газета «Центр Азии»

Вторник, 23 апреля 2024 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2003 >ЦА №48 >КОМУ НУЖНА НАДЯ ИВАНОВА?

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

КОМУ НУЖНА НАДЯ ИВАНОВА?

Мысли вслух ЦА №48 (28 ноября — 5 декабря 2003)

Я встретила ее в сентябре в центральной аптеке. Девочка со школьным ранцем робко протягивала на чумазой ладошке облезлое игрушечное колечко со стеклянным камушком:
– Купите, пожалуйста… За четыре рубля…
Торопясь побыстреепо своим делам, я отмахнулась: «Не надо».
– Ну хоть за три …
Тихо вздохнула, отступая в угол:
– Никто не берет…
Что-то резануло по сердцу:
– Да зачем ты его продаешь?
– Хлеба купить. С утра не ела.
Резануло сильней.
– Как тебя зовут?
– Надя.
Тезка.
Взяла за руку: «Пойдем, поедим. Я сегодня тоже не обедала».
Так судьба свела меня с Надей Ивановой.


Надя не бездомная. У нее есть дом.

Ее «отчий дом» – это приспособленная под жилье баня с чадящей печкой. Надя гордо называет два разгороженных темных закутка кухней и комнатой. Электричества в бане нет, так что уроки делает, где придется. Когда тепло и светло – на улице, в ограде, а когда холодно и темно…

Баня-дом с условным адресом улица Западная, 1 «А» расположена среди сплошной стены черных покосившихся заборов – в районе промзонына берегу Енисея. Здесь мрачно и страшно. Когда зимой возвращается из школы со второй смены, она сама себя уверяет, что не боится.

Но есть у этой бани и одно большое преимущество – она в паре минут ходьбы от службы общественной безопасности МВД РТ. Если бегом, то совсем быстро можно успеть. Она так и бежала недавно, пьяный «дядя Слава» – сожитель матери – стал избивать ее саму и мать. Славу «дяденьки милиционеры» скрутили и на время изолировали от общества. Мама обещает, что теперь они будут жить одни, спокойно и хорошо. Надя верит…

Надя хозяйственная.

Она разрезала старый кабачок и высушила семечки. А летом она их в землю посадила – сама. И у нее получился огород. Выросло целых пять кабачков! Так Надя сделала заготовки на зиму. И очень горда и довольна: у них теперь в доме есть запас!

Еще у них бывает картошка. Время от времени. Они ее готовят. Как? Варят в воде. Надя удивляется: как еще можно готовить? Картошка и вода. Без хлеба.

С хлебом – проблема. Когда удается раздобыть, приходится прятать, чтобы не отобрали. Хлеб самое главное – это она знает. С хлебом – не пропадешь. Пришла, отчиталась: «Я на ваши тридцать рублей купила две буханки хлеба и колбаски. И ела». Сама удивляется – как она шиканула! Еще и колбаски. Такой полупрозрачный кусочек.

У Нади есть мама. Маму Нади зовут Ниной. Ей 31 год. На вид можно дать и сорок, и больше.

Надя очень любит маму, особенно, когда та не пьет. Тогда она верит, что скоро мама устроится на работу, и они заживут совсем-совсем хорошо. Вот только паспорт мама потеряла. Вся загвоздка – в этом паспорте. Надя поливала цветы, мыла полы, заработала 100 рублей. Отнесла маме – на фотографию для паспорта.

Надя без мамы не может. Если ее пытаются забрать от мамы, она из тихой, спокойной девочки превращается в совершенно другого ребенка, который будет рыдать и кричать: «Мамочка!» и убегать отовсюду – «домой, к маме».

Пришла вялая, голодная, сонная – ночь не спала, голова болела. То ли легкое сотрясение мозга, после побоев, то ли совсем простыла в своей незимней курточке. С огромным трудом договорились (спасибо горздраву), определили в детскую больницу. «Надюша, пойдем в больницу?» Кивнула. И первый вопрос: «А как мама?» Только ночь выдержала в больнице. С криком, со слезами, в колготках и маечке, чужими, не родными, людьми купленными, по снегу – «к ма-а-а-ме»!

Мама тоже любит Надю. По-своему. Отказываться от единственного своего ребенка не хочет. Говорит, что нужна ей дочка: «Привыкла к ней». Рассуждает разумно: «А что она мне скажет, когда вырастет, если откажусь?»

На вопрос, куда делись дочкины хорошиевещи, которые люди дали, с достоинством отвечает: «Я вещи не пропиваю, просто – грязные». Обещает даже на днях постирать, наконец, дочкины вещички.

Надя рисует маму. Старательно, долго, фломастерами, которые дали ей в редакции, своих у ней нет, как и многого другого, простого и обычного для ее сверстниц. Недовольна своей работой: «Некрасиво получилось». Наде хотелось бы нарисовать маму принцессой. Но никак почему-то не выходит…

У Нади есть хорошие воспоминания. Например, о подарках. Ей тоже, бывало, дарили.

Правда, она долго вспоминает, когда же у нее день рождения. Девятнадцатого или двадцать девятого? Где-то в марте. Мама так говорила.

– А что тебе дарят на день рождения?

Удивлена безмерно:

– Кто дарит?

Наконец понимает, о чем речь: да, ведь детям на дни рождения, кажется, подарки дарят... Радуется, что вспомнила. У нее тоже были подарки!

– Лена (подружка) в тот раз дала открытку… Атетя Аня (родная тетя, старшая сестра матери) один раз такая добрая была: куколку мне купила! У нее кроватка была и одеяло… Когда баба была жива, они с дедойдухи дарили, а баба один раз купила всем «киндеры» и «чупа-чупсы»!

Об этом уже далеком для нее времени, когда жила она с бабушкой Тамарой и дедом Володей, Надя вспоминает, как о сне. В доме было тепло, уютно, бабушка заботилась, вкусно и сытно кормила.

А после смерти бабушки четыре года назад начались Надины скитания. С мамой и ее сожителям – по каким-то притонам, халупам. Окружение девочки – пьяные хари, тетки, которые «лечились от пьянки, да не вылечились», дядьки, которые «так допились, что без ног остались».

Какое уж тут учение. Вот и пришлось Наде в школе №4 два года в первом классе просидеть, на второй год во втором остаться. И не потому, что глупа и неспособна. Она старалась. Но попробуйте сами уроки выучить в таком окружении. Попробуйте просто умудриться в школу добраться, когда никто тебе денег на автобус не дает и надо или надеяться на доброго контролера, или идти пешком – восемь километров от их бани-дома до школы. Когда Надя подросла, она так и стала делать. Ранец, свое главное богатство, за спину, и пешком через весь город. Пока было тепло, ничего – часа за два добиралась. И даже не только тройки, а четверки и пятерки умудрялась получать. Если добиралась. Не так-то легко, не поев с утра, голодной до школы дойти.

У Нади много родственников. Она совсем не одинока. У нее есть и родной дедушка, и родная тетя, и двоюродные братья.

Тетя Аня – родная сестра мамы, та самая, чью доброту – подаренную куколку – племянница помнит, как свою великую радость. Тетя Аня живет хорошо. У нее, на правом берегу, по Надиным понятиям – бо-о-ольшой дом: зал, спальня, кухня, коридор. Надя к ним как-то приходила – не открыли почему-то.

Что ж, в каждой семье свои традиции. Да и какой спрос с тети – она по закону, ничем не обязана: ни накормить, ни обогреть. Не каждая тетя сегодня, как Т. Вельмезева, на заседании комиссии по делам несовершеннолетних заявит: «Девочку я все равно воспитаю и им не отдам, чтобы они ее не искалечили». Это в отношении своей племянницы, дочки пьющей сестры. Редкая по нынешним временам тетя! Родной человек.

А у Ивановых – не так. Со смертью бабушки, кажется, совсем разладилась семья. Все стали как чужие. Да что чужие – как раз чужие люди и помогают Наде – кто покормит, кто шапку, валенки даст, чтобы не окоченела совсем зимой. То школа побеспокоится – выделит талоны на бесплатное питание в столовой: тарелка супа и один (только один!) кусочек хлеба. То правительство и администрация города помогут – к первому сентября на Надину долю досталось 830 рублей – социальный педагог школы №4 Лилия Деменская сама на рынок с девочкой ходила: выбирала, торговалась, чтобы как можно больше одежки на эту сумму выкроить – больше-то никто девочке новое не купит. Пятьдесят детей в школе так приодели. В руки никому из родителей денег не давали – пропьют.

У Нади есть дедушка. Он у них в семье старший.

Съездила я к нему, хотя, Лилия Николаевна, знающая, как соцпедагог, всю подноготную этой семьи, отговаривала: «Бесполезно. Я к нему уже ездила. Говорит, что выгнал их».

Не поверила. Все-таки Надя ему – родная кровь. Внучка. Ну, ладно дочка взрослая уже сама свою жизнь выбрала. А внучка чем провинилась?

У деда Владимира Александровича Иванова – все в порядке. Справный дом – Пролетарская, 171. Хозяйство. Собака за воротами лает-заливается. Какая-то бабулька из-за зановесочки выглядывает.

И сам – справный, крепкий, бравый. Не алкаш какой-нибудь. В тельняшке. Дальше ворот не пустил. Смотрит настороженно.

Заговорила о Наде: «Девочка без надзора, голодная, чужие люди ее кормят-одевают. Почему к себе не возьмете, ведь пропадает ребенок…»

– А она не работает, посуду не моет!

Вот, оказывается в чем ее страшная вина…

– Но она же ваша родная внучка!

– Ну и что?

Все. Разговор закончен. Здоровья и счастья вам Владимир Александрович. Главное – здоровья. А то ведь в жизни часто бывает так: начинают люди детей и внуков искать, когда совсем уже старость приходит, и здоровья уже нет. Почему-то нужны им оказываются внуки.

А Надя, внучка ваша (или уже совсем и не ваша, хоть и с вашей фамилией) на работу, между прочим, устроилась. В одиннадцать лет. Как при царском режиме. Как в годы войны. Вынуждена сама себе на хлеб и тетрадки зарабатывать. И работает хорошо: и подметет, и посуду помоет, и пыль везде в редакции вытрет. Здесь же и поест, и уроки сделает. И мы ее из редакции не гоним. Хоть она нам и не родная.

Что еще есть у Нади кроме семьи, вернее, иллюзии семьи? Школа.

И там я побывала. Хотя это очень просто и традиционно – свалить всю вину на школу, раз с родных взятки гладки, но делать этого не буду. Микрорайон школы №4 – один из самых неблагоустроенных. Из 884 учеников одна четвертая часть – неблагополучные, 75 на особом контроле, только около восьмидесяти семей могут сами собрать детей в школу, как-то помочь школе. За десять лет всего один серебряный медалист – гордость школы Слава Кузнецов. Не до медалей тут – по подвалам, свалкам ищут детей и родителей.

Судьба Нади Ивановой еще не самый худший вариант ни в масштабах школы, ни в масштабах города. Она хоть не ворует, не наркоманит, как десятки детей и подростков, проходящих через комиссию по делам несовершеннолетних, раз в две недели, по четвергам, заседающую в администрации Кызыла. Побывала я на заседании этой комиссии, поговорила со многими, кто по долгу службы занимается проблемами беспризорных, безнадзорных детей (четко, правда, мне никто так и не разграничил: чем же они отличаются друг от друга). Правительство, мэрия города, МВД, министерство образования, министерство здравоохранения, комитет по образованию, прокуратура, горотдел милиции, их подведомственные структуры – голова закружится по инстанциям ходить. Все сочувственно кивают, потом кивают друг на друга, считают и пересчитывают: сколько у нас в Кызыле таких неблагополучных детей, сбиваются со счета, пишут отчеты и рекомендации по подростковой преступности и ее предупреждению. Говорят, что надо усилить роль семьи и ответственность родителей, уповают на какой-то очередной, важнейшей значимости закон, который как только примет Великий Хурал, так все проблемы сразу решаться.

Куча должностных и ответственных лиц, оказывается, обязаны отвечать за судьбу таких, как Надя. И никто так и не смог сказать мне: а что же конкретно делать с Надей Ивановой. Чем ей помочь? Не в смысле подачки – бесплатной тарелки супа и китайской курточки от доброй власти, а в смысле конкретного решения ее дальнейшей судьбы. Чтобы, пока ее тянет к доброму, к хорошему, не сломалась окончательно, не пошла по пути тех наших детей, которые, вырастая, становятся точными копиями своих никчемных пьющих родителей. И рожают новых и новых. Таких же.

Замкнутый круг. Тупик. Бесконечный круговорот неблагополучия…

Никто не знает, что делать. Никто, как я поняла, не верит, что что-то можно всерьез изменить в этих судьбах. Всех родительских прав не лишишь, некуда детей девать – и так наш республиканский интернат, рассчитаный на три сотни мест, переполнен. Не спасают и приюты – содержание в них временное, да и бегут оттуда дети – назад к горе-матерям. Системы действенной психологической помощи таким детям у нас нет. Семейных детских домов – тоже.

И я понимаю теперь всех этих ответственных лиц, не торопящихся сломя голову бежать помогать каждому такому ребенку. И не равнодушные они, и не черствые. Просто за всех сердцем переживать и болеть – никакое сердце не выдержит. Нормальные они, добрые люди, только не видящие реального выхода и реальной пользы от своей бесконечной работы…

…Надя нарисовала себя, уже большой, и подарила мне.

Похвалила девочку: «Молодец! Спасибо за подарок».

Но что-то в рисунке очень насторожило. Пришла в кабинет, положила два рисунка рядом и поняла, почему мне стало так тревожно.

Нарисованная выросшая Надя и нарисованная мама похожи как два капли воды…

Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 2)
Опубликовано 28 ноября 2003 г.
Просмотров: 4491
Версия для печати

Также в №48:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2024 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru