газета «Центр Азии»

Вторник, 21 августа 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2015 >ЦА №10 >Лазо Монгуш. Четвёртая звезда

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Узнайте сколько стоит создать профессиональный сайт визитку на сайте веб-студии.

Лазо Монгуш. Четвёртая звезда

Люди Центра Азии ЦА №10 (20 — 26 марта 2015)

(Продолжение. Начало в №9 от 13 марта 2015 года)


 

Хорошая голова


Лазо Монгуш. Четвёртая звезда– Лазо Довуевич, шаман – это профессия?

– Нет, это не профессия, а призвание, дар природный.

– И когда вы его в себе впервые заметили?

– Это не я заметил, а родные. В десять лет стал ночами уходить из юрты. Лошадь оседлаю, овечек из загона выпущу и уезжаю пасти. И всё это – во сне. Утром просыпаются – ни меня нет, ни овец. Идут искать. А я в степи на лошади сижу и сплю, но не падаю. Честное слово.

Мы, младшие, спали всегда вот тут, в центре юрты – за печкой. Справа от входа – мама, слева – брат с женой. Придумали: как засну, мама мне привязывает к ноге веревку с пустыми консервными банками. Встану ночью, они загремят. Все просыпаются. Снова меня уложат, и тогда уже до утра сплю спокойно.

– Почему вы называете себя именно небесным шаманом?

– Однажды мама показала мне на небе созвездие Большой Медведицы и сказала: «Если ночью куда-то едешь, всегда Чеди-Хаану молись. Ты родился под знаком звезды из этого созвездия. Она – твой желтый знак, твой менги. Звезда эта не такая яркая, как другие, но не думай, что из-за этого она хуже. Средняя, энергичная, она всё созвездие держит. Твой дар – от нее, поэтому ты – небесный шаман».

– Мегрец – звезда в основании ручки ковша Большой Медведицы, самая тусклая из семи звезд. Это о ней говорила ваша мама?

– Да, это она, моя звезда. С какого конца ни считай – четвертая. И еще мама наказывала: человек сам решает – стать ему шаманом или отказаться от своего дара, но до сорока восьми лет тебе нельзя браться за шаманский бубен, а вот помогать людям, облегчать их боль можно.

Делал, как она учила. У нее свой способ был, такой сильный массаж: как схватит за голову! Когда трактористом работал, ребята частенько ко мне обращались, если выпьют лишнего. Хвалили: «После Лазо голова с похмелья совсем не болит».

Каждый шаман делает по-своему. А я сначала меряю. Сам придумал такой инструмент для измерения головы, по-тувински – баш хемчээр херексел. Вот видите – к ручке со старинной стрелой на конце прикреплен шнур из шерстяных ниток. На шнуре – бусинки: движущиеся и намертво закрепленные. В зависимости от того, как бусинки расположатся в четырех точках на голове, определяю: все ли в порядке, может, мигрень у вас, сотрясение мозга.

Ну-ка, ну-ка, вас саму сейчас проверим. Затягиваю. Передняя бусинка – прямо над носом, сзади – тоже по центру. По бокам – ровно. Всё ровно. Очень хорошая у вас баш – голова.

– Ну, спасибо, Лазо Довуевич, успокоили: хоть с головой у меня всё в порядке. Скажите, а на вас мама применяла свои народные методы исцеления?

– Нет, лечить своих она не могла: нельзя, не поможет. Вот когда мне совсем плохо было, она к нашей соседке обратилась, к бабке Серёдкиной. И та помогла.


 

С тех пор никто меня пьяным не видел

 


Лазо Монгуш. Четвёртая звездаА что тогда с вами случилось?

– Это в семьдесят втором году было, в Ээрбеке. Подрался с ровесником. Мы с ним часто по-дружески договаривались: давай подеремся. Силами мерились. Он борец был, а я кулаком хорошо бил, это потом уже хурешем занялся. А в этот день выпили, я тогда немного выпивал, и дураками стали.

Он зубами вцепился, ухо мне перекусил, а потом стал об землю головой молотить. У меня тогда густые кудрявые волосы были, хоть это удары смягчило. В больницу попал с сотрясением мозга, 28 дней без сознания лежал. А когда очнулся, голова так болела, что умереть хотелось. Ничего не помогало.

Через четыре месяца брат Эрес-оол по маминому указанию меня из больницы украл и привез на стоянку к Серёдкиным. Русская семья, они тоже чабанили недалеко от нас.

К тете Вале Серёдкиной многие обращались, даже из Кызыла приезжали. По-моему, она за это никогда ничего не брала. Семь дней у тети Вали жил. Все время она меня за голову брала, щупала. Сначала утром, после ее рук так спокойно становилось: уложит на кровать, и сплю, сплю, сплю. Потом вечером то же самое. И я здоровый стал. Вылечила.

С тех пор не курю: пока лечился – отвык, один раз попробовал затянуться, так голова закружилась, больше не стал. А в семьдесят четвертом, когда первый сын родился, и пить бросил. Последствия сотрясения сильно сказывались: немножко совсем выпью, а голова потом два дня болит. А с плохой головой какой я отец?

С тех пор никто меня пьяным не видел.

– Повезло вашим сыновьям с трезвым отцом. Сколько их у вас?

– Шестеро было, сейчас пять осталось. Старший Аяс в 2012 году погиб в автомобильной аварии.

С первой супругой расстались, когда еще в ансамбле «Саяны» работал. На руках у меня остались трое сыновей. Трех сыновей родила и вторая супруга, Ольга Михайловна, она от болезни умерла. Третья супруга – Аяна Очур-ооловна Хомушку – дочку подарила.

Мерген-Херел строителем работает в Пий-Хемском районе. Хеймер-оол занимается резьбой по дереву и камню. Адыгжы – водитель, но еще и киноактер, он снимался в фильмах молодого тувинского режиссера Ролана Ооржака. Сейчас живет в Сут-Хольском районе, невестка оттуда родом. Работает водителем в администрации.

Менди – мастер по установке пластиковых окон. Анзат – младший сын – изучает в техникуме банковское дело, собирается продолжать образование. Дочка Аида – студентка третьего курса Тувинского госуниверситета, зять Алексей учится там же на четвертом курсе.

У меня уже пятнадцать внуков. Аида и Алексей скоро шестнадцатым обрадуют.


 

Как я выжил


 

– ЗнаюЛазо Монгуш. Четвёртая звезда, что в девяносто третьем году у вас еще одна серьезная травма была, когда хулиганы избили.

– Это не хулиганы избили. Милиция. Я тогда в газете «Шын» работал – водителем и фотокорреспондентом. В одиннадцать часов вечера, я как раз из командировки вернулся, приезжают милиционеры: «Вас вызывают в горотдел». Даже обрадовался: думал, может, мой мотоцикл «Тула» нашли, который украли.

Привезли в горотдел, а там как начали избивать – дубинками. Ой, больно. Скрутили, с лестницы в жопу ногой пнули, кувырком полетел в подвал, где камеры. Так головой о бетон ударился!

Три дня в этом подвале просидел, родные найти меня не могли. Главный редактор «Шына» Владимир Чадамба всюду звонил – в больницу, милицию, морг. Нигде не числюсь. Брат пошел искать в горотдел милиции: в журнале регистрации моей фамилии нет, задержанным не значусь. Заглянул в подвал, кричит: «Лазо, ты здесь?» «Здесь я, брат». На следующий день выпустили.

– За что же вас так?

– А не за что. Знаю, кто это заказал, в большом чине был человек. Что вспоминать, его уже нет на этом свете – убили в тайге.

В больницу попал. Как-то очнулся в палате, попросил принести мой шнур с бусинками. Измерил голову – ой, на четыре сантиметра несовпадение. Стал бить головой об стенку, на место ее ставить. Сравнял более-менее. Получше стало.

Четыре месяца проходит, мне говорят: «Надо оформляться на инвалидность». А инвалидность – через психиатрическую больницу. Бросили меня туда, 45 дней лежал. Дали инвалидность второй группы. Невменяемый человек. Вот в каком состоянии был.

Некоторые дни совсем не помнил: где был, что делал. Один раз очнулся – поехал на правый берег. А у меня там никого нет, даже знакомых. Зачем я сел в этот автобус? Потом – опять провал. Утром просыпаюсь – уже дома лежу. Опять голову померил, опять постучал.

И каждый год проходил комиссию. На четвертый год врач-психиатр говорит: «Этого человека надо еще раз тщательно проверить. Что это за инвалид? Я за ним давно наблюдаю: где концерт – он там, где волейбол, борьба – там, где шахматы – там. И во всем участвует. Он не больной».

Отправили на повторную комиссию. Доктор, которая томограмму головы делала, когда увидела, какие у меня в мозгу результаты после сотрясений получились, руками развела: «Если честно, с такой головой я бы вас из больницы никогда не выписала. Чтобы лежали и постельный режим соблюдали, без всяких волнений».

На пятый год дали инвалидность бессрочную. Почетное звание имею – инвалид второй группы, и пенсию получаю. Выжил, потому что не пью и не курю.


Опасный подарок


 

– ДуЛазо Монгуш. Четвёртая звездангур – бубен, главный шаманский инструмент, когда в руки взяли?

– В 1998 году, когда 48 лет исполнилось. Точно, как мама наказывала. Всё было уже готово: и обод деревянный, и выделанная кожа горного козла, чтобы на него натянуть. Но за дело взялся только 17 февраля, в день рождения.

Делал бубен в комнатушке-конурке шаманского общества «Дунгур». На следующий день пришел, края уже высохли, подравниваю их, а мне говорят: «Какой-то он необыкновенный у тебя получился». «Почему необыкновенный?» «Да ты сам посмотри».

Гляжу, а на коже рисунок проступил – тени танцующих людей с бубнами. У меня фотография осталась: вот очертание головы, бубна, а тут как будто костер. Самого бубна уже нет – лопнул в селе Теве-Хая, когда камлал для туристов из Австрии и Швейцарии.

– Кожа бубнов часто рвется?

– Бывает. Второй мой бубен тоже лопнул, когда я музыканта Сергея Олзей-оола очищал. Он тогда болел сильно, думал, что на него порчу навели, и позвал меня. Когда камлал, – бах! – бубен у меня пополам лопнул. Сергей сильным духом был, сам всё понял, спросил: «Знаю, что не к добру, но ты мне правду честно скажи, насколько это плохо?» Честно и ответил: «Серега, бесполезно, ты нежилец на этом свете». Вскоре он ушел из жизни.

А с третьим бубном особая история получилась. Он свое почти отработал, я уже другой сделал, чтобы его на пенсию отправить. А тут приходит ко мне Александр Брокерт, он тогда в правительстве работал заместителем у президента Шериг-оола Ооржака, и просит продать этот бубен:

– В Москве одному важному человеку особенный подарок нужно сделать.

– Нельзя пока продавать, его силы еще не совсем утрачены, надо специальный ритуал проводить, чтобы ослабить.

– Ничего, нам очень срочно нужно. Вот пятнадцать тысяч. Хватит?

– Ладно, только смотрите, если что-то случится, обязательно надо или меня вызывать, или назад бубен привезти.

В воскресенье взял, в понедельник улетел, в четверг – звонок: «Здравствуйте, Лазо Довуевич! Ко мне попал ваш бубен. Я хочу его вам вернуть».

И прилетел в Кызыл. Брокерт с другими чиновниками и охранниками на улице остался, он один заходит в мою комнатушку в «Дунгуре». В руках – бубен, в специальном футляре уже. Очень простой в общении человек. Посидели, поговорили, чай попили. А когда уходил, не только бубен оставил вместе с футляром, но и конверт. Открываю конверт, а там – две тысячи долларов.

– Что же случилось, почему человек из Москвы так срочно вернул особый подарок от правительства Тувы, да еще и с ответным презентом?

– Я сначала и сам подробностей не знал, ни он, ни Брокерт мне о них не говорили. Это потом уже сам Шериг-оол Дизижикович Ооржак рассказал – в Чадане, когда я спортивные соревнования комментировал. Подсел ко мне и прямо в микрофон рассказал. Сильно, говорил, он тогда испугался.

Оказывается, пришел тот человек с подарком домой, тук-тук – постучал возле жены, тук-тук – постучал над аквариумом с рыбками. И на стену бубен повесил. Утром просыпается – жена с кровати встать не может, а в аквариуме – ни одной живой рыбки.

– Жуткая история, почти сюжет для фильма ужаса: рыбки сдохли, супруга заболела. Надеюсь, она поправилась?

– Да, с ней всё хорошо было, обошлось. Мы потом с этим начальником еще встречались – в Москве. Когда оттуда уезжал, его водитель на шестисотом «Мерседесе» меня в аэропорт отвозил.

Лазо Монгуш. Четвёртая звездаУ истории с вашим третьим бубном было продолжение?

– Было. Знакомая художница на нем медведя нарисовала, очень красиво получилось. Взял его с собой в Швейцарию. Там в клинике, специализирующейся на лечении больных с нарушениями опорно-двигательной системы, изучали шаманские возможности. Доктору из этой клиники бубен сильно понравился: очень просила продать за тысячу евро. Уговорила. Вот такой ценный бубен у меня вышел.

– Не опасались продавать, учитывая историю с женой и рыбками московского начальника?

– Отработанный можно, он уже не повредит.

– У следующего бубна столь же увлекательная история?

– Нет, он просто лопнул. Кожу с него храню. Сейчас у меня уже пятый бубен. Диаметр – семьдесят сантиметров. Тоже из кожи горного козла – природный, чистый материал.

Бубен – главный инструмент шамана, при помощи него он устанавливает контакт с духами, усмиряет их. У каждого бубна – свой голос. Голос бубна еще и от колотушки, по-тувински – орба – зависит. У меня их две. Одна кожей обтянута. На конце другой – кусочек шкуры оленя, от этого звук особый получается. А на верхнем конце Большая Медведица вырезана. Вот она, моя четвертая звезда. Без нее всё развалится.

– Заметила, что снаружи все бубны – дунгуры – кажутся одинаковыми, а внутри украшены по-разному. У вашего, вижу, очень оригинальное оформление, состоящее не только

из национальных элементов. Вот этот колокольчик наверху очень напоминает мне православный.

– Точно, он православный и есть. В Москве купил, в церковном магазине. Чистое серебро. Звук мне его очень понравился – сильно-сильно звучит. А вот эти круглые колокольчики – буддийские. Эти два из Швейцарии привез.

Деревянную рукоятку сделал в виде тувинской ступки с пестиком. Над ней девять глаз вырезал, как на ритуальной ложке-девятиглазке, из которой духов кормят, разбрызгивая чай по сторонам света. Возле рукоятки – хомус в футляре, наш национальный инструмент. Внизу – связка ракушек.

– А эта тканевая кукла-шаман слева от хомуса напоминает мне славянские обереги от злых сил. Изящно сделана. Ваша работа?

– Конечно. Чужому человеку никогда не доверю ничего из шаманских вещей делать. Всё только своими руками. Это амулет самого шамана, он защищает его.

– От кого защищает?

– От тех, кто хочет забрать его силу.


 

Окончание – в №11 от 27 марта 2015 года


Интервью Надежды Антуфьевой с Лазо Монгушем «Четвёртая звезда» войдёт седьмым номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который сразу же после выхода в свет в июле 2014 года пятого тома книги начала готовить редакция газеты «Центр Азии».



 

Фото:

1. Лазо Монгуш после камлания в местечке Улаатай Овюрского района Республики Тыва. 16 июня 2014 года. Фото Василия Балчый-оола.

2. Изготовленный Лазо Монгушем баш хемчээр херексел – инструмент для диагностики головы. 28 февраля 2015 года. Фото Василия Балчый-оола.

3. Лазо Монгуш с супругой Аяной Хомушку и младшим внуком Моге-Доржу. Республика Тыва, Каа-Хемский район, поселок Каа-Хем, 3 марта 2015 года.

4. Монгуши: отец и сыновья. Слева направо: Менди, Мерген-Херел, Лазо, Анзат, Адыгжы. Внизу – Хеймер. Мужчины грустны, потому что собрались вместе по печальной причине – на похороны старшего сына и брата Аяса. Республика Тыва, Каа-Хемский район, поселок Каа-Хем. 30 июля 2012 года.

5. Дунгур внутри. Пятый бубен Лазо Монгуша и две колотушки – орба. 28 февраля 2015 года. Фото Василия Балчый-оола.

Надежда АНТУФЬЕВА antufeva@centerasia.ru

 (голосов: 12)
Опубликовано 22 марта 2015 г.
Просмотров: 6279
Версия для печати

Также в №10:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru