газета «Центр Азии»

Четверг, 27 апреля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2013 >ЦА №50 >Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщик

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

шкаф купе фото. . Профессиональное сопровождение бухгалтерии на УСН или ОСНО. . в москве производство керамзитобетонных блоков от ведущей компании

Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщик

Люди Центра Азии ЦА №50 (20 — 26 декабря 2013)

ВРоман Алдын-Херел.Солнечный табунщикосьмисотенный табун спускается на водопой от Агара к пресноводному озеру Холчук, сине-зеленому оконцу в золоте песка. В многочисленном табуне – косяки нескольких шара-нурских скотоводов, в том числе – Романа Сояновича Алдын-Херела.

Обладатель солнечной фамилии Алдын-Херел, которая в переводе с тувинского означает Золотой луч, воспитывает своих детей в буддистском уважении к старшим и младшим. От отца дети переняли веру, любовь к коням и почитание малой родины.

Шара-Нур на географической карте – южная окраина России, а для Алдын-Херелов из рода соян – центр мироздания.


В степи с горячей травой


«Изиг оъттуг Шара-Нурум» – «Мой Шара-Нур с горячей травой», – говорят скотоводы, кочующие с конца апреля по середину ноября вокруг озера Шара-Нур, давшего название местности.

Степная местность на юге Тувы – рукой подать до монгольской границы – идеальное место для выпаса скота и, особенно, для коней, любящих простор. Табун шаранурцев пасется между горным хребтом Агар и вытянувшимся зеркалом озера, среди курганов, огороженных камнями.

Тех, кто погребен под каменными насыпями на северной стороне Шара-Нура, и тех, кто живет в юртах на южном берегу, разделенных временем, языком и этнической принадлежностью, объединяет конь, основа основ кочевой культуры.

Теплой степной ночью в юрте с открытыми стенами – войлок приподнят и закреплен за куржаангы, опоясывающую жилище веревку из конского волоса – Роман Соянович рассказывал о себе, Шара-Нуре и лошадях, время от времени отвлекаясь на свою любимицу Наранзаю, которая подбегала то с вопросами, то с просьбой нарисовать человечка, пока не заснула на руках у деда.

«Родился я в 1959 году, в юрте на берегу реки Тес, в семидесяти километрах отсюда. Мама моя родила двадцать четыре ребенка, многие из них умерли в младенчестве. Вырастить и воспитать довелось одиннадцать детей: дочерей Ошку-Саар, Ирину, Антонину, Валентину, Зою, Галину и Чечек, сыновей Бадарчы, Арсена, Владимира и меня.

Мне было несколько месяцев от роду, когда простудился, и родители подумали, что и я – не жилец на этом свете. Лежавшего в горячке меня забрал дед, отец матери. У дедушки и бабушки я выздоровел и окреп. Старики хотели, чтобы внук так и остался жить с ними. Но отец настоял на возвращении в родную юрту.

Мои родители – Соян Мандаевич Алдын-Херел и Хулер Норбуевна Сырат – были скотоводами. Зимовали на северной стороне Агара, а летом откочевывали на Калдак-Хамар, в местечко Шиви-Кудуруу. Много времени я проводил со своими стариками в Шара-Нуре, где и научился ездить верхом в четыре года. Езжу верхом столько же, сколько помню себя».


Дух мужчины и красота земли


Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщикРоман Соянович неизменно спокоен, говорит тихо, взвешивая слова. И кажется задумчивым и немногословным. Но это лишь до тех пор, пока не зайдет речь о лошадях, верблюдах, истории родного Шара-Нура. Тогда в нем просыпается увлеченный рассказчик, который легко теряет счет времени.

«Вся моя жизнь связана со скотом, – вспоминает он. – В советские времена вместе с женой Розалией пасли совхозный крупный рогатый скот, лошадей и верблюдов. Всего три года побыли овцеводами, меня больше тянуло к лошадям и верблюдам. Раньше, при совхозе, пас стадо верблюдов – было их голов 230.

Беременность у верблюдицы длится год, на второй появляется верблюжонок, которому требуется тщательный уход. Верблюжье стадо растет не так быстро, как коровье. Но при должном уходе можно увеличить поголовье верблюдов в Туве. Мы говорим: «Конь – дух мужчины, а верблюд – красота родной земли». Хотелось бы увидеть, как по степи идут сотни двугорбых красавцев.

Табуну тоже требуется особый уход. Ведь у коня ноги длинные, скачет он быстро и далеко, от воров надо оберегать. Про коня тувинцы говорят чер баарлыг – с земляной печенью, потому и зимой, и летом пасется вольно, к юртам его не тянет. Любит траву хорошую, не задерживается на одном месте, все время в движении, в поиске лучшего пастбища.

В последние годы стало легче держать скот. В конце девяностых годов было трудно: кайгалы – скотокрады – появились, скот угоняли и свои, и монголы. Теперь времена настали спокойные, и каждый заинтересован в скотоводстве. Держат не только лошадей, но и овец, коров. Скот весь частный, каждый для себя, для детей старается. У табунщиков дополнительный стимул – скачки.

У каждого скотовода из наших мест, минимум, один косяк, а в нем – жеребец и от двадцати до тридцати кобыл, молодняка и рабочих лошадей. Есть табуны и по двести с лишним голов. Семьи держат до семидесяти коров, сотню-другую овец. Народ живет за счет скота, мясо продадут – деньги будут на нужды семьи, на учебу детей. И я так же живу».

Во время отлучки мужчин с хозяйством на стоянке в местечке Бора-Тей умело справляется супруга Романа Сояновича Розалия Чинмитовна. Она еще и признанная в округе мастерица, шьет национальную одежду для всей семьи.

Ее помощницы – дочь Диана и невестка Аялга. Шестнадцатилетняя смуглянка Диана, десятиклассница Кок-Тейской школы, выполняет на стоянке все дела, в исполнении которых требуется помощь коня. Аялга Шыырап из Ак-Эрика сосватана за сына Алдын-Херелов Дорбет-оола. Двадцатичетырехлетний Дорбет-оол пошел по стопам отца, решил стать табунщиком и кочевать вместе с родителями.

«Ачай! Ачай!» – то радостно, то требовательно зовет дедушку, по-тувински – кырган-ачай, или старый отец, трехлетняя Наранзая. Короткий ежик на голове Наранзаи говорит о том, что недавно был проведен традиционный обряд стрижки волос. Мама девочки, дочь Алдын-Херелов Долаана, учится в Томском политехническом университете, специальность – бухгалтерский учет и аудит.

Вдали от родного очага, в Тоора-Хеме, живет и старший сын Роллан, работает водителем в местной прокуратуре. Соян, младший из сыновей, живет в Кызыле и изучает философию буддизма под руководством башкы Шолбана Иргита.


Не хвастаться количеством свадебных ужа


Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщикАлдын-Херелы готовятся к свадьбе сына Дорбет-оола и его невесты Аялги Шыырап из Ак-Эрика в 2014 году – в конце августа или в начале сентября, когда летние хлопоты будут завершены, а степь станет по-осеннему прекрасной – золотой, с прозрачным воздухом и утренним морозцем.

Молодые решили пойти по стопам родителей Дорбет-оола и стать скотоводами, как и их соседи – Темир и Долаана Ланаа, чья свадьба была сыграна в начале июля 2013 года на озерном берегу.

Темир знает Шара-Нур столько же, сколько помнит себя. Родился он в 1987 году. В то время его родители, Анна и Хорлай Ланаа, пасли совхозную отару и кочевали по Шара-Нуру, лишь самую знойную летнюю пору проводили на берегу реки Нарын. Окончив девятый класс в Ак-Эрике, Темир вернулся в родную юрту помогать родителям. Затем отслужил в армии в Приморье. По возвращении познакомился с Долааной, дочерью Валентины и Бориса Хертеков из села Торгалыг Улуг-Хемского района.

Долаана тогда заканчивала профессиональное училище в Кызыле и не помышляла о жизни вне города. А встретила Темира и согласилась стать женой табунщика. Непривычно было невесте поначалу: и жизнь отличная от городской, и природа другая – ни леса, ни большой реки, как в родном Улуг-Хеме.

Со временем освоилась. Родились сыновья: золотоволосый Балдан-Серен – в 2010 году, младший Чойган – в феврале 2013 года. О том, чтобы обосноваться в городе, Темир не думает: «Мне жизнь городская не интересна. Хорошо в городе тому, кто там вырос. А я вырос в Шара-Нуре, и мне нравится жизнь табунщика».

Свадьба Долааны и Темира стала значимым событием для всех жителей Шара-Нура. В последний раз подобное торжество – свадьба Валентины и Серээта Калданов – на берегу соленого озера состоялось в 1990 году.

С тех пор прошло 23 года. За это время ушла в небытие одна страна. Рождение другой обернулось экономической катастрофой и в этом краю, где уклад жизни, на сторонний взгляд, не меняется столетиями. Бывшие совхозные животноводы так и остались скотоводами, только хозяйства стали частными. Перекочевка в приграничный Шара-Нур была признана экономически невыгодной: ехать час – полтора от Ак-Эрика, надо регулярно покупать горючее для транспорта. И несколько лет вокруг Шара-Нура кочевало не более трех семей.

Десяток юрт, белеющих в Шара-Нуре в 2013 году, радуют глаз и вселяют надежду. Так же, как и решение молодых табунщиков Дорбет-оола и Темира отпраздновать свадьбу именно в Шара-Нуре, где малышами они играли на золотом песке, усеянном мелкими ракушками – памятью о древнем море, а подростками коротали летние ночи в седле, присматривая за табуном. Став мужчинами, они приводят жен в Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщикюрты на берегу соленого озера, чтобы их дети, учась ходить, впервые перешагнули через порог родительской юрты в Шара-Нуре.

Интересны наблюдения Романа Сояновича над изменением свадебных обрядов. Например, относительно ужа – курдюка барана. Это жировое отложение у хвоста барана тувинской породы, вырезанное вместе с несколькими позвонками и отваренное, традиционно считается почетным блюдом и подается самым уважаемым гостям во время их визитов, а так же – во время сватовства и на свадьбах.

«В последнее время появился новый обычай – хвастаться количеством ужа, – огорчается Алдын-Херел. – И в этом нет целесообразности, старинный обычай искажается. Свадебный обряд – это пожелание счастливой жизни молодой паре, и отнимать жизнь у множества животных ради пышности торжества и тщеславия – неправильно. Сегодня на одну свадьбу режут десять, а иногда и сорок баранов. Лучше бы этот скот подарили молодым.

Тувинцы раньше резали скот только по необходимости, и на свадьбах чаще ограничивались двумя курдюками – отцу, дяде по матери или старшему зятю. Когда я собрался жениться, то свататься с моей стороны пошли шесть человек во главе с моей матерью. Из даров были один курдюк для невестиного отца, плитка чая и шелк на один тон для матери невесты».


Аът аарыы – конная лихорадка


Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщикОдин из редких праздников, который позволяют себе скотоводы, это Наадым, ежегодный фестиваль животноводов с состязаниями по хурешу и конным скачкам.

Для табунщика, который готовит коня к скачкам, Наадым – дополнительный труд. За месяц до скачек начинается подготовка скакунов. В 2013 году для тесхемцев Наадым стал особенным событием. Республиканский фестиваль животноводов совпал с юбилейными мероприятиями в честь 250-летия Самагалтая, первой столицы Тувы, а ныне – центра Тес-Хемского района. Главные скачки года прошли 12 июля на степном приволье, окаймленном на юге рекой Тес, на севере – темно-синей грядой Танды-Уула. Коневоды со всей Тувы приехали за пару дней до соревнований, чтобы дать скакунам отдохнуть после перевозки.

Шаранурцы на скачках останавливаются одним лагерем. Стреножив коней неподалеку, мужчины коротают время за популярной в южных районах Тувы игрой панчык. Игра, хоть и сидячая, но шумная: с азартными возгласами подбрасываются раковины каури, залитые для тяжести гудроном. У каждого игрока своя техника финального броска. В зависимости от того, какой стороной упали раковины, палочка игрока передвигается вдоль белого матерчатого креста, расстеленного на коврике. Крест поделен на секторы с разными символами, со знаком хас, буддистской свастикой, в центре.

Один из молодых коневодов из Шара-Нура – Сергек Калдан. Ему 28 лет, по профессии – тренер по хурешу, тувинской борьбе. Сергек окончил школу монгольской борьбы «Шонхор» в Улан-Баторе. На вопрос о работе отвечает: «Скакуны. Подхватил конную лихорадку, от табуна оторваться не могу».

Конная лихорадка – аът аарыы – высшая степень интереса к коневодству и скачкам, которая подчиняет жизнь ритму, зависящему от сезона скачек, периода тренировки скакунов, заботе о табуне в целом.

Жертв конной лихорадки в Туве с каждым годом становится все больше. По данным Минсельхоза республики, поголовье лошадей за шесть лет удвоилось: с двадцати шести тысяч голов в 2007 году до пятидесяти двух тысяч в 2013.

Страсть к коням привил Сергеку его отец Сергей Калдан. К наадымским скачкам коней тренировали вместе. Поставили даже отдельную юрту для четвероногого фаворита, чтобы уберечь питомца от мошкары и зноя.

Лихорадка Сергека подкрепляется тем, что его скакун – один из фаворитов состязаний среди взрослых коней тувинской породы – в 2012 году финишировал вторым на наадымских скачках. И приз в этой категории весомый – автомобиль-внедорожник.

Сигнал к старту для наездников со скакунами оказывается и призывом к автогонкам: хозяева коней устремляются вслед за своими питомцами. В такие моменты исчезает кажущаяся меланхоличность табунщиков. Высунувшись из окна мчащегося автомобиля молодой табунщик в горячке кричит по мобильному телефону товарищу в передней машине: «Как идут?» Кричит и наезднику: «Хлещи коня, хлещи! Кнут перекидывай на оба бока!» Следом делится впечатлениями с болельщиками в салоне машины: «Он что – не умеет пользоваться кнутом?!»

Конь Сергека Калдана и на этот раз пришел вторым среди скакунов тувинской породы. Внедорожник достался владельцу скакуна-лидера Омаку Комбу из сумона Бай-Даг Эрзинского кожууна. В пятерке лидеров среди скакунов тувинской породы были представители юга Тувы – Тес-Хема и Эрзина.

«Интерес к коневодству и скачкам растет. Но обычаи, связанные с конем, меняются, некоторые уходят в прошлое, – констатирует Роман Алдын-Херел. – Скачки набирают оборот, а наездников не хватает. Раньше мальчишки плакали, просились в наездники. Теперь дети хотят, но родители против. Если соглашаются, то требуют оплаты – конем или даже мотоциклом. Воспитание детей уклонилось в сторону от традиций, приучаются видеть во всем материальную выгоду.

Конь для тувинца – дороже всего. В нем душа нашего народа. Надо лишь поощрять увлечение мальчиков верховой ездой. Интерес пройдет, если его не поддерживать. И вырастет мужчина, который не умеет седлать коня».


Лошадиная наука


Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщикОкрестности Шара-Нура издавна славятся как родина быстрых скакунов. Отсюда родом и легендарный Эзир-Кара – Черный орел репрессированного арата Санданмаа Сояна. Из современных табунщиков на слуху имена Андрея Бызаакая, братьев Серээта и Сергея Калданов, Очурока Эрендея, Хорлая Ланаа, табуны которых перешли им в наследство от отцов, и лошади в них – тувинской породы.

Лошадиную науку, основанную на наблюдениях предков за животными, дети скотоводов постигают с малых лет, в каждодневной заботе о табуне.

Комплекс народных знаний обширен, и Роман Соянович охотно делится ими:

«В прошлом все было посчитано: возраст рабочей и нерабочей лошади, возраст, в котором кобылу случают с жеребцом. Продолжительность жизни зависит от того, насколько крепок конь, какое у него телосложение, которое отличается у животных из прохладной тайги и мягкой песчаной степи. Таежный конь выше. А у коня из песчаных степей зубы лучше, чем у животных из горной местности.

Кони живут до двадцати трех – двадцати шести лет. Жеребцы – меньше. «Поймайте-ка уруком кобылицу!» – бывало, взрослые советовали мальчишкам, отправляя их к табуну. Мы чаще использовали не сыдым – аркан, а урук – длинную гибкую палку с кожаной петлей. В морозы хорошо ездить на беременных кобылах, они не потеют, и войлочные попоны остаются сухими».

Истории табунщика о конях бесконечны. Завораживающей силой обладают и рассказы Романа Сояновича о малой родине. За каждым названием таится своя история: Хандыгайлар, Дугай, Шанчыг, Хорлааш.

Оваа Бумба находится на горе Агар. Роман Соянович сравнивает горное оваа с дор, наиболее почетным местом в юрте, напротив входа, куда приглашают только уважаемых гостей. Во время ритуала освящения оваа на Агар поднимаются два или три пожилых человека с несколькими помощниками. Они оставляют подношения духам местности, а приглашенный из Самагалтая лама читает подходящую сутру. Основная группа дожидается у подножия горы, где и проводится праздник с угощением и состязаниями борцов.


Под сенью Колеса Дхармы


Роман Алдын-Херел.Солнечный табунщикАлдын-Херелы – последователи буддизма. Фамилия Алдын-Херел – Золотой луч, напоминает о Колесе Дхармы и его золотых спицах-лучах, символизирующих благородный восьмеричный путь и его нравственные и духовные элементы. Золотым цветом буддизма веет и от имени внучки Алдын-Херелов: Наранзая в переводе с монгольского языка – Солнечная судьба.

В шара-нурской юрте, оснащенной солнечными батареями и телевизором, семья проводит послеполуденные свободные часы за просмотром передач о буддизме по монгольским спутниковым каналам.

Роман Соянович сетует на то, что не знает значения буддистских символов, выкованных на серебряных бляхах, которые украшают старинную сбрую и мужской комплект из огнива, трубки и ножа на цепочке – шедевр неизвестного степного кузнеца, который передается в семье Алдын-Херелов от отца к сыну. Время от времени хозяин меняет кожаную уздечку и недоуздок, аккуратно сняв все украшения, которые тоже подлежат чистке.

Веру Романа Алдын-Херела не измерить количеством поездок в резиденцию Далай-ламы в Дхарамсале или числом посещенных учений, ретритов, принятых обетов. Вера его – в душе. Проявляется она в малом: в уважении к людям – вне зависимости от возраста и статуса в обществе, в трогательном описании обитателей степи – крох мышей, в надежде увидеть многочисленные стада верблюдов.

Роман Алдын-Херел – потомок кочевников, для которых духовное богатство преобладало над материальным. Кочевников, которые не закрывали юрты на замки и славились гостеприимностью. Тех, кто был способен видеть в верблюде красоту родной земли, а в коне – душу народа.


Фото Виктории Пээмот и из архива семьи Алдын-Херелов.


Очерк Виктории Пээмот о Романе Алдын-Хереле «Солнечный табунщик»войдет пятьдесят третьим номером в пятый том книги «Люди Центра Азии», который выйдет в свет в 2014 году – к столетию единения России и Тувы, столетию города Кызыла.



Фото: 


1. Роман Алдын-Херел. Республика Тыва, Тес-Хемский район, зимовье в местечке Доора-Даг.

14 ноября 2013 года. Фото из семейного архива Алдын-Херелов.

2. Соян Мандаевич Алдын-Херел и Хулер Норбуевна Сырат, родители Романа Алдын-Херела.

Тувинская АССР, Тес-Хемский район, летняя стоянка в местечке Шиви-Кудуруу неподалеку

от перевала Калдак-Хамар. 1985 год. Фото из семейного архива Алдын-Херелов.

3. Дорбет-оол Алдын-Херел – табунщик, сын табунщика. Мужские украшения на поясе

Дорбет-оола и традиционные сбруя и седло на любимом коне Калчан-Шилги передаются

в семье Алдын-Херелов от отца к сыну. Республика Тыва, Тес-Хемский район,

местечко Бора-Тей у озера Шара-Нур. 14 июля, 2013 года. Фото Виктории Пээмот.

4. Темир и Долаана Ланаа с сыновьями Балдан-Сереном и Чойганом в своей новой юрте, подаренной родителями Темира к свадьбе.

Республика Тыва, Тес-Хемский район, местечко Кара-Чыраа у озера Шара-Нур. 13 июля 2013 года.

Фото Виктории Пээмот.

5. Роман и Розалия Алдын-Херелы на своей летней стоянке в местечке Бора-Тей

у озера Шара-Нур. Парадная национальная одежда сшита руками мастерицы Розалии. Республика Тыва, Тес-Хемский район. 13 июля 2013 года Фото Виктории Пээмот.

6. Маленькие помощники – племянники хозяина зимовья Романа Алдын-Херела.

Слева направо: Агар-оол Соян, Анчы Алдын-Херел и Сайын-Белек Саган.

Республика Тыва, Тес-Хемский район, зимовье в местечке Доора-Даг. 12 ноября 2013 года.

Фото из семейного архива.

7. Отец и сын – Роман и Дорбет-оол Алдын-Херелы. Республика Тыва, Тес-Хемский район, местечко Бора-Тей у озера Шара-Нур. 14 июля 2013 года. Фото Виктории Пээмот.

Виктория ПЭЭМОТ peemotv@journalist.com

 (голосов: 9)
Опубликовано 20 декабря 2013 г.
Просмотров: 13971
Версия для печати

Также в №50:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru