газета «Центр Азии»

Четверг, 24 мая 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1999 >ЦА №18 >Орлан Тинмей: Я буду мэром не вместо Кашина. Я просто стану мэром Кызыла

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Бар суши wok в щелково pushpizza.ru.

Орлан Тинмей: Я буду мэром не вместо Кашина. Я просто стану мэром Кызыла

Люди Центра Азии ЦА №18 (29 апреля — 5 мая 1999)

ООрлан Тинмей: Я буду мэром не вместо Кашина. Я просто стану мэром Кызыларлан Тинмей в послед­нее время явно становится но­вой восходящей звездой на на­­шем местном полити­чес­­ком небосклоне. Он не да­­ет засохнуть на корню на­шей политической жизни, а нашим мест­ным политикам и журналистам – скучать без дела. Озвученная им идея – смещение с должности избран­ного 5 апреля 1998 года Председателя админи­страции Кызыла Александра Кашина – сейчас активно обсуж­да­ется в пар­ламенте, в прессе, в поли­ти­ческих кабинетах и коридорах. Обра­щения в Верховный Хурал, прессу, в суд, даже проведение специальной конференции на эту тему – Орлан До­зур-оолович про­являет в вопросе о Ка­шине актив­ность и настойчивость.

Что движет им, что он хочет сказать лю­дям и вообще – что за человек Орлан Тинмей? Дабы выяснить это из первых уст, я и пред­ложила ему встретиться для интер­вью с са­мы­ми «заковыристыми» вопросами. Пред­седатель движения «За прогресс», ди­рек­тор Оптового алкогольного центра сразу же дал согласие: «Мне от людей скрывать нечего».

Правда, когда я на редакционной «ле­туч­ке» упомянула о назначенной встрече, неко­торые из моих особо впечатлительных коллег даже вздрогнули от неожиданности. И, па­мятуя нечастые, но весьма бурные посе­щения ре­дак­ции будущим героем интервью, посмот­рели на меня так, словно мне пред­стояло доб­ровольно положить свою дурную голову в пасть молодому льву. Но ничего такого, увы, не произошло. Увы – потому что при ог­ромной кон­ку­ренции на тувинском газетном рынке я порой не прочь была бы и немного пост­радать, ради сенсации. Представляете заго­ло­вок на всю первую страницу: «Орлан Тин­мей покусал Надежду Антуфьеву!» Или на­обо­рот: «Надежда Анту­фьева покусала Ор­лана Тинмея!» И фото – на полполосы! На­рас­хват бы весь тираж ушел!

На деле встреча произошла, как говорят дипломаты, «в спокойной дружеской об­ста­новке». Орлан Тинмей был точен: в наз­на­чен­ное время прислал за фотокор­рес­пон­дентом и мной машину. Правда, я ожидала увидеть что-то шикарно-ино­странное, а не скромные слу­жебные «Жигули», которые точ­но соответ­ствовали данному мне по теле­фону описа­нию: «Машину как уз­нать? Уз­на­­ете. Гряз­ная». Водитель с прият­ной улыб­кой отвозит нас в промзону, где на бывшей территории базы «Опт и розница» распо­лагается Опто­вый алкогольный центр. Там, в светлом прос­торном кабинете с ком­пью­тером, Орлан Тинмей любезно помогает мне снять плащ, уго­щает минералкой, и мы начинаем раз­говор.

– Орлан Дозур-оолович, будучи совер­шенно никаким специалистом в алкоголе не только оптом, но даже в розницу, я так до сих пор и не по­нимаю, для чего создан и чем зани­мается ваш Оптовый алкогольный центр?

– Эта система была сначала введена в Москве, в Красноярске, поработала год и положительно себя зарекомендовала. Самое главное – капитально возросли налоги от алкогольного оборота. Айсберг же – алко­гольный оборот – весь под водой, а после введения этой системы в местный реги­о­нальный бюджет пошли огромные нало­говые платежи. После этого, по их примеру, это ввели и у нас. Естественно, под это есть фе­де­ральный закон. Сейчас вся Россия пол­ностью покрыта такими оптовыми алко­гольными центрами.

Да, коммерсанты, которые завозили в рес­публику алкоголь, много потеряли. Рань­ше она получали прибыли 6-8 рублей с бу­тылки. А сейчас – от рубля до трех. В 1997 году было просертифицировано 37 дека­литров алкоголя. Один декалитр – это, грубо, один ящик. А за 1998 год просер­тифи­цировано около 100 тысяч дека­литров – два миллиона бу­тылок. С каждой бутылки наш бюджет получил 4-5 рублей.

Суть нашей работы в том, что вся вино-водочная продукция, которая привозится в республику, а завозить имеют право только имеющие лицензию, идет через Оптовый алкогольный центр. Привозящие продукцию складируют ее у меня, здесь имеются склады. Все документы ксерокопируются, заносятся в компьютер. После этого они идут в Гос­стандарт, специалисты Центра стандар­ти­зации и метрологии приходят сюда, дела­ют выборку и анализ. После заключения экспер­тизы мы наклеиваем на каждую бутылку марку. Эта марка, на которой напи­сано «Республика Тыва», – подтверждение легальности и качества продукции.

– А если предприниматели не привозят в ваш Центр алкоголь?

– Они марку не получают и торговать не могут. Ну, ящик-два для себя вы можете привезти, а машину – уже нет. Без марки алкоголь просто изымают, предприятие под­вергается штрафу и лишается лицензии. Сей­час очень жесткие требования.

Вся алкогольная продукция, кроме пива, проходит через нас. У нас каждая бутылка – номерная. И если где-то всплыла какая-то водка – нам из ОБЭП (прим.: Отдел борьбы с экономическими преступлениями) звонят, называют номер на марке, и мы момен­тально даем компьютерную информа­цию: кто поставщик, когда привез, откуда, за какую цену.

– Значит, в Туве ни одной бутыл­ки без вашей марки с надписью «Рес­публика Тыва» уже не продается?

– Не должно. Но через нас проходит только часть алкогольного айсберга. Более половины еще не обнаружено. Очень много пьют «технаря». Травятся, но пьют.

Я с левым «технарем», которым травят народ, боролся еще когда работал на пив­заводе. Приезжает вечером, в начале ночи, КамАЗ, за ночь все по точкам разливает, ут­ром пустой уходит. Один раз мы в такую за­са­ду журналиста Василия Сте­па­новича Крив­дика взяли. Я ему показывал: «Смотри, вот в этот частный дом завезли КамАЗ со спир­том. Из дома три выхода. Мы дали ин­фор­­­­мацию в горотдел: посмотри, как горот­де­­лов­ские будут действовать». Три часа про­­си­­­де­ли – бесполезно. А ведь там только во двор заходишь – такой духан, такой «технарь»!

И таких случаев было много. Однажды в районе школы № 15 выявили спиртовиков, живущих в двух частных домах. Начали их «душить»: машиной выезд перекрыли, чтоб не вывезли спирт, не спрятали. А из гор­отдела приехали и стали арестовывать не спиртовозов, а тех ребят, кто дорогу пере­кры­вал. Везде милиция, они без мили­ции не работают, не могут просто.

Короче, мы много сил потратили на борь­бу со спиртовиками. Мы сами их под конт­роль взять не можем. Сейчас милиция (им хра­нить негде) свозит конфискованную вод­ку ко мне. Заваренные сетки до потолка – там закрывают и хранят. В прошлом году по республике на двух постах отобрано около 30 тонн спирта-технаря.

– А куда девается дальше этот отобранный милицией спирт?

– Испаряется…

– Как? В смысле, в милиции же и «испаряется»?

– А это – пока не для печати.

– По вашим оценкам, как специ­алиста, в алкогольном рынке, сколь­ко бутылок в год выпивает Тува?

– Если вместе с «технарем» – 6 милли­онов бутылок в год. Это проверенная цифра. Мы изучали рынок еще когда я работал на пивзаводе. Хочешь, не хочешь – все равно выпьют.

– При таком спросе как можно было довести пивзавод, которым вы несколько лет руководили, факти­чески до банкротства, как отмеча­лось на последней сессии Верховного Хурала? Директор пивзавода Вяче­слав Даржаа ушел руководить су­дья­­ми в судебный департамент, вы – в Оптовый алкогольный центр. А за­вод остался «в долгу, как в шел­ку». Здесь есть или нет доли вашей вины?

– Первым ушел я. И я прежде всего должен сказать: я не был директором, был заместителем и работал по поручениям. Как скажет начальник – так и делал. Согласны?

На сегодняшний день задолженность пив­за­вода по налогам составляет более 17 мил­ли­онов рублей, из них 16 – пени. Когда она толь­ко начала воз­никать, я стал прини­мать меры. Вот доку­мент: 25 ноября 1996 года я обратился с пись­мом к президенту, в котором пред­лагал тог­дашнюю недоимку по налогам, в сумме одного мил­лиарда недено­ми­ни­ро­ван­ных рублей, пога­сить путем вза­имо­за­че­тов между пивзаводом и стро­итель­ной ор­га­­­ни­зацией, которую я нашел и кото­рой за­дол­­жал бюджет. Они были со­гласны по­лу­­чить бюджетный долг продук­цией. Самое страш­ное – здесь были пени. День проходит – еще 20 миллионов, сегод­няшних тысяч, на­бегает. Представляете?

Президент в тот же день (я сам лично за­шел) очень внимательно отнесся к этому и нало­жил резолюцию: «Нурсат М.К., Кок-оол Е.П. Прошу разобраться и произвести вза­­имо­зачеты». Если бы это было выполнено, не возникло бы такого долга.

Но я-то только зам. Все, что мог, сделал.

– Так что, завод сейчас стоит?

– Сейчас завод, благодаря усилиям но­вого руководства, снова начал разливать водку. Они молодцы. Но будут сильно на­ка­заны – у них нет лицензии. А за это – страшное наказание.

Первое требование при выдаче лицензии – уплата налогов. Вы понимаете – из 17 мил­лионов долга, 16 – из воздуха выросли! Пеня! Надо было ска­зать тогда мне только: «Де­лай!» – и завод бы ожил.

– Поэтому вы и ушли?

– Нет, не поэтому. Я занялся выборами и дальше планирую ими заниматься. Но четыре с половиной года я не даром на заводе проработал – коллектив меня уважал. А людей не обманешь, они видят – кто, как и для чего работает.

– Кстати, о выборах. Сейчас у нас в Туве, пожалуй, только ленивый не создает свою партию или движе­ние. От одних – много шума, но не вид­но дела, другие просыпаются толь­ко к выборам, у третьих и вов­се кроме громкого названия ни­чего нет. Созданное вами дви­жение «За про­гресс» к какой кате­гории отно­сится?

– К действующим организациям.

– В чем ее главные цели и задачи?

– Как обычно. Выдвижение своих членов, единомышленников во все органы законо­дательной власти. И этим путем стараться принести пользу обществу, улучшить нашу с вами жизнь.

– Цель благородная. Но не ориги­нальная. Еще ни одна партия не заявила: мы боремся за то, чтобы людям стало хуже. Вы знаете, как конкретно сделать лучше?

– ДаОрлан Тинмей: Я буду мэром не вместо Кашина. Я просто стану мэром Кызыла, в принципе, все партии говорят одно и то же: мы добьемся лучшей жизни для народа. Я говорю то же: буду добиваться того же и постараюсь своим трудом людям это доказать.

– Кто ваши сподвижники и сколь­ко в вашем движении членов?

– У нас много членов. Я не посмею сказать, как Александр Юрьевич Кашин, что у меня тысяча бойцов, но у нас очень много сторон­ников. Я думаю, на сегодняшний день, после коммунистов, наша партия – вторая по числен­ности.

– Кстати, о Кашине. В вашей служебной машине на самом почет­ном месте на прибор­ной доске над «бардачком» скотчем прикреп­лена фотография Жириновского и Каши­на, сделанная во время пресс-конфе­ренции в мэрии. Что бы это значило?

– А чтобы скучно не было.

– У вас так развито чувство юмора?

– (Улыбается). Конечно!

– Чтобы оценить в полной мере всю тонкость вашего юмора, надо знать ваши, скажем так, очень не­прос­тые отношения. Вы очень ак­тив­но ведете кампанию по смеще­нию мэра с поста. За что вы его так не полюбили?

– Я его и раньше не любил. Александр Юрьевич – это чужой человек в нашем горо­де. Он приехал сюда в восемьдесят восьмом году и поднимает здесь национальную волну. В начале девятостых годов была поднята тувинская национальная волна, тогда другие люди рвались к власти. Сейчас – русская. К чему это привело, вы сейчас видите. Уже масса людей имеет информацию по наруше­нию закона, финансов. Это все станет досто­янием гласности. Просто сейчас надо сказать: видимо, люди ошиблись, выбирая мэра. Поз­же, вспоминая правление Кашина, все будут смеяться.

– Орлан Дозур-оолович, с учетом уроков истории, не на слишком ли опас­­ную и скользкую почву перешел наш разговор? Вы так уверенно гово­рите о «национальной волне»… Но если объективно: мэр города ни разу не допускал в своих публичных вы­ступлениях, на страницах газет ни­чего подобного. Не опасаетесь ли вы, что как раз ваши высказывания на эту тему в отношении впервые из­бранного русского мэра могут как раз и привести к этой опасной и ни одному здравомыслящему человеку не нужной «волне»?

– Мэр как раз допускал. Когда говорят: русский мэр – я согласен, если бы был хоро­ший, умный человек. Вот работали раньше во главе города Пожидаев, Свинцов (прим.: первые секретари горкома КПСС) – о них никто ни­чего плохого не скажет. А сейчас мы имеем базу задокументированных прос­тупков Кашина – мы все это людям предо­ставим. Пусть они принимают реше­ния.

Вот, например, мой отец, став начальником городской налоговой инспекции, тоже уволил многих, понизил в должности. Но он сделал это по закону, на него нет ни одного заяв­ления в прокуратуру, в суд, в вышестоящие органы. А на Кашина – масса заявлений в суд, жалобы в прокуратуру, в Правительство. Так с людьми нельзя. Я так работать не буду. Мне просто совесть не позволит, родители мои не позволят.

– Вы действительно так хотите стать мэром вместо Кашина? Это как бы семейное: есть династия актеров Мунзуков, будет династия мэров Тинмеев?

– Я хочу стать мэром не вместо Кашина. Я просто стану мэром Кызыла! Так и на­пишите.

– А почему вы не добились этого за­конным, выборным способом? По­чему сначала зарегистрировались, а потом сняли свою кандидатуру на пост мэра во время выборов в прошлом году?

– Как это сформулировать? (Думает). Ну, вы прекрасно понимаете, почему я снял свою кандидатуру…

– Нет, не понимаю, поэтому и спрашиваю, чтобы понять. Может быть, вы считали, что у вас низкий рейтинг, и вы все равно не победите?

– Нет, не из-за рейтинга. Я бы вышел во второй тур, пусть Кашин набрал бы в первом 40 процентов, а я – 18. А во втором туре я бы выиграл. На тех выборах только я мог составить конкуренцию Кашину.

– Так почему, будучи так уверены в своих силах, вы все же отказались от выборной борьбы? Или вас по­просили снять свою кандидатуру?

– Просто был вынужден. Пришлось посчитаться с мнением людей. Может быть, рано еще было. А сейчас жизнь подвела к тому, что уже пора.

– (Улыбаюсь). Возраст поджима­ет? Но вы ведь еще молоды, все впе­реди. Вам ведь только тридцать пять?

– Почему тридцать пять? Тридцать два. Уже не молод.

– В этом возрасте можно плани­ро­вать далеко вперед и осущест­влять свои планы. Вы как-то не­сколь­ко лет назад в одном очень горячем раз­­го­воре со мной упомя­ну­ли, что со­би­раетесь в будущем стать прези­ден­­­том Тувы и упрек­ну­ли в том, что мы сво­ей пи­саниной под­ры­ваем вам ре­­пу­­та­цию. Или я тогда, сломлен­ная ва­шим на­по­ром, что-то неверно поня­ла?

– Конечно, неверно. Никогда не говорил, что собираюсь стать президентом. Честно ска­зать – президентом я стать не собираюсь. Мэ­ром – собираюсь. Это железно! И стану им! Если, конечно, кирпич на голову не упадет.

– Нет, кирпича на голову никому не надо! А вы знаете, как поднять город, став мэром?

– В нашей экономической и политичес­кой ситуации «поднять», как вы говорите, очень и очень сложно. Я буду работать, ста­рать­ся доказать, что хочу принести пользу обществу.

– Орлан Дозур-оолович, раз уж мы так откровенно говорим, рас­крой­те мне тайну, которая давно меня му­чает: зачем же тогда, в 1994 году, вы с группой друзей ездили к пре­зиденту Калмыкии Кирсану Илюм­жинову?

– Илюмжинов – молодой президент, наш сверстник, и нам было интересно просто пообщаться, познакомиться с ним. Он богатый человек, пять тысяч предприятий лично ему подконтрольны. Но мы у него помо­щи не просили. Хотели увидеть, как можно делать что-то по-новому. Он оказал нам вни­мание, более трех часов с нами беседовал.

И вот что интересно: с нами ездил Юрий Все­володович Тас-оол (прим.: тогда – ре­дак­­тор газеты «Молодежь Тувы», сейчас на­чальник Управления по работе со СМИ), и клю­чевая роль, почти семьдесят процентов разго­вора, принадлежала ему. Оказалось, что глав­ный редактор главной газеты Калмы­кии – Юрин закадычный друг: они вместе учились, жили в одной комнате общежития. И когда Илюмжинов шел к власти, тот был ре­дак­тором молодежной газеты. Он пол­ностью помог Илюмжинову, который стал пре­­зи­дентом, а редактор «Молодежки» – глав­­ным редактором главной газеты Калмыкии.

Кирсан Николаевич попросил высылать ему всю нашу местную прессу. Но мы этого не сделали.

– Расскажите о вашем детстве. Что в нем было особенно запом­нившимся?

– Из-за работы отца приходилось много ез­дить. Жить и учиться в Москве, в Сарыг-Се­пе, Шагонаре, Кызыле. Постоянно новые ли­ца, люди, отношения. Или московская шко­ла, в которой, пока отец учился в академии ЦК КПСС, я учился полтора года, или са­рыг-сепская. Есть разница? Поэтому, навер­ное, я с детства такой коммуника­бельный.

– Ну, вашего папу, Дозур-оола Лай­заповича, знают все. Всю жизнь на руководящей, партийной работе, был председателем Кызыльского гор­­ис­полкома, как теперь говорят: мэ­ром. Сейчас руководит городской на­ло­говой инспекцией. А ваша мама?

– Мама, Клара Николаевна, всю жизнь работала фармацевтом. Кларой ее назвали в честь немецкой коммунистки Клары Цеткин. Закончила Томский фармацев­ти­ческий институт. В Кызыле работала сначала в двадцатой, потом в первой аптеке.

– У вас есть сестры, братья?

– Да, старшие сестра и брат.

– Младших в семье всегда балу­ют. Баловал вас Дозур-оол Лай­запович?

– А он вообще нами никогда не за­ни­мался. У него даже спроси – он не знает ни сколько нам лет, ни когда дни рождения. Он всю жизнь коммунизм строил. И до сих пор строит. Нами мама занималась.

– Ваше детство и юность, на­верное, прошли в «дворянском гнез­де» (прим.: дом в Кызыле, где жили руко­водящие работники)? Вы были, так на­зы­ваемым «байским» сынком, балов­нем судьбы?

– Я в «дворянском гнезде» никогда не жил. В Кызыле мы жили на Щетинкина-Кравченко, потом на Гагарина, потом на «Горе» (прим.: район в Кызыле) возле автодо­рож­ного тех­никума. А уже когда я учился в стар­ших классах, мы переехали на улицу Мугур, где я и сейчас живу. К «дворянскому гнез­ду» я никакого отношения не имею, и никог­да не был «байским» сыночком.

Большая семья. Отец с мамой всю жизнь ра­ботали, бабушки-дедушки состояний не оставили. По отцу вообще бабушки и де­душ­ки не было: он из Пий-Хема, в десять лет остался круглым сиротой, воспитывался в интернате. Мамин отец – генерал Николай Чолдак-оолович Товарищтай – был объяв­лен «врагом народа», бабушка одна воспи­тывала шестерых детей.

Получали родители то, что получали все со­ветские люди. Машины никогда не было, слава Богу, хоть квартира была нормальная. Тряпок, шмоток у нас никогда не было. Так какой баловень судьбы?

– А какой вуз вы закончили?

– Я закончил Новосибирский торговый институт, в 1983 году поступил. Потом армия, потом женился. Так что обучение затянулось. Закончил уже заочно. Сейчас институт пере­именовали в Сибирский университет потре­бительской кооперации. Я там учусь в аспи­рантуре третий год. Планирую защитить дис­сертацию по экономике Тувы и стать кан­дидатом экономических наук, как отец. Я бы ее уже закончил, если бы не погряз в предвыбор­ных делах. Науку и политику совмещать непросто.

– Ваша семья, дети?

– Жена – Лариса Шимитовна – моя одно­­классница. Я ее преследовал с самого детства. Она закончила Иркутский Иняз, сей­час ра­ботает в Гослицее, преподает анг­лий­ский. Дети ее любят. Человек она твор­ческий, талант­ливый, интересный. Я своей женой горжусь.

Дочка Оля тоже учится в лицее, во втором классе, по-моему.

– «По-моему»? Ситуация, о кото­рой вы рассказали, когда ваш папа, все время работая, не помнил точно, сколько лет детям, повторяется?

– (Улыбается). Да, я как мой отец…

– Сейчас стало немодным иметь верных друзей. Все больше «сорат­ники по партии» и «конкуренты по бизнесу». А у вас есть друзья?

– У меня много друзей. Я всегда так жил, что у меня было много друзей. Самые лучшие, конечно – с детства. Ведь в детстве мы не обманывали друг друга, какие были, такие и были. А называть конкретно – зачем? Одного назовешь, другие обидятся (улы­бается).

Орлан Тинмей: Я буду мэром не вместо Кашина. Я просто стану мэром КызылаСреди ваших друзей был и Дидим-оол Донгак – «Герой», как его на­зывали, застреленный в декабре 1995 года у ресторана «Кызыл». Личность его оценивали неодно­знач­но: одни считали его прекрасным спорт­­сменом и спонсо­ром, другие – кри­ми­наль­ным авторитетом, тре­тьи – тувинским Робин Гудом. Я слы­­ша­ла, что у его гро­ба вы клялись, что най­дете убийцу. Но до сих пор след­ствие не дало ре­зуль­­татов, убий­ство не раскрыто…

– У гроба мы не клялись. А Дидим-оол Кончаевич Дон­­гак – действительно мой боль­шой друг. Дидим-оол сам себя сделал. Он ведь из обыч­ной аратской семьи. У него клич­ка «Ге­рой», и он, действительно, стал нацио­наль­­ным героем. Ничего кри­миналь­ного в этом имени нет. Просто Дидим-оол пере­водится как «смелый маль­чик», и его стали так по-русски называть – Герой. И приш­лось че­ловеку доказывать, что он – герой.

Узнаем, кто это сделал, кто заказывал убийство – будем принимать меры. Самые крайние.

– Вы уверены, что когда-нибудь это убийство будет раскрыто?

– Конечно. Все равно будет известно.

– Мне говорили, что вы, как «новый русский», носите на шее золотую цепь, поражающую очевид­цев своей величиной. Но я ее не вижу. Видимо, непроверенные слухи?

– Почему? Есть цепь золотая, массивная. Только к символу богатства, как у «новых русских», она отношения не имеет. Подарок друга. У Дидим-оола такая же была. У не­скольких друзей.

– Почему вы все вре­мя судитесь с кем-то? Ходить по судам – это же такое воло­китное, склочное и про­тивное дело. А вы то с редак­цией четвертый год суди­тесь по статье «Ан­типов и мафия…», то Кашину судом гро­зи­тесь.

– Вообще мне противно судиться с кем-либо. Я таких людей, которые по судам ходят, не уважаю. Единст­венный случай был в моей жизни, когда я судился с вашей газетой, телеком­па­нией «Тува-ТВ» и Анти­по­вым, по­то­му что пакости про меня всякие напи­сали незаслуженно.

Второй случай – я вынужден был подать в суд на Кашина, потому что он оболгал меня. Я пришел в суд, прокуратуру и изви­нился: «Мо­жет быть, я отнимаю ваше время, есть бо­­лее важные дела, преступления, но я вы­нуж­ден». Мне самому крайне неприятно об­ра­щать­ся в суд. Но суд – это последняя ин­станция.

Так что не «все время», а было всего два случая в моей жизни, когда вы про меня что попало написали, и вот сейчас – Кашин.

– Вы все время кого-то спон­си­руете – спорт, детей, культуру. Вы такой добрый или такой бо­гатый?

– Не богатый совершенно. Нет, правда. Может, просто видимость какая-то есть. У меня нет фирм, магазинов. Я не могу из собственного кармана выложить что-то. Просто у меня много друзей и я говорю: «Давайте, помогите людям, может, на том свете зачтется».

– На том свете? Вы – верующий человек?

– Я вообще неверующий. Не верю ни в Аллаха, ни в Христа. Коммунистическое воспитание.

– Ваша любимая книга?

– Я очень много прочитал, люблю читать книги, поэтому и зрение плохое. А любимой назвать не могу. Так нельзя сказать. По-моему, кто говорит: «Вот эта одна книга – люби­мая», говорит неправду. Книг хороших много, и одну назвать невозможно.

– Ваши любимые стихи? Или таких тоже нет?

– Почему? Были. Сейчас вспомнить не могу.

– А любимая газета?

– Газеты – «Комсомолка», «АиФ». Все местные газеты я обязательно читаю.

– Любимая марка автомашины?

– Я вообще к машинам равнодушен – лишь бы ехала. Сам машину не вожу. И лич­ной у меня нет. И у отца никогда не было.

– Любимое мудрое изречение? Вот Каадыр-оол Алексеевич Бичел­дей, на­пример, даже своим девизом сде­­лал изречение Чингиз-Хана: «Де­лаешь – не бойся, боишься – не делай».

– (Улыбается). Вот он и не делает… Я за­трудняюсь ответить на этот вопрос.

– Кто из исторических личностей является для вас примером?

– (Задумывается). Только не Ленин, не Сталин, не Брежнев. И даже не Ельцин.

– Ваше главное достоинство?

– Стараюсь быть добрым. Не доставлять людям неудобств. Помогать людям.

– А главный недостаток?

– Есть недостаток один. Главный. Но я о нем не буду говорить. Неудобно. (Смеется).

– Ваш характер, насколько я могу судить по предыдущим встречам с вами, весьма горячий, даже взры­во­опасный. Пытаетесь вы как-то с этим бороться? Думаете ли о послед­ствиях своих слов и по­ступков?

– Конечно. Но я стараюсь быть искрен­ним. По-моему, лучше выразить свое отно­шение так, открыто, чем скрывать, подличать за спиной, за глаза что-то делать.

– Кто ваш главный враг?

– (Улыбается). Я сам. Сам себе – главный враг.


Прошло время...


В 2000 году Орлан Тинмей защитил кандидатскую диссертацию, стал кандидатом экономических наук. Избран депутатом Кызыльского городского хурала, назначен председателем бюджетной комиссии.



Фото:

2. Семейный Новый год. Сидят: маленький Орлан на коленях у отца Дозур-оола Лайзаповича, брат Коля на коленях у мамы Клары, в центре стоит сестра Клара. Стоят: братья мамы Илья Товарищтай (слева) и Николай Товарищтай (справа).

3. О. Тинмей в армии. 1985-87 годы.Красноярский полк ПВО.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 2)
Опубликовано 29 апреля 1999 г.
Просмотров: 4275
Версия для печати

Также в №18:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru