газета «Центр Азии»

Среда, 14 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №20 >Аян Ооржак: Интересно бесплатно посмотреть на мир. Хотя бы одним глазом.

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Аян Ооржак: Интересно бесплатно посмотреть на мир. Хотя бы одним глазом.

Люди Центра Азии ЦА №20 (13 — 19 мая 1999)

Аян Ооржак: Интересно бесплатно посмотреть на мир. Хотя бы одним глазом.28 декабря 1989 года газета «Известия» опубликовала любопытную корреспонденцию под заголовком «Путешествие из Тувы в Японию без билета, денег и визы». В ней рассказывалось о невероятном, «запредельном» путе­шествии в Японию шестнадцатилетнего «авиазайца» – уроженца села Балга­зын Тандинского района Тувинской АССР Аяна Ооржака, обнаруженного 18 декабря 1989 года на борту летевшего в Токио авиалайнера компании «Джал».

Борис Савченко из города Абакана при­слал в редакцию письмо, в котором интере­со­вался, дальнейшей судьбой этого юноши. К письму наш читатель приложил ту самую небольшую заметку собственного коррес­пондента «Известий» в Токио С. Агафонова, в которой рассказывалось о невероятном путешествии нашего земляка.

Преданный всемирной гласности факт наделал тогда много шума в Туве и прибавил работы соответствующим органам. Серьез­ные люди даже в республиканскую библи­отеку приходили, внимательно изучали библи­отечный формуляр Аяна, заполненный назва­ниями книг о Японии.

Письмо с просьбой рассказать об Аяне, чьи юношеские приключения до сих пор помнит страна, пришло еще год назад. Но ответить на него не удалось – Аян опять находился в Японии.Однако о вопросе мы не забыли. Когда путешественник вновь вернулся в Кызыл, наш корреспондент Саяна Монгуш разыскала Аяна и встре­тилась с ним у него дома. На стенах в комнате вместо ковров висят традиционные японские картины, та­рел­ки, муж­ское кимоно, полки заняты япон­ски­ми куклами, предметами быта и искусства.

– Откуда у вас такой ин­терес к Японии? Есть какие-то япон­ские корни?

– Мои мама и папа родились в Туве. Ничего о японских корнях не знаю, наверное, их нет. Мама – Нина Чульдумовна, сейчас на пенсии, работала в девятой школе учите­лем физкультуры. Отец – Мочек-Хаай Нам­зы­раевич работает в транспортной инспек­ции. Есть две сестры, одна – студентка, учится на культуролога в Москве, другая – учитель­ница, жи­вет отдельно, со своей семьей.

– А как это вы решились, будучи еще школьником, отправиться в кругосветное путешествие?

– Тогда я учился в девятой школе. По вечерам подрабатывал, помогал маме мыть там полы. Зима, а я в холодном спортзале, с холодной тряпкой, в холодной воде почти каж­дый вечер. Решил тогда: надоело мне все, – и, когда дали зарплату, купил билет в Моск­ву и улетел. Никому ничего не сказал. В Москве сразу, не заезжая в город, поехал в Шереметьево-2. Изучил расписание само­летов. Хотел сесть (в Кызыле еще задумал) на самолет «Боинг-747», летящий в Японию. Он прилетал из Парижа или Лондона и должен был стоять час-полтора.

А было темно, восемь часов вечера. Я перелез забор, это были бетонные пли­ты, как у нас на машиностроительном заводе. Пара плит упала, так что я спокойно зашел на аэродром. Но слиш­ком много людей охра­няло самолет, и я никак не мог к нему подой­ти. Пока стоял, само­лет улетел. На летном поле снега было по колено, и я окончательно замерз. Около меня, с самого края аэропорта, стоял самолет «Ил-62», в нем абсолютно ни­ко­­го не было, но горел свет, стоял трап, был открыт багажный люк, а к нему – стремянка. Я залез через багаж­ный люк, а через него в салон – и ока­зался на кухне.

В этом самолете было холодно, как и на ули­це. Хотел уже уйти, как вдруг начали подни­мать­ся люди. Я испугался и спрятался в ту­алете, в бортовой панели с проводами оказа­лась ниша. Там и сидел, пока самолет проверяли.

Слышу – голоса: «Там проверил? Там про­­ве­рил? Все нормально». Ушли. Самолет взле­тел, а куда, я даже не знаю. Пришлось выйти, сесть в салон на свободное место, их было всего два. Оказалось, что полетели в Индию, а дальше – в Малайзию.

Там, в столице Ма­лай­зии – Куала-Лум­пур я вышел, а самолет полетел, кажется, в Индонезию.

– Сколько дней вы были в Куала-Лумпуре, где побывали, как пита­лись?

– Три дня сидел в аэропорту. Долларов не было, приходилось доедать в кафе чужие объедки. До города было 20 километров, я пошел пешком. Прошел 500 метров, но жара была такой, что передумал и вернулся обрат­но в аэропорт.

По сравнению с Москвой, в которой тогда ничего не было, аэропорт Куала-Лумпур меня шокировал. Шик и блеск! Там были такие магазины! А в них: кроссовки, дорогие часы, магнитофоны! Пол в аэропорту был какой-то не то резиновый, не то пластиковый и пахнул чем-то очень приятным. В декабре в Москве был холод, а здесь – плюс трид­цать градусов и непереносимая влажность.

В здании аэропорта – кондиционеры, воздух, как в холодильнике, чуть не простыл.

– А во что вы были одеты?

– Я специально в Кызыле купил ней­ло­новую куртку, чтобы была легкая, ком­пактная. А обулся в зимние ботинки, думал, что в Японии тоже холодно и ботинки нужны. Был в новых брюках, рубашке, шапку и шарф вместе с курткой сложил в пакет – ничем не выделялся от остальных пассажиров.

Малайцы оказались разными: одни были похо­жи на индийцев, другие – на китайцев.

– Как попали на японский самолет?

– Думал, что же делать, не вечно же си­деть в аэропорту, надо так же попробовать сесть в самолет или идти сдаваться в поли­цию, чтобы отвезли в посольство СССР.

Когда ве­че­ром прилетел самолет из Токио, выле­тающий обратно, решил во что бы то ни ста­ло попасть на него. Для пилотов есть служебная лестница с улицы. Поднялся по ней и прошел к самолету, выждав, пока поток пассажиров начнет проходить через «шланг», вместе с ними прошел в салон.

Это оказался большой самолет, но устрой­ство совсем другое, и спря­таться было негде, возле туалета стояла стю­ардесса. Она оказа­лась очень деликатной: ког­да я прошел и не стал выходить, она жда­ла, ждала меня и ос­тавила в туалете. Самолет полетел. Я вышел и сел в свободное кресло, включил наушники. В салоне был большой телевизор, можно бы­ло выбирать программы: мультики, фильмы.

– Когда начался подсчет пасса­жиров?

– Японцы – очень скрупулезные люди. Видимо, после раздачи ужина (кстати, тогда я впервые ел палочками), они поняли, что есть лишний пассажир, а кто – не могли по­­­­нять. Потом считали и пересчитывали. И тут самолет начал как-то странно покачи­ваться, как будто поворачивал назад. Я поду­мал, что из-за меня они повернут обрат­но. Вызвал стюардессу и передал ей записку, в которой по-английски написал: «Я не тер­рорист, у меня нет бомбы. Летите обратно в Токио».

– Вы хорошо знали английский?

– Нет, просто школьные знания. Меня привели в помещение возле кабины пилотов, там меня уже ждал командир экипажа. Он предложил мне сначала кофе, потом сига­реты. Тогда я еще не курил и отказался. Стюар­дессы стоят вокруг и смотрят. Потом на­чали разговор: как зовут, где документы. Я дал наш советский паспорт. Они удиви­лись, что я не похож на представителя этой страны. Уви­де­ли в паспорте прописку, спро­сили, что за виза. Не могли понять. Я сказал, что это мой адрес. Потом задали вопрос: «Зачем ле­тишь?» Я сначала ошибся, написал по-ан­глийски слово «удовольствие» – они засме­ялись. Написал снова: «путешествие».

– А как отнеслись к вашему появ­ле­нию в Токио представители СССР?

– Пришли двое: один представитель «Аэро­­флота», другой – из нашего посоль­ства. Первый – мужчина средних лет, отма­те­рил меня, ругался: «Что ты делаешь, позо­ришь страну!» Второй был молодым парнем, сказал, что ничего плохого со мной не будет. Он думал, что я из такой дали, как Чукотка и почему-то спрашивал: «А ты знаешь, что в Японии полы не моют тряпкой?» Я отве­тил, что знаю.

– Это действительно так?

– Да нет, тряпкой тоже моют. Просто он, видимо, хотел показать мне, какой здесь уро­вень цивилизации. Купил мне жвачки. Тогда у нас был дефицит всего: помню, что привез домой невиданные баночки колы, которые мне подарили стюардессы, и эту жвачку.

– А как с вами, нарушителем го­судар­ственной границы, обошлись япон­цы?

– Я думал, что японцы – холодные и неулыбчивые, жестокие люди. А когда меня провожали в аэропорту Токио, стюардессы заплакали. Потом я часто думал: помнят они меня или нет. Впоследствии, в один из приездов в Японию, я в городе Осака сам разыскал того пилота. Мы посидели с ним в маленьком ресторанчике, вспоминали, что тогда было. Он говорил, что такой случай был в его жизни единственный раз.

– Кто и как встретил вас в Москве?

– Множество людей в разных погонах и формах. Вывели меня из самолета первого, наорали немного, потом привезли в зареше­ченную комнату в аэропорту – начали до­прос. А я сижу, засыпаю перед ними, не могу ничего говорить – три дня не спал. Потом вызвали в Москву папу и отправили на третий день прямым рейсом домой.

– Сильно от папы досталось?

– Отец – очень сдержанный человек, не ругался.

– А дома допросы продолжались?

– Тем же вечером пришел человек из КГБ, минут пятнадцать поговорили. О чем он спрашивал, уже не помню. В горОНО собрались все учителя, допрашивали. Помню только, как кто-то сказал: «У тебя такая хорошая мать, почему ты так поступил?!» Хотя они больше слушали, чем спрашивали. Потом направили в психбольницу, там допытывались, не хожу ли я по ночам, и как мне спится?

– Прописали лекарство от побе­гов или дали справку?

– Да нет, поговорили и отпустили.

– Чем вы занимаетесь сегодня?

– Пока ничем. Надо думать, что делать дальше. Хотел работать в одном месте, где пригодилось бы мое знание японского языка, но позавчера получил отрицательный ответ.

– Так вы японский выучили?

– По приглашению знакомого японца (работника посольства Японии в Москве), трижды побывал в Японии. В 1992 году весной. Потом с 1995 по 1998 жил там, учился в городе Киото в школе японского языка для иностранцев.

– Японским теперь владеете свободно?

– Говорить могу, но за два года идеально не выучишься.

– А остаться там работать было невозможно?

– Визу мне не дали: очень строго с этим, сказали, что визу дают только тем рабочим, у кого есть опыт, «золотые руки». Когда учился, подрабатывал в ресторане помощ­ником повара. Работы очень много, и платят по нашим меркам очень хорошо. Хотя это не работа, а подработка – официантом, поч­тальоном.

– Для вас Япония, наверное, уже родная страна?

– Поначалу, конечно, были охи-ахи. Когда я впервые увидел в иллюминаторе Токио, это было такое зрелище! Море, нескончаемое море огней! Потом привы­ка­ешь. Я уже не чувствую того, что «еду в Япо­нию!» Последний раз ездил в феврале этого года, хотел поступить в университет, не получилось – экзамены очень сложные.

– Сегодня, в 25 лет, считаете ли вы свой поступок безрас­судным?

– Поступать так сейчас было бы глупо. Сейчас можно свободно улететь хоть куда. Я думаю, что с одной стороны, это, ко­нечно, было плохо, незаконно, а с другой стороны – до сих пор думаю, как это у меня получи­лось.

Это было очень интересно: бесплатно полететь, посмотреть мир. Хотя бы одним глазом.

 

Беседовала Саяна МОНГУШ

 (голосов: 1)
Опубликовано 13 мая 1999 г.
Просмотров: 3997
Версия для печати

Также в №20:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru