газета «Центр Азии»

Среда, 14 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №44 >Мария Хадаханэ: Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайна

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Мария Хадаханэ: Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайна

Люди Центра Азии ЦА №44 (28 октября — 3 ноября 1999)

Мария Хадаханэ: Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайнаИз книги Евсея Цейтлина «Писатель в провинции»:

«Однажды мы шли с Марией Андреевной по центральной улице Кызыла. С ней здоровался едва ли не каждый второй встречный. Сначала я удивился, а потом подумал: а ведь здесь в Туве прошла вся ее жизнь – она стала заведующей кафед­ры рус­ской литературы пединститута, членом Союза писателей, родила двух сыновей и дочь, безвременно похоронила мужа... Жизнь промелькнула и другой уже не будет. Чужая сторона стала родной. Потом я читал статьи Хадаханэ, ее монографию «Тувинская проза», переводы, сборники, составленные Марией Андреевной. Я чувствовал за всем этим большую любовь к Туве. А любовь не обманывает. Напротив, она наполняет смыслом ушедшие годы».

Мы беседуем с Марией Андреевной в ее квар­тире. В одной из тех квартир, где очень мно­го книг и не много мебели. На полках – Шекс­пир, Бальзак, книги по востоковедению, труды бурятских ученых, книг с авто­гра­фами – больше ста. Сувениры: капитолий­ская волчица, вскормившая основателей города Рима, химера из парижского Нотр-Дама, монгольские маски.

«Горная царица» – так переводится ее фами­лия с бурятского языка. Что-то царст­венное есть и в ее облике

Время летит быстро, но, кажется, что бес­конечно долго можно сидеть вот так, беседуя и перебирая фотографии, книги с авто­гра­фами. Например, «Доброму другу рос­сий­ской поэзии. Михаил Годенко» или «Стол­бовой сибиряк Михаил Скуратов, креп­ко обмосковившийся».

Жалею об одном, что училась в другом городе, и не могла быть студенткой Марии Андреевны. Впрочем, не жалею, встреча с хорошим учителем обогащает в любое время, встреча с такой женщиной всегда дает воз­можность взглянуть на мир другими гла­зами. И увидеть другой мир.

– Мария Андреевна, вас все зна­ют, у вас интересная литера­тур­ная судь­­ба, но почему на своем юби­лей­ном ве­че­ре, который прохо­дил в На­ци­о­наль­ной библиотеке два года на­зад, вы бы­ли так против «об­раза счаст­ли­вой небожитель­ницы»? Ду­мая о вас, слож­­но представить себе, что в вашей жиз­ни были дейст­ви­тельно серьезные труд­­ности. Вы в Туву когда при­ехали?

– Родилась я в селе Бохан Усть-Ордын­ского бурятского округа, в год Петуха, под созвездием Близнецов, в один день с Пуш­киным – 6 июня. Наверное, поэтому эмоци­ональная, открытая, разбросанная, живу во­обра­жением. По духу мечтатель, романтик, созерцатель. В моем роду была бабушка-шаманка. Ребен­ком потеряла мать, Полину Алек­санд­ров­ну, вырастила меня приемная мать Таисья Пав­ловна Елаева, ей я обязана многим. Отец Андрей Алексеевич Изынеев вырос сиротой, сам пробивался в жизни, был яркой неорди­нарной личностью, обуре­ваемой страстями. Работал по сельскому хо­зяй­ству, кни­голюб и шахматист. В числе пер­вых спе­ци­алистов был направлен на работу в Ми­нистерство заготовок Тувы. Мы при­еха­ли сю­да в 1945 году.

– Ваши детские впечатления от Кызыла?

– Жили мы сначала в землянке на улице Кочетова, снимали квартиру, видели только ноги прохожих, а земляная крыша поросла полынью. Потом дали квартиру на улице Ави­ации, тогда последней в степи среди ка­раганника, где паслись коровы. Отец ездил по заготовкам хлеба, шкур по всем районам, получил благодарность Сталина.

Я помню, как брат Саша стоял в очереди за хлебом в магазине Бабкина, цеплялся за ма­шины крючком и катался на коньках, про­па­дал на лыжах на Виланах, переплывал Ени­­сей. На стадионе был каток и звучал вальс «Вьет­ся легкий вечерний снежок». Я бе­га­ла с подругой Катей на танцы «на ве­ранду» в парк, там же готовились к экзаме­нам среди цветущей черемухи. В зимнем кино­театре крутили трофейные фильмы и перед сеан­сом пела певица Коваленко. В Пушкин­ской библиотеке старая библиоте­карь, учив­шаяся в Сорбонне, Елизавета Бене­ционовна Розен­кранц, неизменно по­прав­ляла наше утвер­дительное сибирское «но» на «да».

Как многие девчонки, я мечтала петь на сце­­не, слушала по радио, черной тарелке, «Сентиментальный вальс» и «Вальс-фан­та­зию», была одержима музыкой, голосом Ле­мешева, «Сильвой». «Большой вальс» сводил с ума.

Мы, трое детей, учились сначала в школе № 1. Помню страшные морозы, почему-то сильный туман, шли в школу – темно, ничего не видно. Ходили в мороз и туман пешком. А потом я училась в школе №3, «женской», с восьмого класса, а братья Саша и Толя окончили с золотыми медалями школу №7. Тогда и в школах были эрудиты-учителя, почти все они были из Москвы, уровень преподаваемых знаний был чрезвычайно высок. А какие были прекрасные лите­раторы – Розалия Владимировна Белкина в школе №1...

Уже закончив школу, братья, приезжая до­мой, в первую очередь шли к Ли­дии Сер­геевне Но­ви­ко­вой, директору шко­лы № 7.

Мария Хадаханэ: Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайнаА чем сейчас зани­маются ваши братья?

– Братья стали извест­ными учеными – кандида­та­ми химических наук, учи­лись в Москве. В один год Академия Наук награ­дила Алек­сандра и Анатолия Изы­неевых орденами, одно­го за достижения в области поли­меров, а другого за лазерное стекло. У них сот­ни трудов и изобретений, известных и за рубежом.

Вот брат Анатолий десять лет не был в Кызыле. Приехал в прошлом году – удив­лялся множеству рынков, красиво одетой молодежи, иномаркам, бесчисленным аптекам, нищим и воришкам на рынке, радовался но­во­му стадиону, мосту через Енисей. Поразила его разруха в районах, брошенные дома, разбитые окна. Восхищался озерами и река­ми, хорошими дорогами. Он много ездит по стране и за границей, но «Тува – пере­крес­ток моего детства и юности, дорогая родина».

– И вы с сорок пятого года так и не покидали Туву?

– До 55 года училась в Иркутском уни­вер­ситете на филфаке. Поражали про­фес­сора и доценты. Скром­ная Анна Селяв­ская была златоустом, зарубежники удив­ляли зна­нием языков и таких тонких дета­лей, поэт Марк Сергеев глубоким знанием декабрис­тов и отменным вкусом в поэзии.

У нас были замечательные профессора: Надежда Шаракшинова, Василий Труш­кин, поэт Марк Сергеев – он преподавал укра­инскую литературу и украинский язык, он и приохотил к поэзии.

– А что вам дал сам Иркутск?

– В Иркутске каждый день открывался безбрежный океан литературы. А еще – ста­ринный сибирский город, музыка в филар­монии, любимейшие артисты драмы, веселая оперетта, чудесные картины в худо­жест­вен­ном музее, а еще кино с Жаном Марэ, Вивьен Ли, Жераром Филиппом – кумира­ми нашей молодости. Жаркие споры о кни­гах, любви, судьбах, наших характерах. Гадали на Пуш­кине и Лермонтове.

В Иркутске было знакомство с опереттой, с оперой. Как-то так получилось, в оперетту больше ходили медики и горняки, а мы, фи­лологи, были выше этого – мы ходили толь­ко в оперу и драму. Конечно, много хо­дили в кино. В то время когда все напевали: «Бро­дяга я, бродяга» (песня из индийского филь­­ма), мы в своей группе в университе спо­рили: обязательно ли сын вора станет вором.

Какая в Иркутске замечательная библи­отека, губернаторский белый дом у парка! Лучшие минуты – в фундаментальной биб­лиотеке на берегу Ангары. Я писала там дип­лом­ную работу по сатире Троепольского, рефераты по Горькому, Шолохову, думая, меж­ду тем и о мальчишках, поклонниках из горняков и геологов.

В Иркутске слушала Вертинского. В зале си­дели «серебряные дамы» – седовласые пре­крас­­ные женщины, молодежь с любопыт­ством смотрела на них. Тогда же мы были увлечены романсами Козина, Лещенко, Юрьевой.

Общежитие, по восемь-десять человек, учило жизни. Друзья на всю жизнь: из юности, до сих пор поздравляют стихами, удивляя почту.

– Но потом вы все-таки верну­лись в Кызыл, из этого прекрасного города?

– В Туву вернулась по вызову директора ТНИИЯЛИ Леонида Чадамба, там меня встретили Николай Сердобов, Юрий Аран­чын, Владимир Очур, Антон Калзан, Леонид Гребнев. На берегу Енисея стоял домик на­у­ки, потом переехали в новое здание на улицу Кочетова, сажали деревья, ездили в экспе­диции, проводили литературные вечера, дни поэзии, писали статьи и книги, защи­щали диссертации. Теперь уже многих нет. Шумит другая смена...

– Наверное, тогда вы и стали серьезно заниматься литературой? У вас появились друзья и знакомые среди местных писателей?

– Подружилась с тувинскими писате­лями. С Олегом Саган-оолом обсуждали новые фильмы и книги, вместе составляли сборник пословиц, переводила две его по­вести «Родные люди» и «Неудержимые». С Сергеем Пюрбю делала подстрочный пере­вод поэмы «Чечек» для Емельянова. Степан Сарыг-оол читал мои статьи о тувинской жен­­­щине и вспоминал разные истории, случаи. С Юрием Кюнзегешем обсуждали ми­ровые проблемы и копали историю тувин­ской литературы. Антон Калзан сидел рядом в секторе 14 лет и незаметно учил меня и Доржу Куулара премудростям тувинской куль­туры. Они и благословили меня....

– Вы здесь и познакомились со сво­им будущим мужем?

– Уже все подруги вышли замуж, а я все ждала свою судьбу. Цыганка нагадала: «Через семь лет найдешь жениха», и вроде совпало. В мае 1962 года поехала в Москву на семинар, на два дня уехала в Ленинград, и там белой ночью, в садах Царского Села встретила родную душу, любимого человека.

– А вы можете назвать более конкретно это место, или скульп­туру, где произошло такое пре­красное событие вашей жизни?

– Конечно. «Девушка с кув­ши­ном». Джим меня бесконечно смешил, никогда так много я не смеялась, как в те счаст­ливые дни, а я зачитывала его стихами. При­гласила его приехать в Туву, посмотреть, что за край.

И вот как-то неожиданно он звонит из Крас­ноярска: не могу попасть к вам на са­молет. Самолетов на Туву тогда мало было, ему долго пришлось там сидеть. Но все образо­ва­лось – на свадьбу пришли ученые и писа­тели, а в августе мы поехали на вторую свадь­бу в Улан-Удэ. Родня и его друзья волно­вались – кого избрал спутницей жиз­ни лю­бимец молодежи, вожак ком­сомола Бу­ря­тии Джим Кар­пович Хадахане. Он был пер­вым секретарем горкома комсо­мола Улан-Удэ.

– Но остались-то вы в Кы­зы­ле? Он нашел се­бе здесь работу?

– Джим Карпович рабо­тал в КГПИ на кафедре об­щест­венных наук, был проф­оргом, парторгом, прорек­тором. Выпускники тех лет до сих пор вспоминают теп­лым словом при встре­че. Нын­­че ему было бы семь­десят лет. Это была самая доб­рая полоса моей жизни... Ду­маю, дети усвоили все луч­шее от своего рано ушедшего отца... «Твое тепло, твое лицо, твое плечо – куда ушло?»

Моя семья – трое детей, четыре раза ба­буш­ка. Дети: Андрей – юрист, Анна – теле­жур­налист, Зорикто – экспедитор. Внуки, Ма­ша и Саша – учатся в первой школе, 6-7 класс. Маша мечтает стать врачом. Артем и Настя – в садике. Помощь моя скоМария Хадаханэ: Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайнарее ду­­хов­ная, чем материальная. Подарками ба­ловать не могу, так жаль...

Смутное деся­ти­летие принесло много но­вого, но и унесло еще больше. Политику не люблю. Хотелось боль­ше вспоминать хо­рошее, а о плохом за­быть: войны, смерти, бо­лезни, одиночество, тя­готы жизни. Пусть молодые живут лучше нас.

– А вот интересно, почему он – к вам, а не вы – к нему? Все-таки он был в Улан-Удэ заметной фигурой?

– Вопрос так и не стоял. Почему? Стран­но. Он полюбил меня и приехал «заво­евы­вать», так и остался.

– Вы долгое время работали в институте. Вы помните многих своих студентов?

– Около тридцати лет простояла за ка­­­фед­рой. Вот и ноги теперь не держат. Сот­ни судеб и характеров прошло перед глаза­ми. Многие наши выпускники работают в науч­ном институте и в университете на ка­фед­рах, еще больше в школах. Сразу и не вспомнишь. Артык Ховалыг, Мария Кужугет, Светлана Монгуш, Лидия Иргит, Суван Шан­гыр-оол, Николай Базыр, недавно стала кан­ди­датом наук талантливая Сайылыкма Ком­бу. Без­вре­­менно ушли Антон Уержаа, Васи­лий Хо­мушку. Мои бывшие студенты рабо­тают и министрами, в Белом Доме. Поэт Алек­сандр Даржай в числе моих первых студен­тов. Помнишь отличников, или двоеч­ников, или необычные факты. А сколько та­лан­тов утонуло в рюмке...

Всегда была связана с газетой. Чего только не писала. Начала с литературного кален­да­ря: первые статьи о Мицкевиче и Гейне в 1955 году, потом рецензии, портреты, очерки, обзоры книг, спектаклей, кино. А еще готовила монгольские страницы, фольклорные, лите­ратуру наших соседей. Помню всех редак­торов «Тувинской правды» – Белово­лова, Кур­батского, Растрепина, Богданову, Ананьи­на, Маслова. Помню свои первые рецензии на кинофильмы «Спартак», «Чис­тое небо». Какие остроумные, интерес­ные люди рабо­тали в редакции: Танхилевич, Кром, Ляско. Лит­­объединение «Исток», которое вела Свет­­лана Козлова, собирало талантливых людей, они издали два сбор­ника и печата­лись в «Улуг-Хеме». А сейчас начинающие поэты беспризорны.

В 1959 году первый раз поехала на конфе­ренцию. Большое всесоюзное совещание. Жили на теплоходах. В 1961 году – семи­нар молодых критиков в Переделкино, под­мос­­ковном селе, там были удивительные лю­ди – Шкловский, Чуковский, Щипачев.

– Мало кому удается увидеть «живьем» столько интересных лю­дей. Это, наверное, было похоже на пере­листывание учебника по лите­ратуре?

– Вот уж совсем не похоже на учебник. В 79 году еще раз приехала в Передел­кино. В соседях у меня был Виктор Петро­вич Ас­та­фьев, знаменитый русский писатель. Сна­ча­ла то я этого не знала. Но у меня за­хлоп­ну­лась дверь и не открывается, я стала сту­чать, просила позвать слесаря. Астафьев хо­дил в валенках, пришел и привел слесаря. Ну, потом мы с ним часто чаи распивали. Он много рассказывал о жизни. Астафьев обла­дал су­ровым беспощадным талантом. Долго разго­варивала с Астафьевым, взяла автограф: «От автора, который пил воду из ее родной и пре­краснейшей из всех рек на свете – Енисея».

Много общалась с Фазу Алиевой, да­ге­с­тан­­ской поэтэссой, интересная женщина, мно­го­­дет­ная мать, по-восточному увешана драго­цен­­­но­стями, и в то же время – по две книги в год.

Там же познакомилась с Солоухиным, пре­красным русским писателем, он помог мне переехать из номера в номер. Он дал мне сбор­ник писателя серебряного века – Набо­кова почитать на ночь. Набокова тогда не печатали, этот сборник Солоухин привез из Парижа.

Я застала еще Корнея Чуковского, Вик­тора Шкловского, Ираклия Андронникова – жи­вую историю литературы, поражалась необычности каждого из них. В мою жизнь во­шли писатели разных народов. Педагогу надо все время накапливать, что­бы было, что потом отдавать своим сту­дентам.

Ездила в МГУ, Сергей Михайлович Бон­ди читал спецкурс о Пушкине – у него я изу­чала стиль. Короче, всю жизнь училась. Старалась чаще бывать в театрах, в месяц до 28 раз иногда удавалось, четыре раза попала на спектакли с Высоцким на Таганке.

– На юбилейном вечере говорили, что вас взрастили три культуры – бурятская, тувинская и русская. Вы с этим согласны?

– Правильнее было бы европейская и вос­точная. Сказать иначе, это значительно сузить. Моя основная тема творчества – рус­ско-тувинские литературные связи.

Я была свидетелем многих литературных событий. Все, кто приезжали в Туву, попа­дали либо в ТНИИЯЛИ, либо ко мне в пед­институт, выступить перед студентами.

Поездки в Монголию, Италию, Францию в семидесятые годы подарили мне знание о мире, европейский кругозор, величие мировой культуры, многообразие людей и образа жиз­ни. Мне кажется, я стала интереснее читать лекции студентам и тысячи лекций в об­ществе «Знание». В Якутии поразили круг­лые озера, медленная Лена, дома на сваях, ок­на в три рамы, чахлые бе­резки в городе и се­вер­ное госте­приимство. На Ал­тае – неза­бываемая при­­ро­да, кра­сивее трудно отыс­кать даже у нас. Телец­кое озеро ды­шало мо­щью, вели­чием, тай­ной. В родной Бу­ря­­­тии бы­вала гос­­тем и это груст­но, ко­нечно, но так сло­жи­лась судь­­ба. Тувин­скую куль­туру знаю лучше, чем бурятскую.

– У вас так много фо­тографий. Жалко, что они нигде не вы­став­­ля­ются, и их ни­кто не видит.

– Я предлагала фото­гра­фии музею. Вот сейчас думаю, куда передать хотя бы самые ценные из них, чтобы они все-таки были доступны для просмотра. Много фотографий связано с тем, что я ра­бо­тала над книгами «Люди тувинского театра» и «Славные до­чери Тувы».

В 60-е годы в Туву приезжал Александр Прокофьев, автор поэмы о братьях-пулемет­чиках Шумовых «Россия». Он приехал не один. С ним были Светлана Кузнецова, очень талантливый поэт с горькой судьбой, Влади­мир Бахтин, фольклорист. Прокофьев поехал встречаться с семьей Шумовых. Вот, про­щаясь у гостиницы, мы сфото­гра­­фировались. Я думала тогда, что он возь­мется переводить тувинских поэтов. «Идет она, рас­косая, Саяна из Тувы» – это он мне написал.

– А откуда вы это знаете? Или догадываетесь?

– Да вМария Хадаханэ: Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайнаот, знаю, он сам это сказал (сме­ется). А имя Саяна ему очень понравилось. Оставил, как и Бровка, прекрасный цикл сти­хов о Туве.

(Мария Андреевна перебирает фото­гра­фии и молодеет на глазах, погружаясь в мо­ло­­дость. Она говорит о тех вещах, о ко­то­рых мало кто задумывается в наше су­етное время).

Сейчас обрываются человеческие связи. Казахстан и Киргизия всегда были близки тувинцам. Тувинские писатели многому учи­лись у Айтматова и других писателей.

Проходили тюркоязычные конференции, та­кое общение было прекрасной школой для ученых Тувы. У Тувинского НИИЯЛИ были тес­ные связи с Москвой, Новосибирском, Бурятией, Якутией, Горным Алтаем, Аба­ка­ном.

Теперь практически ничего не издают, на командировки денег нет. А истина рождается в споре, в живом общении. Сузился круг пе­ре­водчиков. До Москвы далеко, старые пере­водчики уходят из жизни, новых обре­таем с трудом, да и печататься негде. Недавно бы­ла на собрании писателей. Стоял стон и крик ду­ши: негде печататься, изда­тельство уми­ра­ет, газеты не выходят. О спорт­сменах за­бо­тятся больше, а писатели на обочине, надо спа­сать язык и литературу. Журнал писа­телей «Улуг-Хем» тоже повис на волос­ке.

– А чем бы вы хотели теперь заняться?

– Может быть куда-нибудь съездить, на Волгу. Плыву по течению, куда жизнь вы­несла. Обижаться на жизнь я не могу. Вот и пишу «житейские истории» о новой морали нашего общества, да еще прозу – книгу жиз­ни. Хожу иногда на юбилеи, а теперь чаще – на похороны. Пока мы помним, человек жив.

– А как бы вы могли охарактери­зо­­вать главное свойство вашего харак­­тера?

– Всегда была любопытна до людей – в каждом человеке есть своя тайна.

Доверяю интуиции, склонна к фатализму, легко общаюсь с разными людьми. Неуве­рен­а в себе, ленива, бывает частая смена наст­ро­ения, резкие спады и подъемы. Легче писать, чем говорить. Смолоду вела дневник, любила письма. Ранняя пташка – жаво­ронок.

Не выношу рутины, однообразия, нужна смена впечатлений. Не терплю бездарности, некомпетентности, злобы, лицемерия, заз­найства, высокомерия, тщеславия.

Поэзия была моим ангелом-утешителем. Всю жизнь прожила с книгами, люблю закут­ки в библиотеке, неутолимый книжный го­лод. Не была вещелюбом, прожила со старым шкафом и диваном – моим письменным столом. Малопрактична. «Что делать нам с бес­смертными стихами? Ни съесть, ни вы­пить, ни поцеловать», – сказал Гумилев.

Уходящее столетие состоит из страниц жизни наших современников. Эту книгу века писали мы все своей жизнью.

Уходит наше поколение, хочется запечат­леть их в памяти...


Прошло время...


Мария Андреевна Хадаханэ в 2000 году ста­ла «Человеком года» в номинации «Жур­на­лис­тика». Изменилась к лучшему ситуация с изданиями ее трудов. Издан биогра­фи­ческий справочник «Писатели Республики Тыва», подготовлены к изданию «Тувинские сказки» и «Писатели Центра Азии». Мария Андреевна ра­ботает над книгой «Культура Тывы XX века».


Фото:

2. Мария с братьями Александром и Анатолием Изынеевыми, ставшими известными учеными. 1960 год.

3. «Уходит наше поколение...» Мария Хадаханэ с тувинскими писателями Олегом Сагаан-оолом, Сергеем Пюрбю, Леонидом Чадамба. Кызыл. 60-е годы.

4. Семья Хадаханэ. Мария и Джим Хадаханэ, его мама Анна Родионовна Богданова, член географического общества, заслуженный учитель России, дети Анна и Зорикто.

Сын Андрей в момент сьемки отдыхал на юге, в Анапе. 1974 год.

Беседовала Ирина КАЧАН

 (голосов: 0)
Опубликовано 28 октября 1999 г.
Просмотров: 2887
Версия для печати

Также в №44:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru