газета «Центр Азии»

Понедельник, 26 июня 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2016 >ЦА №34 >Арыш-оол Балган. Больница с именем врача

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Арыш-оол Балган. Больница с именем врача

Люди Центра Азии ЦА №34 (16 — 22 декабря 2016)


Арыш-оол Балган. Больница с именем врачаИмена людей, оставивших важный след в истории Тувы, носят школы, учреждения культуры. Такая дань памяти – традиционна и привычна. А 4 сентября 2016 года в городе Шагонаре произошло нечто особенное: над входом в главный больничный корпус появилась новая вывеска «Улуг-Хемский межрайонный медицинский центр имени А. Т. Балгана», а слева от него – мемориальная доска. На черном мраморе – портрет и белые буквы: Заслуженный врач РСФСР, отличник здравоохранения СССР, с 1976 по 2004 год работал в Улуг-Хемской центральной районной больнице, 18 лет – главврачом.

Впервые в нашей республике медицинскому учреждению присвоено имя врача. И не случайно. Здесь, в Улуг-Хемском районе, мой отец Арыш-оол Тулушевич Балган трудился 28 лет, в том числе – в самое трудное время затопления Саяно-Шушенским водохранилищем. Здесь пережил и радости, и удары судьбы. В этих местах родился, учился в школе. И принял важнейшее решение жизни: стать эмчи – доктором, хотя родственники и пророчили мальчику армейскую карьеру – из-за его редкого имени.


Тайное имя


Арыш-оол Балган появился на свет 23 декабря 1937 года. В то время Тувинская Народная Республика была самостоятельным государством, имела свою народно-революционную армию, и его отец Тулуш Чапхоевич Балган проходил в ней воинскую службу.

В те годы еще пользовались латинизированным тувинским алфавитом, и в письмах жене Тулуш перед своим именем обязательно ставил три буквы – АРS – Аратская революционная армия. Родственники, собравшись в юрте, читали вслух письма Тулуша и дивились новому имени, которое тот придумал себе.

Когда Чолдак родила первенца, бабушка Узун-Кадай – Длинная старушка, ее прозвали так за высокий рост, предложила: «Раз отец ребенка так любит подписываться тайным именем, давайте им и назовем его сына». Так аббревиатура превратилась в имя, к которому прибавилось дополнение оол – мальчик.

В десять лет, в 1947 году, Арыш-оол пошел в первый класс. Два года проучившись в селе Арыскан, дети перебрались в местечко Улуг-Алаак – Большая поляна, где был оборудован уютный ученический городок: бревенчатое школьное здание, интернат, магазинчик, домиАрыш-оол Балган. Больница с именем врачаки для учителей, распределенных в Тувинскую автономную область из разных уголков Советского Союза.

«Русский язык нам преподавала Анна Иосифовна Сидорова, математику – Мария Григорьевна Мананикова, географию – Фаина Васильевна Климова, немецкий язык – Александра Георгиевна Афанасьева, – вспоминает Кара-Кыс Ховалыговна Ооржак, в девичестве Шир-оол. – Переводчиком с русского на тувинский был Сергей Серенович Шивит, он очень выручал, когда мы с нашими педагогами затруднялись в понимании друг друга.

В классе над доской висел портрет Сталина. Заходя, Александра Георгиевна приветствовала нас «Гутен так!» Мы хором отвечали: «Эс леве дер геноссе Сталин!» – «Да здравствует великий Сталин!» В мартовский день пятьдесят третьего учительница, войдя в класс, сказала: «Дети, Сталин умер». И заплакала. Занятия в школе отменили.

Физкультурным занятиям удалялось особое внимание. Строгий физкультурник Мандаржап Монгуш всегда ходил в военной форме и с рулеткой, которой измерял длину наших прыжков, дистанцию для кросса. Задания давал в деревьях, обычно – в три дерева, предупреждая, что на вершине каждого сидит наблюдающий за нами. Мы верили и старались бежать от дерева к дереву изо всех сил.

Зимой ходили на лыжах, а в теплое время день начинался с обязательной утренней зарядки на полянке. После нее с мылом и полотенцами бежали к речке умываться. Учитель физкультуры был очень строг: не вышедший на зарядку оставался без завтрака, в столовую он такого уклониста не пускал.

Арыш-оол был заводилой во всех спортивных играх. Когда в соседнем селе мы посмотрели фильм «Тарзан», он с другими мальчиками нашего класса начал подражать человеку-обезьяне: привязав к деревьям крепкие веревки, ребята ловко раскачивались на них.

Вечерами в интернате мы вместе с учителями пели песни: «Ой, цветет калина», «Тонкая рябина», «Сама садик я садила», «Степь да степь кругом», «Споемте, друзья, ведь завтра в поход». Особенно душевно выводили песню о бродяге, так было жалко его, тащившегося по диким степям Забайкалья».


Шагонарская школа


УлугАрыш-оол Балган. Больница с именем врача-Алаакская школа была семилетней и, окончив ее, одноклассники осенью 1954 года перебрались в город Шагонар, где учились, живя в интернате, еще три года.

Директором ее была Маргарита Александровна Прудникова, родом из Тамбова. Елена Константиновна Соколова и Зоя Дмитриевна Набатова преподавали русский язык, Валентина Дмитриевна Прокопьева и Александра Григорьевна Афанасьева – немецкий, Валентина Михайловна Булгакова – историю, Евгения Ивановна Митина, Клавдия Фроловна Ламко, Алексей Сонамович Орус-оол, Василий Федорович Клюшин – математику.

Учителя тувинского языка – Сат Сарыг-ооловна Норбу и Виктор Ондарович Бавуу-Сюрюн, он же руководил литературным кружком.

Физкультурники – Маина Николаевна Попова и Борис Сергеевич Изотов – мускулистый накачанный красавец, он был классным руководителем класса, в котором учился Арыш-оол Балган.

Особый человек в этом педагогическом списке – Елена Константиновна Соколова, она прожила большую жизнь – девяносто один год, и сорок шесть из них преподавала тувинским детям русский язык. Семейный педагог шагонарцев: у нее занимались дети и внуки ее первых учеников. На тувинском языке Елена Константиновна говорила свободно, без акцента.

Я тоже училась у нее в пятом и шестом классах. Необыкновенно терпеливая, тактичная, добрая, одевалась она очень аккуратно: из-под ее кофточек всегда выглядывал белый накрахмаленный воротничок, а зимой она накидывала на плечи светлую вязаную шаль.

Шагонарская школа № 2 в пятидесятые годы отличалась удивительно добрыми и дружескими отношениями между учителями и учениками. Вместе играли в волейбол, баскетбол, катались на коньках, играли в спектаклях, давали концерты для жителей города. В школе был мощный хор и даже свой духовой оркестр.

Руководитель оркестра Николай Николаевич Гречко доверил Арыш-оолу Балгану, самому маленькому по росту старшекласснику – всего 156 сантиметров – играть на самой большой трубе. В музыкальном кружке способный ученик освоил баян и лихо наигрывал на школьных танцах вальсы, русскую плясовую, гопак, краковяк.

Пел он и в хоре. С той поры «Амурские волны», «На сопках Маньчжурии», «Прощание славянки», «О Днепро, Днепро» стали его любимыми и первыми русскими песнями, услышанными мною в детстве, их папа пел в задушевные минуты.

В школе он заинтересовался фотографией, и это увлечение тоже осталось на всю жизнь. С особой теплотой вспоминаю воскресные ночи, когда я с младшими братьями под руководством отца колдовали над снимками. За закрытыми плотными шторами окнами осторожно доставали их из лотков с проявителем, соревнуясь, кто первый угадает постепенно появляющееся смутное изображение, а потом торжественно подвешивали бельевыми прищепками на веревку для высыхания.


Мы называли его Капитаном


ОАрыш-оол Балган. Больница с именем врачаттуда, из школьных лет, пошло и увлечение книгами. Вспоминает одноклассница Татьяна Кыргысовна Кошкендей, в девичестве Серин:

«С Арышем, моим двоюродным братом, я училась вместе все десять школьных лет. С первого же класса он начал выделяться тем, что очень быстро схватывал материал, помогал нам осваивать новые темы и русские слова, отстающим – делать домашние задания. Когда вопрос был особенно трудным, учителя всегда, к нашему облегчению, вызывали Арыша, зная, что он обязательно ответит и выручит класс.

Книги, которые нужно было прочитать по литературе, он всегда прочитывал первым, а потом восторженно пересказывал нам их содержание: «Капитанская дочка», «Сын полка», «Как закалялась сталь», «Кортик». Мы так привыкли к его пересказам, что некоторые даже ленились самостоятельно читать, рассчитывая на Арыша.

Немногословный, с твердым характером, не по возрасту взрослый, отзывчивый и всегда готовый прийти на помощь, он сплачивал нас, был опорой класса. Мы называли его Капитаном».

В аттестате зрелости Капитана, выданном 23 июня 1957 года, ни одной тройки. Отлично – по истории СССР, всеобщей истории, конституции СССР, физике, астрономии, химии, алгебре, геометрии, тувинскому языку и литературе. Русский язык и литература, тригонометрия, естествознание, география, черчение – четверки.

Большинство учеников дружного класса получили педагогические профессии, а трое – Вера Алдынмай, Кушкаш Кыргыс, в замужестве Пахомова, и Арыш-оол Балган – стали врачами.


В кирзовых сапогах


Арыш-оол Балган. Больница с именем врачаКогда Арыш-оол сообщил маме, что успешно сдал экзамены специально приехавшей в Шагонар приемной комиссии и будет учиться на эмчи в городе Томске, Чолдак Хунаевна схватилась за голову: уезжает так далеко, в большой город, как же достойно собрать его? К тому времени она одна поднимала Арыш-оола и трех его младших братьев: Тулуш Чапхоевич умер, когда его старший сын учился в седьмом классе.

Снаряжали его в дорогу всем миром, помогали и родные, и друзья. Чтобы раздобыть денег, закололи и продали бычка. Раздобыли почти новую фуфайку.

Старая Узун-Кадай отдала свои кирзовые сапоги, которые семь лет исправно служили ей на колхозной работе. А вот чемодан был новенький, с иголочки: специально для будущего врача его сработали: фанерный, с навесным замком, для красоты его еще и лаком покрыли.

С этим лаковым чемоданом и в начищенных до блеска кирзовых сапогах он и явился в Томский государственный медицинский институт.


Академик Толик


В Арыш-оол Балган. Больница с именем врачасентябре 2015 года я впервые оказалась в Томске, где прожила пять месяцев, нянчась с новорожденным внуком Дарханом. И, конечно же, отправилась в главный корпус медицинского института – по следам отца. Всё немного по-другому, но узнаваемо по черно-белым любительским фотографиям его студенческой поры: каменные ступени, высокая массивная входная дверь, обрамленная белыми колоннами.

Только вывеска немного другая: не Томский государственный медицинский институт, а Сибирский государственный медицинский университет.

Разглядывая украшающие фасад барельефы, каждый из которых рассказывал о важных вехах учебного заведения и его знаменитых выпускниках, неожиданно для себя увидела знакомое имя – Анатолий Иванович Потапов. Академик, доктор медицинских наук, профессор – да это же тот самый Толик, о котором так много рассказывал папа – студенческий товарищ, который поступил на лечебный факультет годом позже него. Анатолий и Арыш-оол жили в одной комнате общежития, вместе подрабатывали вечерами и ночами грузчиками на железной дороге.

Чего только не приходилось грузить-выгружать: уголь, цемент, мясо, рыбу, арбузы. Арбузы – это хорошо и вкусно. Если один вдруг нечаянно упадет и разобьется, можно всем вместе полакомиться, железнодорожное начальство на эту мелочь смотрело сквозь пальцы, сочувствуя вечно голодным студентам. А вот рыба – неприятный груз, потом долго пахнешь ей.

Однажды в вагоне-холодильнике худенького Арыш-оола придавила мерзлая коровья туша. Прижатый ею, незадачливый грузчик еле дышал и, слыша встревоженные крики потерявших его друзей, не мог отозваться. Вагон резко дернулся, и это придало силы: уехать вместе с мороженым мясом и самому превратиться в него? Нет, ни за что. Уже коченея от холода, собрал последние силы, наполовину выбрался из-под туши и закричал.

Первым на помощь прибежал мощный Толик. Легко отодвинув тяжеленую мясную гору, он поднял товарища: «Арыш, ты живой?»

После этого друзья сутки выхаживали его в общежитии, не разрешая вставать с кровати и отпаивая, укутанного одеялами, горячим чаем с малиной – прекрасное средство от простуды.

Ночью ему снились кошмары. Наутро Толик шутил: «Арыш, ты быстро на поправку пошел, потому что всю ночь звал свою девушку-красавицу, всё повторял ее имя: Авай, Авай! Жить будешь!»

Толик ошибался, не девушку звал друг в горячем бреду. Ава по-тувински – мама.


Здравствуй, друг!


Спустя 24 года после окончания вуза институтским товарищам довелось встретиться вновь. К тому времени один из них был главным врачом больницы Улуг-Хемского района Тувинской АССР, а второй – министром здравоохранения РСФСР.

Вот как вспоминает об этой встрече ее очевидец Борис Константинович Балчий-оол:

«Это было в октябре 1987 года. Когда прошел слух, что в республику для проверки и ознакомления с деятельностью лечебных учреждений приезжает новый министр здравоохранения России Потапов, руководство засуетилось: как достойно встретить его, какие образцовые больницы показать?

Я знал о том, что российский министр был институтским товарищем Арыш-оола Тулушевича: он по-родственному рассказывал мне об этом. А вот руководителям тувинского минздрава и районному начальству он ни словом не обмолвился о своем старинном знакомстве с высоким гостем. Чем по-хорошему удивил меня, ведь кто-то другой обязательно бы похвастался этим, чтобы поднять себе цену.

Районное руководство встречало двух министров здравоохранения – российского Анатолия Ивановича Потапова и тувинского Николая Васильевича Сизых – в живописном местечке перед въездом в город Шагонар. Каково же было всеобщее удивление, когда Потапов, выйдя из машины, радостно воскликнул: «Да это же мой Арыш! Здравствуй, друг!»

На несколько минут даргалары-начальники онемели, молчаливо глядя на то, как огромный, словно медведь, Потапов сжимает в объятиях смущенного всеобщим вниманием щуплого Балгана. А когда поняли, в чем дело, радостно зашумели, заулыбались, заговорив о проблемах районной больницы. Помню, как засветились радостью глаза главврача, когда Потапов сказал: «Будет у тебя новая больница, Арыш-оол Тулушевич, помогу всем, чем могу, и оборудованием тоже».

Анатолий Иванович сдержал обещание, папа лично ездил получать больничное оборудование за пределы республики. Вновь они встретились в октябре 1988 года на Всесоюзном съезде врачей в Москве, куда Арыш-оол Тулушевич ездил в составе тувинской делегации вместе с министром здравоохранения Николаем Васильевичем Сизых, врачами Еленой Давааевной Оюн и Владимиром Степановичем Савиловым.

Анатолий Потапов, специально выделив для друга время в своем плотнейшем графике работы, возил его на своей министерской машине по столице, показывая достопримечательности. Это была их последняя встреча.


Архивные поиски

Анатолий Иванович Потапов прожил большую жизнь – 78 лет, его не стало в сентябре 2013 года. Всего два года назад – эта мысль поразила меня, когда осенью две тысячи пятнадцатого разглядывала его барельеф на фасаде Сибирского государственного медицинского университета.

Если бы вовремя задумалась о том, чтобы собрать подробнейшие воспоминания об отце, могла бы встретиться с этим доброжелательным и чутким человеком. Сожаление об упущенной возможности подтолкнуло к мысли: а что если, раз уж оказалась в Томске, попробовать отыскать однокашников папы, вдруг кто-то из них жив и здоров? А что, вполне реально, главное, не откладывая, взяться за дело.

Утром следующего дня я уже сидела в отделе кадров университета и просила его начальницу разрешить доступ к архивам, чтобы найти фамилии и адреса папиных одногруппников. Она очень удивилась: «Полвека прошло, не то что фамилии и улицы, страна другая. Не вижу никакого смысла, только время зря потеряете». Но всё же выписала бумажку, разрешающую поработать в архиве.

Получив папку с личными делами четырнадцати студентов, так увлеклась, что изучала их весь рабочий день – до закрытия архива. Написанные аккуратными почерками вступительные сочинения, в основном, на тему Великой Отечественной войны, автобиографии, заявления о приеме, в каждом из которых – обязательное указание: в семье нет репрессированных и побывавших в плену. На пожелтевших листах оживало время.

Из архива уходила с полностью исписанным блокнотом: имена, домашние адреса 1957 года, оконченные школы, места распределений после окончания института. По каждому адресу, не имея представления, существуют ли эти поселки, улицы, дома, отправила письма с запросами: а вдруг хоть кто-то откликнется, сообщит что-то о человеке, который когда-то жил, учился, работал там?


Серёжки для сокурсницы Людмилы


Арыш-оол Балган. Больница с именем врачаЧтобы не терять время в ожидании, решила пройтись по томским адресам. С первого же раза мне повезло: в квартире, где в конце пятидесятых жила Людмила Ивановна Шеховцева, в замужестве она стала Артемьевой, проживал ее племянник Юрий. Он сразу же позвонил своей тете и передал трубку мне. Это было что-то особенное, услышать взволнованный голос из прошлого моего папы: «Вы дочка Арышки? А где он, не с вами? Приезжайте, приезжайте завтра же: поселок Светлый, это всего в десяти километрах от Томска».

На следующий день в своей уютной квартирке Людмила Ивановна поила меня чаем из засушенных по собственному рецепту трав, угощала оладьями из кабачков, выращенных в своем огороде. Этой моложавой, веселой, энергичной и очень активной женщине, поющей в поселковом хоре ветеранов «Созвучие», никак не дашь ее 78 лет.

Акушер-гинеколог, врач высшей категории, она начала работу в Туганской районной больнице, потом долгие годы трудилась в первом роддоме Томска.

С особой теплотой вспоминает она студенческие годы, раскладывая на столе снимки той поры. Многие из них мне знакомы: в папином личном архиве – такие же.

«У всех в группе были одинаковые фото, – поясняет Людмила Ивановна. – Альберт Далингер увлекался фотографией и постоянно снимал нас: в аудиториях, на улицах города. Отпечатанные снимки дарил каждому запечатленному на них.

Еще у нас была традиция: в мужской праздник – 23 февраля – девушки дарили подарки ребятам, а в женский – 8 марта – наоборот. В группе – семь девушек и семь парней, кто кого одаривает, решал жребий. Конечно, подарки скромные, по студенческим средствам, стипендия наша – всего 22 рубля в месяц, поэтому все, как могли, подрабатывали, и я тоже – на швейной фабрике.

Главная интрига – в том, что не знаешь, кто окажется дарителем на этот раз. Отгадайте, чей подарок к восьмому марта мне особенно запомнился? Вашего папы. На третьем курсе перед занятием по фармакологии он подошел ко мне и протянул маленький бумажный пакетик. Развернула, а там – сережки. Из простого металла, но очень симпатичные, нарядные, с фиолетовыми искусственными камешками.

Арыш засиял улыбкой, когда, поблагодарив, похвалила его хороший вкус. Он даже не заметил, разве мужчины обращают на такие мелочи внимание, что покрасоваться в его подарке я не могла: уши не проколоты. Прокололи мне их на шестом курсе, на занятиях по хирургии. Тогда и стала носить по праздникам нарядные сережки Арыша.

Группа у нас была очень дружная. И ребята, и девчата всегда помогали друг другу. На выпускном шестом курсе мы все подписали письмо в защиту Гавриила Гарцмана, которого после окончания института собирались направить в больницу на крайний север, а это Гавриилу с его хронической бронхиальной астмой было абсолютно противопоказано. Письмо отправили в областную газету «Красное знамя», но его в ней не напечатали, а переслали в институт для принятия мер.

И меры приняли: ректор Иннокентий Васильевич Торопцев вызвал всю группу в свой кабинет и хорошенько пропесочил: «Куда Родина пошлет, там и будете работать!»

Алик Далингер, Станислав Квач и я пытались возражать, но безуспешно. После этого студенты начали шептаться: теперь вас троих посчитают зачинщиками и обязательно завалят на последней сессии.

Но все закончилось хорошо: экзамены мы сдали успешно, а Далингера распределили в другую, не северную, больницу. Ректор, хоть и отчитал нас, всё же прислушался к студенческому мнению».


Теперь ты – моя тувинская дочка


И еще одного институтского товарища отца довелось найти благодаря данным архива Сибирского медуниверситета – Сергея Бадмаевича Батуева. На мой запрос по месту его распределения – в больницу Еравнинского района Республики Бурятия – оттуда пришел полный ответ: ветеран здравоохранения, один из ведущих детских хирургов республики жив-здоров, проживает в Улан-Удэ, номер телефона – прилагается.

Сразу же набрала указанный в ответе номер телефона. Несколько минут разговора, и мой собеседник приглашает к себе в гости: «Обязательно, обязательно приезжайте».

Новый 2016 год я встречала в Бурятии в дружной семье Батуевых: Сергей Бадмаевич, его супруга Эмма Степановна, тоже в прошлом медицинский работник – хирургическая сестра, их сыновья Игорь и Зорикто с женами и детьми.

«Среди ребят нашей группы, – вспоминает Сергей Бадмаевич, – Арыш выделялся невысоким ростом. На первом курсе он говорил на русском языке с акцентом и, смущаясь этим, был немногословен, а на последних – уже свободно, без акцента – сказалась практика в языке, наше постоянное общение.

Надежным он был человеком, конкретным и очень сдержанным, не помню, чтобы он когда-нибудь вспылил. Живя в одном общежитии, мы делились всем. В еде неприхотливы были. В студенческой столовой нарезанный ломтями хлеб лежал на столах, его можно было брать бесплатно. Купим бутылку молока, наберем этого хлеба и довольны: много ли нам, деревенским, надо».

Удивительно комфортно было мне в этой семье. Сердечная Эмма Степановна всячески заботилась обо мне, потчевала всевозможными бурятскими вкусностями. Сергей Бадмаевич во многом напомнил папу. Очень порядочный, добрый, мудро относится к жизни. Несмотря на скромность, в нем чувствовался сильный стержень, внутренняя сила.

Когда мы прощались, он сказал: «Теперь ты – моя тувинская дочка».


Кошмарный сон


 

 


Арыш-оол Балган. Больница с именем врачаПапа рассказывал мне, что ему часто снился один и тот же кошмарный сон: он вытягивает экзаменационный билет с непонятными вопросами, буквы расплываются, в голове – страшная мысль: «Ничего не знаю, завалю, меня отчислят. Как с таким позором возвращаться домой?» Проснувшись в холодном поту, он облегченно вздыхал: это всего лишь страшный сон: все экзамены – в прошлом, и благополучно сданы.

 

 

 

Передо мной – зачетная книжка студента лечебного факультета Томского государственного медицинского института Арыш-оола Тулушевича Балгана с экзаменационными оценками, зачетами за шесть лет учебы.

Обширнейший перечень предметов: физика, химия, биология, анатомия, физвоспитание, латинский язык, гистология, гинекология, микробиология, фармакология, общая хирургия, гигиена, акушерство, психиатрия, судебная медицина, стоматология с челюстно-лицевыми травмами, радиология, детские, инфекционные, нервные, глазные, кожные и венерические болезни.

И, конечно же, обязательные в то время для всех вузов страны политические предметы – история КПСС, политэкономия, диалектический материализм.

Практику по акушерству, терапии и хирургии прошел в больнице города Мариинска. Итоговые государственные экзамены: акушерство и гинекология – хорошо, диалектический и исторический материализм – удовлетворительно, гигиена с организацией здравоохранения – удовлетворительно, терапия – хорошо, хирургия – хорошо.

Постановление государственной экзаменационной комиссии: присваивается квалификация врача.



Окончание – в №35 от 23 декабря 2016


Очерк Айланы Балган об Арыш-ооле Балгане «Больница с именем врача» войдёт сорок пятым номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который после выхода в свет в июле 2014 года пятого тома книги продолжает готовить редакция газеты «Центр Азии».

Фото:

1. Фтизиатр-рентгенолог Арыш-оол Тулушевич Балган в своем кабинете. Тувинская АССР, город Шагонар, Улуг-Хемская районная больница. 1980 год.

2. Семиклассники-выпускники Улуг-Алаакской школы со своей учительницей. Слева направо лежат в первом ряду Григорий Балбай-оол, Хирлиг-оол Даваакай. Стоят во втором ряду: Надежда Чооду, Хеймерек Серенот, Арыш-оол Балган, Татьяна Серин, Зинаида Сугежик. В третьем ряду: Хандываа Ховалыг, Надежда Ховалыг, Куске Очур, Кара-Кыс Шир-оол, преподаватель немецкого языка Александра Георгиевна Афанасьева, Клава Сумбаа, Хандынмаа Ховалыг, Кызыл-Уруг Аракчаа. В четвертом ряду: Комбу-Сурун Бойбу, Куулар-оол Ондар, Кызыл-оол Баз-оол. Тувинская автономная область, Улуг-Хемский район, местечко Улуг-Алаак. Май 1954 года.

3. Духовой оркестр шагонарской школы № 2 перед первомайской демонстрацией. Справа – дирижер Николай Николаевич Гречко, слева с трубой-геликоном – Арыш-оол Балган, перед ним Опуш-оол Намай. Вереди с большим барабаном – Григорий Балбай-оол, около него Алан-оол Сотпа.

За ними, с трубами, Чаш-оол Таспанчик, Кара-оол Донгак, Константин Орус-оол. Тувинская автономная область, Улуг-Хемский район, город Шагонар. 1 мая 1955 года.

4. Старшеклассники шагонарской школы № 2 у входа в нее под лозунгом: «Ленин завещал: «Учиться, учиться и учиться». В центре верхнего ряда в белом пуховом платке – учительница истории Валентина Михайловна Булгакова, слева от нее, чуть ниже – Арыш-оол Балган. Тувинская автономная область, Улуг-Хемский район, город Шагонар. 1957 год.

5. Педагоги школы №2. Директор Маргарита Алексеевна Прудникова в первом ряду вторая слева, третья – Валентина Михайловна Булгакова, пятая – Елена Константиновна Соколова. Во втором ряду первая слева – Ак-Кыс Ашак-ооловна Оюн, справа – Виктор Ондарович Бавуу-Сюрюн с сыном Виктором. Тувинская автономная область, Улуг-Хемский район, город Шагонар. 1957 год.

6. Первокурсники-одногруппники Томского государственного медицинского института. Слева направо Сергей Батуев, Арыш-оол Балган в тех самых кирзовых сапогах бабушки Узун-Кадай, Виталий Белов, Аркадий Грузуев. Томск, 1 января 1958 года.

7. Студенты Томского государственного медицинского института в городском саду. В первом ряду слева направо: Зинаида Богданова, Инна Галицкая, Арыш-оол Балган. Крайняя слева во втором ряду – Людмила Шеховцева, рядом с ней Ева Ромова и Павел Чевелев. Далее Станислав Квач, Гавриил Гарцман, Раиса Лиходет, Сергей Батуев, Анна Кутузова. Томск, 1960 год.

8. У входа в главный корпус Томского государственного медицинского института. Слева направо студенты Анна Кутузова, Арыш-оол Балган, Раиса Лиходет, Павел Чевелев, Сергей Батуев, Ева Ромова, Станислав Квач. Томск, 1962 год.

Айлана Балган, дочь Арыш-оола Балгана. a.balgan@mail.ru

 (голосов: 5)
Опубликовано 18 декабря 2016 г.
Просмотров: 3935
Версия для печати

Также в №34:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru