом они предложили остаться.

Это очень-очень хорошие люди. И профессии у них очень важные. Орлан – работает в сфере информационных технологий, Химикмаа – акушер-гинеколог, работает в перинатальном центре и роддоме №2.

Они мне теперь, как родные. Я называю их: мои тувинские мама и папа. Они сами предложили их так называть, сказали: «Мы – твоя семья».

Мой тувинский папа Орлан даже придумал ответ на вопрос: «А кто такая Элизабет, и почему она с вами живет?», который очень часто ему задают. Он отвечает: «Она – моя дочь. Когда учился в Москве, ее мама приехала туда из Австралии. А вот сейчас привезла Элизабет в Туву, сказала: знакомься, твоя дочь, воспитывай». Папа шутит, но многие верят: по датам все совпадает.

Они мне и правда, как настоящие родители. А еще у меня появились тувинские брат и сестра: Амир и Анита. С Анитой мы в одной комнате живем. Сначала было просто: болтай на английском по телефону – Анита ничего не понимает. А сейчас сестра уже подучила английский и так просто не посекретничаешь. Она тоже в шутку жалуется: «Раньше могла сколько угодно с подругами говорить – Элизабет не понимала. А теперь понимает!»

– По австралийской семье скучаешь?

– Конечно. И по маме с папой, и по младшим брату и сестре: Локлану (Lachlan) и Мередит (Meredith).

Папа – Сидней Гордон (Sydney George Gordon) – архитектор, сейчас на пенсии, играет в свой любимый гольф. Мама – Бронвин (Bronwen Nancy Gordon) – педагог, занимается с людьми с психологическими отклонениями – аутизмом, синдромом Дауна, из года в год методично учит их простейшим жизненным навыкам.

А еще в Австралии у нас живет три спаниеля. Имена для них мы выбрали из романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение». Так что по дому бегают Мистер Дарси, Бейли и Остин.

С родителями общаюсь по электронке и по скайпу. Посылаю посылки на праздники. Брату отправила зеленый тувинский национальный головной убор. Он Локлану очень понравился, брат в нем по Брисбену ходил.

Дом там, где сердце: home is where the heart is– У своих тувинских родителей научилась чему-нибудь новому?

– Тувинская мама учила готовить национальные блюда. Правда, без ее помощи пока не пробовала. А еще я теперь умею полоть огород! И столько всего нового про него узнала. Оказывается, есть целых три вида лука. Кто бы мог подумать! Раньше никогда этим не занималась, ничего про огород не знала: у нас в Брисбене только лужайка перед домом и сад. Но в саду никаких овощей – только цветы.

О, чуть не забыла! Орлан и Химикмаа научили меня на лыжах кататься. Раньше я только один раз пробовала, и только на горных: в девять лет – в Новой Зеландии. Тогда почти сразу упала, было совсем не весело. А здесь на станции «Тайга» надела лыжи и тут же поехала. И на этот раз не падала.

Еще тувинские родители первыми начали учить меня тувинскому языку, а потом к этому присоединились мои новые друзья. Любимое тувинское слово – чаа, я теперь всегда так телефонные разговоры заканчиваю. Очень емкое слово, одновременно: да, согласен, ладно. И при прощании его можно использовать.

И, конечно, ажырбас. Тоже всего одно слово, а столько в нем всего: договорились, нормально, согласен – даже трудно подобрать только одно значение для перевода.

Поездки на матрушке

Дом там, где сердце: home is where the heart is– И русский, наверно, лучше стал?

– Конечно. Когда приехала, многие слова неправильно произносила. Например, как-то рассказываю своей тувинской маме: еду я в матрушке. Всей семьей потом разбирались, что я имела ввиду. Наконец, выяснили: так я обозвала маршрутку. До сих меня дразнят иногда: «Что, Элизабет, сегодня опять на матрушке поедешь?»

Сейчас таких ошибок не допускаю. Мой русский стал гораздо лучше. К тому же я занималась языком в Тувинском государственном университете. Было трудно. Мой преподаватель Алевтина Тарымаа не говорила по-английски. Так что на первых занятиях мы с ней сидели, открыв словари. Потом стало проще. Теперь она знает английский, а я улучшила русский.

Но с грамматикой у меня до сих пор проблемы. Особенно – с временами и глаголами. Первый глагол, который учила – посещать. Столько разных вариантов: посетить, посещал, посетим. Много-много-много! Сижу, записываю и в ужасе думаю: «Нет, не надо так много! Хватит! Следующий глагол, пожалуйста!»

Но Алевтина Викторовна считала, что как раз с грамматикой у меня лучше всего. И все потому, что все домашние задания за меня делала моя тувинская сестра-шестиклассница.

– Что тебя вдохновляет в Туве?

– В первую очередь, конечно, музыка. Я ведь именно ее сюда и приехала изучать. Но оказалось, что она тесно связанна со всей тувинской жизнью, культурой. Тут жизнь более простая, и это хорошо. Все очень тихо, неторопливо, размеренно.

У меня дома – деньги, деньги, шум и деньги. А тут иногда кажется, что людям всего этого и не надо.

– А что решительно не нравится?

– На улицах очень грязно. Очень. У себя дома, если вижу, что кто-то бросил мусор на землю, подойду и скажу: «Ой, подними, пожалуйста. Брось это в мусорный бак». И человек послушается.

В Кызыле таких замечаний не делаю: боюсь, что грубо ответят. Ни разу не слышала, чтобы и кто-то другой сделал замечание, например, взрослый – ребенку. Взрослые сами все бросают на землю, как будто так и должно быть.

Иногда мне кажется, что это как раз вина цивилизации, которую привезли в Туву вместе с алкоголем. Ведь традиционная Тува – совсем-совсем другая.

Превращение в тувинку

– А ты успела увидеть нашу Туву за пределами Кызыла?

– Еще как успела! С национальным оркестром республики объездила множество районов: Монгун-Тайгинский, Бай-Тайгинский, Эрзинский, Овюрский, Пий-Хемский, Чаа-Хольский. Даже в труднодоступном селе Кунгуртуг побывала.

– А как ты в оркестре оказалась?

– Это совершенно случайно получилось. Валентина Сузукей познакомила меня с Чодурой Тумат из ансамбля «Тыва кызы». Чодураа многое рассказала мне о женском горловом пении, о тувинской музыке. А еще – свела с другими музыкантами. Среди них было много людей из Тувинского национального оркестра: Женя Сарыглар, Майя Дупчур, Андрей Монгуш, Шон Куирк (Sean Quirk).

Дом там, где сердце: home is where the heart isВ этом году, перед праздником Шагаа, тувинским Новым годом, я в первый раз сыграла вместе с национальным оркестром. А потом художественный руководитель и дирижер национального оркестра Аяна Монгуш предложила мне выступать с ними чаще, играть на пианино. Я сразу же согласилась: это и практика музыкальная, и исследование для диссертации, и возможность увидеть всю Туву.

Иногда даже забываю, что сама не тувинка. Когда ездим по кожуунам, европейских лиц не вижу, слышу только тувинскую речь и сама начинаю ощущать себя тувинкой. Раньше не любила выступать на сцене – стеснялась. Но тут! Такие добрые и искренние люди!

– На тувинских традиционных инструментах научилась играть?

– Да, на игиле. Мой учитель – Женя Сарыглар. Обычно предпочитаю играть дома, только для себя. Так проще сосредоточиться, ведь я еще не в совершенстве владею этим инструментом.

На публике на игиле играла в сентябре 2010 года – на фестивале «Дембилдей» вместе с Чодурой Тумат и студенткой из Японии Мао Терадо. А потом и еще раз – в поселке Хову-Аксы, в апреле 2011 года. Мы выступали вместе с мои учителем Женей и группой «Угулза».

Хан – часть диссертации

– О диссертации не забыла?

– Наработок, заметок много, но самой диссертации еще нет. Так мало времени! Постоянно нужно куда-то ехать с друзьями-музыкантами: то туда, то сюда. Но я себя убеждаю в том, что это – тоже исследование. Даже когда угощают ханом – это тоже исследование тувинской культуры. Разве нет?

– Какие тувинские блюда еще пробовала?

– Почти все. Но соленый чай с молоком никак не могу понять. И еще то, что очень много мяса. А вот блюда из ячменной муки – далгана – очень вкусные.

– Как нашу резкоконтинентальную зиму пережила?

– Не так страшно, как думала. В Австралии, конечно, снега не бывает, но когда я была маленькой, мы отдыхали в Новой Зеландии, и я видела снег.

Но таких морозов, как здесь, не встречала. Но и это не страшно. Просто нужно выбирать правильную одежду. В свою первую зиму я спросила у моих тувинских родителей: «Что мне нужно?» И они помогли во всем разобраться.

Теперь у меня есть теплые унты, шапка, кашемировые свитера, теплые вещи из шерсти яка. В них можно без опаски выходить на улицу. Мне очень нравится по снегу ходить. Идешь, а за тобой – звук: хруп-хруп.

– Так, может быть, в Туве и останешься?

– 4 декабря мне нужно уезжать. Я даже не знаю, как домой поеду.

Австралия – мой дом, но мое сердце – здесь.

Есть такое английское выражение: home is where the heart is. Дом там, где сердце.

Фото Виктории Лачугиной и из личного архива Элизабет Гордон.

Интервью Нади Антуфьевой с Элизабет Гордон войдет двенадцатым номером в пятый том книги «Люди Центра Азии», который продолжает

формировать редакция газеты «Центр Азии».

Планируемое количество материалов о людях Тувы – сто.

Пятый том выйдет в свет в начале 2016 года.

Фото: 2. Австралийская семья Элизабет. Элизабет, ее мама Бронвин, сестра Мередит, брат Локлан, папа Сидней. И три спаниеля, слева направо: Мистер Дарси, Бейли, и Остин.

Семья Гордонов после празднования Нового года. Австралия, Брисбен, 1 января 2006 года.

3. Тувинская семья Элизабет: мама Химикмаа, сестра Анита, Элизабет, папа Орлан. Брат Амир убежал из кадра. Семья Сарыгларов после празднований 25-летия со дня свадьбы. Россия, Республика Тыва, Кызыл. 10 августа 2011 года.

4. Лыжная прогулка с тувинской мамой. Тува, станция «Тайга». 5 февраля 2011 года.

5. Степь, небо, горы и Элизабет. Барун-Хемчиский район, база «Сай-Хонаш». 7 июля 2011 года.

6. Лучезарная улыбка Элизабет располагает к ней всех, даже сторожевую тувинскую овчарку Мойнак, тоже члена семьи. Кызыл. 10 августа 2011 года.

Беседовала Надя АНТУФЬЕВА

 (голосов: 10)
Опубликовано 26 августа 2011 г.
Просмотров: 19883
Версия для печати

Также в №33:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru