газета «Центр Азии»

Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2014 >ЦА №2 >Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагноз

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

аренда автокрана

Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагноз

Люди Центра Азии ЦА №2 (24 — 30 января 2014)

Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагнозОн заразился сорок пять лет назад. И категорически не желает излечиваться. Вся его жизнь – игра. Классическая, блиц, по переписке, вслепую, днем, во сне,

с гроссмейстером, с дошкольником, черными, белыми – без разницы. Только бы сражаться.Тридцать две фигуры на размеченном квадратами поле – его полный страстей многогранный мир.

И образ жизни.

Владимир Алексеевич Бузыкаев – шахматный педагог, кандидат в мастера спорта России в игре по переписке и классическим шахматам, ощущает себя полководцем, ведущим сражение за сражением. И эти бои – без злости.



Первый королевский гамбит


Владимир Алексеевич, что для вас значат шахматы?

Всё! Эта игра – моя жизнь. И профессия.

По образованию – учитель математики, физики, астрономии, информатики. Физико-математический факультет Кызылского пединститута заочно окончил в 1989 году. По специальности работал недолго: в Кызыле в школе № 14 вел кружок астрономии, в школе №8 преподавал физику, в школе №2 села Сарыг-Сеп – информатику. Но эта педагогическая деятельность не грела душу. Шахматы для меня – важнее. И здесь мой преподавательский стаж – двадцать четыре года.

В 1990 году начал работать тренером детской спортивной школы при кызыльской школе №9, через два года перевелся в шахматный клуб «Пограничник». Затем – Центр внешкольного образования, нынче это Центр дополнительного образования детей и юношества города Кызыла. Работаю в нем педагогом дополнительного образования: занимаюсь с детьми в шахматном клубе «Ферзь» при пятой гимназии Кызыла. Кроме того, веду шахматный кружок в Тувинском республиканском лицее-интернате.

«Ферзь» – первый в Туве пришкольный клуб – открылся в 1993 году, его основатель – замечательный педагог по шахматам Николай Иванович Онуфриев.

Он очень любил детей, и они отвечали учителю взаимностью. Вокруг него всегда крутилась стайка ребятишек. А когда воспитанники Николая Ивановича выигрывали на турнирах, он на свои деньги покупал конфеты, шоколадки, газировку и устраивал им маленькие праздники.

Сегодня в «Ферзе» занимаются 52 ребенка. Девяносто процентов – ученики гимназии № 5, но есть и учащиеся других школ. Продолжая заложенные Николаем Ивановичем Онуфриевым традиции, никому не отказываю, учу всех желающих постигнуть искусство игры. И директор гимназии Ирина Владимировна Казанцева поддерживает этот принцип: клуб «Ферзь» открыт для всех.

Каждому, кто переступает порог нашего клуба, говорю: «Шахматы – это триединство: спорт, наука, искусство». И осваивать азы этого триединства можно с самых юных лет, у меня есть даже ученики-дошкольники.

12 июня 2013 года, в День России, у меня родился внук – Ярослав Дмитриевич Бузыкаев. Всё, что умею, хочу передать ему и вырастить чемпиона. Начну приучать Ярослава к шахматам, как только ему стукнет два года.

А вы в каком возрасте подружились с королями и пешками?

В двенадцать лет. Конец декабря 1968 года, начались школьные каникулы, и отец – Алексей Романович Бузыкаев – посадил меня за шахматную доску.

Королевский гамбит – первый дебют, который показал мне папа. Это острое начало – классика игры. Первый ход – белая пешка ходит e2-e4, черная – e7-e5. Затем ход белой пешкой – f2-f4. С тех пор этот дебют – мой любимый. Его суть заключается в том, чтобы отвлечь противника ценою своей пешки и захватить центр доски. Жертвуем малым ради большего: отдаем пешку и получаем пространство для развития. Всегда иду пешкой на f4, а дальше – в зависимости от стратегии противника.

Та первая партия с отцом стала началом шахматной болезни, которая длится уже сорок пять лет. Шахматы – это мой диагноз.


Симптомы шахматной болезни


Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагноз Симптомы вашей хронической шахматной болезни?

Ни дня не могу провести без игры. С увлечением сражаюсь с любым человеком, неважно, кто соперник – мастер спорта или любитель. Даже во сне играю, чаще всего – с покойным братом Вячеславом. Мне его очень не хватает: и как старшего брата, и как человека, разделяющего увлечение шахматами.

Так страсть к игре у вас – семейная?

Получается, что так. И все – благодаря отцу, который и научил игре, привил любовь к ней. Нас, детей, в семье было пятеро: четыре мальчика и девочка.

Старший, Альберт, 1938 года рождения, в шахматы играл на любительском уровне, основным его увлечением была музыка: играл на баяне, выступал в клубах. Красавец и любимец девчонок, он ушел из жизни молодым – порок сердца.

Вячеслав, второй брат, родился в 1940 году. Он – журналист, писатель, шахматист первого разряда – ушел из жизни в 2009 году: сердце.

Третий брат, Валерий, погиб мальчишкой – в девять лет. Случилось это зимой, когда он с друзьями катался с горы. Съезжали, зацепившись друг за друга, он был последним. А внизу по дороге ехал автокран, и боковое окно в его кабине вместо стекла было забито фанерой как раз с той стороны, откуда катилась ребятня. Водитель не увидел детей и не успел затормозить. Все успели проскочить перед машиной, а Валера – нет.

Сестра Алла старше меня на двенадцать лет, она – Отличник народного просвещения РСФСР, сейчас – на пенсии, живет в Саяногорске. Туда, за Саяны, увез ее из Кызыла муж – Анатолий Еремеевич Бухтуев.

Я – младший в семье – хеймер-оол.


Как Бузук-Аяк стал Бузыкаевым


Вы сказали о себе по-тувински: хеймер-оол – младший мальчик. Хорошо знаете тувинский язык?

Если по-тувински говорят медленно и четко – понимаю. И ответить тоже могу. В этом нет ничего удивительного, я ведь, как и все мои предки по отцовской линии, в Туве родился. Мое родное село – Чодураа Улуг-Хемского района: там появился на свет в 1956 году, 23 февраля, когда все мужчины отмечали День Советской Армии и Военно-Морского флота.

В 1963 году мы переехали в Кызыл. В городе учился в школе № 3, а один год – шестьдесят восьмой – занимался в одиннадцатой школе, где тогда проводился эксперимент: на уроках иностранного языка тридцать минут уделялось английскому, а пятнадцать – тувинскому. От этого большая польза была.

Дед мой – чистокровный тувинец. Брат Вячеслав хотел на основе его необычной жизни целый роман написать: собирал материалы, делал наброски. Не успел.

Заинтриговали. Хотя бы вкратце можете рассказать сюжет этого романа?

Могу. История эта началась в 1875 году, когда в юрте, на территории нынешнего Бай-Тайгинского района родился мальчик, мой дед. Летней ночью, когда ему было три месяца, в юрту ударила молния, и она загорелась. Все погибли. Только колыбельку с привязанным в ней по тувинскому обычаю младенцем мать успела выбросить из полыхающей юрты.

Юрта эта стояла одиноко, малыша только наутро нашли и увезли в свой аал араты с соседней стоянки. Сироте дали имя Бузук-Аяк – Разбитая чаша. Когда мальчику исполнилось пять лет, жизнь его резко переменилась, у него появился приемный отец. По Бай-Тайге путешествовал алтаец Тимофей Бузыкаев – православный священник, который изучал жизнь соседей за горами, их веру.

Схожесть имени Бузук-Аяк с его фамилией поразила Бузыкаева, и он предложил чабанам отдать сироту ему – в сыновья. Увез малыша к себе на Алтай, там окрестил его. При крещении мальчика нарекли Романом, а фамилию и отчество он получил от приемного отца, который дал ему хорошее образование. Роман Бузыкаев стал очень грамотным по тому времени человеком, знал шесть языков: русский, тувинский, алтайский, китайский, монгольский, немецкий.

Роману приглянулась дочь купца Петра Порошина Анна. Зеленоглазая красавица ответила ему взаимностью. На Алтае у них родились четверо детей: Николай, Леонид, Раиса, Галина.

А младший сын Алексей, мой отец, родился уже в Туве, куда семья перебралась во время Гражданской войны. Он появился на свет 5 февраля 1920 года на бай-тайгинской земле, как и его отец.

В этом же 1920 году в другом районе Тувы – Пий-Хемском – в русском поселении, которое позже назвали Ленинка, родилась девочка Анна. Эта девочка станет моей мамой.

Анна – вторая из восьми детей Ивана Герасимовича и Ксении Андреевны Пироговых. Иван и Ксения, в девичестве Беликова, встретились в 1916 году в уездном городе Щигры Курской губернии России. Поженившись, в 1917 году перебрались в Урянхайский край, как тогда называли Туву.

В тридцатых годах Иван Герасимович Пирогов, был одним из председателей созданного в Туране колхоза «Красный пахарь».


Первый тувинский букварь


Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагнозА как сложилась судьба Бузук-Аяка – Романа Бузыкаева – после возвращения на родину?

Поначалу удачно. Благодаря знанию русского и тувинского языков дедушка внес свой вклад в историю тувинской письменности: стал соавтором первого тувинского алфавита из тридцати букв, составленного на основе кириллицы, и первого букваря. Этот алфавит не прижился, но для меня важен сам факт: дедушка был первым! Берегу ксерокопию букваря, которую специально снял в Национальной библиотеке, где он хранится как редкий экземпляр – книжный памятник.

Этот букварь для детей с картинками вышел в 1927 году в Москве, в Центральном издательстве народов СССР. На обложке – фамилии Брюханов (Сотпа) и Бузыкаев.

Любопытно, что судьба соавтора букваря – Брюханова – сходна с судьбой Бузыкаева. О ней в своей книге «Перо черного грифа» рассказал Кужугет Шойгу. Сына бедного арата взял в свою семью живший в районе устья реки Алаш русский купец Матвей Брюханов, который дал мальчику свою фамилию и образование.

В начале тридцатых годов жизнь семьи Бузыкавых резко переменилась: на Романа Тимофеевича поступил ложный донос о том, что он, якобы, участвовал на Алтае в контрреволюционном мятеже. Его выслали из Тувинской Аратской Республики в СССР, в Минусинск.

Анна Петровна, очень тяжело переживая разлуку с мужем, от тоски стала заговариваться, лишилась рассудка. Ее из Кызыла отправили на лечение в Иркутск. Три года она провела в больнице, где и умерла в 1937 году. Роман Тимофеевич пережил супругу на два года: ушел из жизни в 1939 году, в Минусинске.

В 1949 году, уже после вхождения Тувинской Народной Республики в состав Советского Союза, из Минусинска в Кызыл перебралась вторая жена моего деда Васса Дмитриевна Бузыкаева с сыновьями – Василием и Геннадием.

Жаль, что не могу вам предоставить фотографии Романа Бузыкаева, они не сохранились, были полностью уничтожены во время весенних наводнений в Кызыле 1945 и 1952 годов.


Кто такой сигнарант


Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагнозУвлекательная дедовская история, действительно – сюжет романа о Романе.

В жизни моего отца – Алексея Романовича Бузыкаева – тоже много интересных моментов. Во время Великой Отечественной войны он после окончания в 1943 году в городе Вольске краткосрочных курсов стрелков-радистов летал на двухместном штурмовике Ил-2.

В 1945 году старшина Бузыкаев чудом остался жив. Перед апрельским штурмом Кёнигсберга авиационная разведка проводила аэрофотосъемку, и немецкие зенитки перебили шасси самолета. Командиру удалось посадить Ил-2 на пузо, но при посадке он загорелся.

Летчик погиб, а ведущего фотосъемку военного разведчика взрывной волной выкинуло из самолета. Двое суток он пролежал в снегу без сознания. Очнулся оттого, что какое-то животное лизало его лицо. Отец рассказывал, что первой мыслью было: «Волк!», и уже мысленно попрощался с женой, детьми. Но тут услышал: «Мухтар, ко мне!» Это была специально обученная поиску раненых собака, а с ней – девушка-санинструктор.

Девушка с собакой дотащили его, контуженного, на плащ-палатке до части, а там за него взялись работники военной контрразведки Смерш – «Смерть шпионам!» Начали допрос: «Кто такой?» Назвался и снова потерял сознание. Когда вновь через сутки очнулся, смог назвать номер части. Когда радиограмма подтвердила, что Бузыкаев – не шпион, его, наконец, отправили в госпиталь.

Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагнозПока все это разбирательство длилось, из части успели отправить жене извещение: пропал без вести. А это означало неизвестность: или в плену, или мертвый. Но мама повторяла: «Он живой, я его мертвым не вижу». И оказалась права.

От контузии отец оправился, но полностью потерял слух на левое ухо. Мог быть комиссован по ранению, но отказался: вновь попросился в часть. День Победы встретил в Праге. Его имя – в списке ушедших на фронт из Тувы на одной из плит мемориала Победы в Кызыле.

Папа ушел из жизни в 1975 году. Его последнее место работы – аптека № 1 в Кызыле. Там он работал сигнарантом.

Вот уж поистине: век живи – век учись. Впервые слышу о такой профессии – сигнарант. Придется посмотреть в словаре.

Вот, нашла: сигнарант – работник аптеки, переписывающий рецепты на сигнатуры – бумажные ярлычки с копией рецепта врача, прилагаемые аптекой к лекарству.

Совершенно верно. Алексей Романович Бузыкаев был фармацевтом, работал в аптечной системе в Шагонаре, Кызыле. В 1973 году был награжден ведомственной наградой Министерства здравоохранения СССР – значком «Отличнику здравоохранения».

Он был первым уроженцем Тувы, получившим специальное фармацевтическое образование в Москве. Чтобы поступить в техникум, схитрил: к своим четырнадцати годам прибавил два.

Когда учился в столице, там – в 1935 году – происходило важнейшее событие: второй московский международный шахматный турнир. Проходил он с 15 февраля по 15 марта в Музее изобразительных искусств, и Леша Бузыкаев, уже тогда увлеченный игрой, был в числе болельщиков этого турнира.


Враг алкоголю


1935 год – тот самый турнир, на котором Михаил Ботвинник, впоследствии ставший первым советским чемпионом мира, завоевал звание гроссмейстера СССР. Отец рассказывал вам о нем?

Конечно! Быть свидетелем такого международного турнира – огромное событие в жизни шахматиста-любителя, и отец с гордостью рассказывал мне о том, что воочию видел игру великих гроссмейстеров. Хосе Рауль Капабланка, Эмануэль Ласкер, Михаил Ботвинник, Вера Менчик – эти имена завораживали.

Когда я, сделав неверный ход, хватался за голову, папа цитировал высказывание второго чемпиона мира Ласкера о том, что нет таких позиций, которые невозможно спасти.

При этом обращал внимание и на недостатки: ему запомнилось, что во время московского турнира Ласкер непрерывно курил толстые сигары, и он внушал: «Это не значит, что и ты должен курить».

Наставления отца возымели действие?

Да. Не курю. Алкоголь тоже не употребляю. Табак и алкоголь затуманивают мозг – самый главный инструмент шахматиста.

Владимир Бузыкаев. Шахматы – мой диагнозКурильщик во время партии не ограничивается одной сигаретой, и во время игры его можно замотать. Держись в обороне часов пять, а он все это время будет курить. Полезешь в лоб – ничего не получится, надо сидеть и ждать нужного момента. Рано или поздно его мозг устанет от дыма, начнутся ошибки, которыми надо воспользоваться.

Спиртное позволяю себе раз в год: в новогоднюю ночь выпиваю бокал шампанского. Признаюсь, в канун 2014 года выпил два: в честь особого года – Лошади, который считаю своим профессиональным годом – годом Шахматного коня.

Алкоголь шахматисту противопоказан. Выпьет человек, и что? Доска поедет, станут возникать бредовые идеи. И обязательно получит мат. Даже великие гроссмейстеры проигрывали из-за принятой стопки. Если уж гениям нельзя, то мне и подавно.

Шахматы – враг алкоголю. Это и ученикам внушаю. Только не абстрактными назиданиями: «Не пей, не кури», а реальными историями жизни великих шахматистов. Например, Таль, Алехин, если бы они не курили, не пили, может, подольше прожили, больше партий провели. Положительные образцы – Карпов, Ботвинник, Каспаров, Смыслов.

Близкий пример – ветеран шахматной педагогики Тувы Николай Петрович Шишигин. Вот с кого пример надо брать. Он никогда ни алкоголем, ни табаком не увлекался, и вот результат: в восемьдесят один год и мозг ясный имеет, и стройный, подтянутый, бодро ходит без палочки, не каждый угонится.

Нет у меня интереса к дурным привычкам. И время жалко терять на посиделки с алкоголем. Считаю, что лучшее времяпровождение – это партия за доброй беседой. Шахматы очень сближают людей. Недаром девиз ФИДЕ, международной шахматной федерации: «Gens una sumus» – «Все мы – одна семья».


Продолжение – в №3 от 31 января 2014 года


Интервью Надежды Антуфьевой с Владимиром Бузыкаевым «Шахматы – мой диагноз» войдёт пятьдесят четвертым номером в пятый том книги «Люди Центра Азии», который выйдет в свет летом 2014 года – к столетнему юбилею единения России и Тувы, столетию города Кызыла.


Фото:


 1. Владимир Бузыкаев – сорок пять лет в шахматном мире. Республика Тыва, Кызыл, гимназия 5, клуб «Ферзь», 25 декабря 2013 года. Фото Ай-кыс Маспык-оол.

2. Семья Бузыкаевых. Сидят Алексей и Анна Бузыкаевы с младшим сыном Владимиром. Стоят дети Вячеслав и Алла. Кызыл, 1962 год.

3. За доской – старший брат Владимира Бузыкаева – Вячеслав Бузыкаев, журналист, писатель, шахматист первого разряда. За игрой наблюдает журналист Роман Тас-оол. Кызыл, 1986 год. Фото Юрия Косарькова.

4. Первый тувинский букварь на основе кириллицы. Соавторы – Брюханов и Бузыкаев. Центральное издательство народов СССР, Москва, 1927 год.

5. Родные люди Владимира Бузыкаева. Слева направо в первом ряду: его отец Алексей Бузыкаев, бабушка Ксения Пирогова, тетя Екатерина Щербакова, в девичестве Пирогова, дядя Иван Пирогов с сыном Владимиром.

Второй ряд: дядя Анатолий Пирогов, его жена Валентина Пирогова, брат Вячеслав Бузыкаев, мама – Анна Пирогова с сыном Владимиром на руках. Тувинская автономная область, город Шагонар, 1958 год.

6. Владимир Бузыкаев: лучшее времяпровождение – шахматная партия. Кызыл, клуб «Ферзь», 19 января 2014 года. Фото Ай-кыс Маспык-оол.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 8)
Опубликовано 24 января 2014 г.
Просмотров: 15647
Версия для печати

Также в №2:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Александр Марыспаq Татьяна Коновалова Валентина Монгуш
Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш Владимир Митрохин
Арыш-оол Балган Никита Филиппов Лидия Иргит
Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак Олег Намдараа
Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей Галина Маспык-оол
Александра Монгуш Николай Куулар Галина Мунзук
Зоя Докучиц Алексей Симонов Юлия Хирбээ
Демир-оол Хертек Каори Савада Байыр Домбаанай
Екатерина Дорофеева Светлана Ондар Александр Салчак
Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко Амина Нмадзуру
Ангыр Хертек Илья Григорьев Максим Захаров
Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев Иван Родников
Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич Георгий Лукин
Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду Георгий Абросимов
Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси Лазо Монгуш
Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан Надежда ГЛАЗКОВА
Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА Лидия САРБАА


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru