газета «Центр Азии»

Пятница, 24 сентября 2021 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2014 >ЦА №43 >Роза Абрамова . Судьбы моей простое полотно

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Роза Абрамова . Судьбы моей простое полотно

Люди Центра Азии ЦА №43 (7 — 13 ноября 2014)

Роза Абрамова . Судьбы моей простое полотно(Окончание. Начало в №36 от 19 сентября№37 от 26 сентября№38 от 3 октября№39 от 10 октября , №40 от 17 октября 2014 года№41 от 24 октября 2014 года, №42 от 31 октября 2014 года)



Ак-Довурак: отдел рабочего снабжения

Осень семьдесят шестого. Я в Ак-Довураке: заместитель начальника отдела рабочего снабжения комбината «Туваасбест».

У работников госторговли совсем другое отношение к работе. В магазинах, кроме продавцов, есть грузчики, рубщики мяса. Если рабочего нет на месте, некоторые продавцы сами даже не занесут товар из подсобки в торговый зал. Скучаю по кооперации и своим прежним продавцам, которые сами и разгружали, и рубили – никакой работы не боялись.

Много нарушений – грубость с покупателями, обсчеты. Одна продавец додумалась срезать на мясе клеймо второго сорта и продавать его по цене первого.

Зря думала, что в должности заместителя будет легче, стану заниматься только вопросами торговли. Легче нисколько не стало. Начальник ОРСа Куличенко оказался хорошим фантазером. Осень – сезон ремонтов торговых предприятий, заготовки овощей, а Куличенко то болеет, то на охоту уедет, то на рыбалку. Пришлось засучить рукава и делать работу за него.

Провести ремонт оказалось большой проблемой. В потребкооперации всё было в одних руках: составляли сметы, наряды, утверждали их на правлении, и свои специалисты выполняли все строительные работы. Дело спорилось. А здесь времени на то же самое уходило много. Смету составлял проектно-сметный отдел, потом придут строители, ждут, когда им материалы завезут. Затем – сантехники, электрики, другие рабочие. Все из разных отделов, у всех разные начальники. Расценки, затраты на ремонт меня ужасали. Выше, чем в кооперации, и намного. Весь сентябрь и октябрь занималась ремонтом и заготовками овощей.

Закупленный лук стал прорастать, и его раскупали плохо. Дала задание директору базы Нине Калининой и её заместителю Нине Устиновой продумать вопрос, как избежать убытков по луку. Придумали. Сделали стеллажи с бортами, обтянули целлофановой пленкой. Энергетики установили лампы дневного света. Налили воды. Рядами уложили в воду головки лука. Таким образом вырастили зеленый лук, который люди раскупили с удовольствием.

Те, кто работал по-настоящему, видели во мне своего единомышленника: директор базы Нина Ивановна Калинина, заместитель директора базы Нина Сергеевна Устинова, бывшая заместитель начальника Нелли Матвеевна Кудрявцева, товароведы – Таисья Васильевна Беркута, Людмила Левыкина, Нина Еромаева. Понравились мне директора магазинов Роза Николаевна Каныгина, Таисья Ивановна Чёрная, Нина Худоногова, заведующая отделом тканей Антонина Ильинична Васильченко.

В Ак-Довурак ранее меня приехала Любовь Ивановна Новосельная. С ней мы работали в Каа-Хемском райпо, она была старшим поваром в столовой. Человек честный, хороший специалист. Любовь Ивановна на пенсии, но все равно работала поваром в детском саду.

Как только я переехала в Ак-Довурак, пришла и говорит, что знает: из-за работы мне некогда завтраки и обеды детям приготовить, как следует. Попросила дать ей запасные ключи от квартиры. Я согласилась. В свои нерабочие дни она у меня дома стряпала, пекла. Приду с работы – всё уже готово.

Сереже пришла повестка в армию, а мама – в командировке в Хабаровске. Сын очень расстроился, что меня нет: всех провожают, и только он, как сирота. Любовь Ивановна успокоила его: наготовила всего и сказала, чтобы приглашал всех своих друзей. А я, как почувствовала, приехала ночью, а дома – веселье. До конца своей жизни она меня опекала.

В Ак-Довураке у меня появилось много хороших друзей, в их числе – Леонид и Елена Черновы, Николай и Надежда Косоротовы, Дмитрий и Галина Свавильные, Мария Гурина. Часто в выходные вместе выезжали на природу. Мужчины ловили рыбу, варили уху.

От комбината выделялись автобусы, целыми коллективами ехали отдыхать на острова Страданий и Любви, так их в шутку называли. Жили дружно и весело. Работали с фантазией.


Ясное море


Начальник видел, что без него обхожусь, и ничем не помогал.

Для рабочих выделяется много мяса, масла, а холодильных камер не хватает. Прошу Куличенко решить вопрос с холодильными камерами для хранения продуктов. А у него поговорка была – ясное море. Он мне и отвечает: «Вот ясное море! Как же я его решу, если промышленность мало холодильных камер выпускает?»

Главным энергетиком на комбинате работал Леонид Леонидович Чернов, большой умница. Очень многое сделал для ОРСа. Еду к нему с просьбой о помощи – придумать что-нибудь с холодильниками. Он помочь согласился, но для этого нужно найти агрегат ИФ-56, тогда можно построить две камеры, оснастить холодильным оборудованием, поставить этот агрегат между ними, и вопрос был бы решен.

Из Москвы в командировку приехал начальник по снабжению. Чернов звонит мне. Иду к этому товарищу, убеждаю, что нам необходим данный агрегат. Убедила, ИФ-56 отгрузили из Москвы, и Леонид Леонидович слово сдержал – сделал холодильные камеры.

Ясное море только руками развел и весь жар себе загреб.


Вместе нам никогда не быть


Роза Абрамова . Судьбы моей простое полотноС уходом в армию старшего сына в доме за хозяина – младший. Валера всё умеет – отремонтировать телевизор, утюг, приемник. В школе – комсорг. Занимается спортом: гирями, альпинизмом. У Валеры много друзей, он вожак у ребятишек. В выходные дни вместе ездим на велосипедах на реку Алаш.

Сережа служит на Чукотке. Письма пишет с юмором. Летом приехал в отпуск и удивил меня вопросом: «Мама, почему ты не выходишь замуж? Тебя никто не берет или ты сама не хочешь?»

Я ответила, что когда была возможность, не выходила второй раз замуж из-за них с братом, чтобы чужой дядя не обидел, а теперь и желания нет. Сын сказал, что не против моего замужества, если человек хороший встретится.

А ведь хорошие люди встречались на моём пути, только разные у нас были дороги. Теперь уже можно об этом рассказать.

Его я буду называть В.М. По Шагонару ходили слухи, что у нас роман. Он часто звонил, ездили с ним по чабанским стоянкам, но о симпатии и любви разговоров не вели. Когда было особенно трудно, советовалась с ним. Видя, как мне иногда достается, искренне пытался помочь.

Однажды пригласил к себе в кабинет в конце рабочего дня. У меня как раз случилось очередное ЧП, настроение было очень плохое.

Пришла и села у окна. Он сидел за столом. Смотрит на меня, улыбается, видит мое настроение и спрашивает:

– Плакать будешь?

– Буду.

И слезы сами полились, наступила душевная разрядка.

– Ну, хватит. А теперь расскажи, что случилось.

Я рассказываю обо всем, как на исповеди.

– Хорошо. С транспортом помогу, с начальством поговорю, остальное сама сделаешь.

Сразу стало легко на душе. На этом и разошлись. Когда попала в аварию, сразу же приехал в Кызыл, и его провели ко мне в палату. Я бледная, в гипсе.

– Ничего не говори, тебе и так трудно. Я только посмотрю на тебя.

– Вы в командировке здесь?

– Нет. Я в командировке по району. И никто не знает, что я в Кызыле.

А мне – как бальзам по сердцу. Стала восстанавливать в памяти ранние отношения и пришла к выводу, что он неравнодушен ко мне, и давно.

Его внимание мне очень помогало. Что интересно, его телефонные звонки могла почувствовать из множества. Стоит мне о нем подумать, тут же раздается звонок.

А в душе – обида, за что такое наказание? Ведь у него дети, жена-красавица, и я никогда не смогу разбить его семью. Но против воли думала о нем.

Уехал на курорт в Кисловодск, получаю от него письмо: очень беспокоят дела в торговле. Стало смешно, написала отчет по всем показателям плана с процентами. Заверила печатью. В конце приписала: «Поправляйтесь, постараемся темпы не снижать».

Приехал с курорта и звонит, что купил мои любимые духи. Мне очень приятно, но решила пошутить: «Как будете вручать? Мне собирать членов правления или общее собрание?» «Ну и востроязыкая!»

Первого мая на демонстрации колонна райпотребсоюза – самая нарядная. Только у нас 15 флагов союзных республик и флаг СССР развевались на ветру, а в руках – расцветший багульник. В.М. стоял на трибуне и махал рукой, как показалось – мне. Стало горько и обидно. После демонстрации я пошла не в гости, а домой – стирать.

Затопила баню, переоделась в черный хлопчатобумажный костюм. Стираю на доске и горько плачу. Стук в ворота. Выхожу в таком виде, как есть, зареванная. У ворот стоят он, его жена и ее подруга.

– Вы к кому?

– К вам.

– Зачем?

– Посмотреть, как руководитель торговли встречает политический праздник.

Прежде он никогда не был у меня. Цель прихода поняла: хотел меня увидеть, а жена решила убедиться в правдивости слухов о нашем романе. Пригласила в квартиру, быстро накрыла стол. Они у меня пробыли весь день. Вечером поблагодарили за гостеприимство и ушли.

Снова принялась за стирку, слезы одолели. Стемнело. Ворота открываются, он приходит один.

– Зачем вернулись?

Чтобы в ограде разговор не вести, зашли в сени. Слышу, ворота стукнули, поняла, что пришла жена.

– Ты что, не видишь, что я тебя люблю?

– Не вижу и видеть не хочу. Кто дал вам право меня компрометировать? У вас прекрасные жена и дети.

– Сердцу не прикажешь.

Открывается дверь, и она спрашивает:

– Объясняемся в любви?

– Зайдите в квартиру.

И тут я мысленно стала ее умолять: «Оскорби меня, оскорби или, как делают бабы, грохни чем-нибудь по оконной раме». Я ни в чем не виновата, но это был бы повод взорваться.

Она оказалась очень умной женщиной и сказала:

– Простите нас. Столько времени у вас отняли.

Повернулась к нему:

– Пойдем домой, нас дети ждут.

И он пошел.

Я всю ночь не спала, хорошо, что утром друзья Ножкины увезли отдыхать на природу.

Несколько дней он мне не звонил. Я тоже. Вдруг вижу сообщение в газете, что его переводят в другой район. Он мне оставил книгу «Битва в пути». Там аккуратно подчеркнуты такие слова: «Я люблю тебя больше всех женщин, но никогда не оставлю семью». В другом месте подчеркнуто: «Для нашей любви остаются только задворки. Вместе нам никогда не быть».

Так наши пути разошлись на целых десять лет. Я уехала из Тувы и в Минусинске встретила человека, можно сказать, богом данного. Полюбила и создала семью. Он вдовец. В Петре сочеталось всё, что мне нравилось в мужчинах. Добрый, сильный, человечный, нежный, симпатичный. Не пил, не маялся дурью. Понимал меня с полуслова. Тринадцать лет – до его ухода из жизни в 2000 году от рака поджелудочной железы прожили мы с Петей в любви и согласии.

В.М. приехал в Минусинск в командировку и решил встретиться. Позвонил. Пригласила домой. Располнел, постарел. Петр Васильевич Тесля, мой муж, выглядел интереснее. Но хорошо, что эта встреча состоялась. Вскоре В.М. ушел из жизни, светлые воспоминания о нем, его добром отношении ко мне остались.


Его письма – глоток свежего воздуха


Особым добрым другом был для меня Виктор Алексеевич Куликов, с ним, корреспондентом газеты «Тувинская правда», познакомилась, когда работала в Сарыг-Сепе. Когда его перевели работать в Москву – в газету «Сельская жизнь», мы с ним переписывались.

А когда уже разошлась со своим мужем Абрамовым и работала председателем, Виктор Алексеевич приехал в Шагонар в командировку. Посмотрел на мою сумасшедшую работу, убедился, что мне некогда даже думать о себе, о семье. После этого письма стали приходить регулярно.

Конечно, отвечала, а иногда, чтобы сбросить груз с души, делилась с ним тем, чего не могла сказать кому-либо другому. Я ждала его писем с добрыми советами, перечитывала их по несколько раз.

Когда в 1975 году мне в Шагонар пришел вызов на госэкзамены в Москву, мы встретились. Встречу назначила на почте. Сижу, читаю в ожидании телефонного звонка: ждать, когда по межгороду соединят, приходилось долго. О встрече и забыла. Вдруг на страницу книги ложится букет гвоздик. Поднимаю глаза – стоит он, высокий, симпатичный. Улыбается. Поцеловал в щечку.

Потом до вечера бродили по городу, много говорили. Несколько раз ходили в театры. Трудно объяснить наши отношения – я ими очень дорожила. Решили, что лучше не встречаться, а продолжать наши письменные диалоги. Последнее письмо он прислал, когда я уже жила в Минусинске.

«Июнь 1985 года. Здравствуй, великий путешественник!

Всё правильно, всё так должно и быть. Тебе когда-то очень не посчастливилось – с твоим честным, прямолинейным характером надо было ходить или в мундире прокурора или быть (все же душа-то у тебя мягкая, добрая) на крайний случай адвокатом. Людей ты любишь и готова отдать за них всё, что у тебя есть. На сделку с совестью ради выгоды не пойдешь, а как это сейчас любят! Или – стали любить.

Ты – как буревестник. Всё клокочет, а ты носишься независимо над пучиной вод бездонных, освещая, словно молния, тьму лихоимства, подличанья, хамства.

Ты есть ты! Не переделать тебя, не перековать. Рад такой неравной дружбе с тобой: таких людей в моей памяти – единицы. Натура ты сильная, волевая, умница, не подлаживаешься под подлецов, не выжидаешь, когда над ними гром грянет. Честная борьба, честный подход ко всему.

Нет, это не второе дыхание. Второе – когда у человека нет сил, он отдает концы. А ты еще долго и много, плодотворно поработаешь на пользу людям.

Гордись и радуйся, что ты не стала другой, не измельчала, не унизилась. Ты – честна, ты – незапятнанна. Чтобы прожить дольше (я этого тебе очень хочу, милая!), не кочегарь сама топки. Шуруй сердца людей. Тебя очень поддержат – весь мир всегда держался на чести и доброте. Предрекаю хорошее будущее…

Я нисколько не удивился, что ты уже в другом месте. Продержись до пенсии! Ведь ты – на дороге к Туве, а туда тебя еще не раз занесет. Ностальгия твоя распространяется и на Туву, где всё стало другим, и даже незнакомым.

Жизнь моя идет ничего, сносно. Дети выросли, вышли в люди. Я выхожу из людей в старики. Но все равно, как и в былое время, и сейчас желаю тебе добра, счастья, любви. Ведь еще не поздно, если всерьез. Ты ведь красивая. Умница.

Был в последнее время в Краснодарском крае, Ташкенте. Тянет и в Сибирь. Может, потепления подождать?

Всё вздыхаю да пером машу в воздухе. Хочется сказать много ласковых, теплых слов тебе. Считай, что я их тебе нашептал. Верю в тебя, в твои силы. Знаю, что одним порядочным, даже очень порядочным, принципиальным, любящим людей человеком в Минусинской округе стало больше. Это – о тебе. Кстати, я жил в Минусинске по ул. Скворцовской, 13 во время войны. А ты сейчас ходишь тропами моего детства. Счастливая!!! По сему случаю крепко обнимаю и целую мою недотрогу. Твой Виктор».

Вот такой большой друг был у меня. Пятнадцать лет поддерживал меня добрым словом. Из жизни он ушёл трагически, но память о нем жива. Письма Виктора Алексеевича и сейчас храню. Они, как глоток свежего воздуха.


Без КамАЗов не возвращайся!


Снабжение Роза Абрамова . Судьбы моей простое полотнотоварами ОРСа комбината «Туваасбест» намного лучше, чем в потребкооперации, так как оно централизованное, но все равно многого не хватало. На закупки товаров ездили по всей стране. На специальных ярмарках заключали договоры, и в Ак-Довурак поступал дополнительный товар. Ездить на ярмарки мне нравилось: Москва, Ленинград, Хабаровск, Барнаул.

Очередная ярмарка – в Курске. Поездка удалась: закупила много нужных товаров, которых нам очень не хватало. Вечером по телефону вызывает Куличенко и говорит, чтобы не возвращалась, пока не отгружу два КамАЗа для комбината «Туваасбест». Где же их получать? «Узнавай в военкомате города Льгова».

Еду в Льгов. Оказалось, что нужная воинская часть находится где-то за городом. Пошла искать. Нагоняют меня три солдата. Спрашиваю, где находится такая-то воинская часть, называю фамилию её командира. Они интересуются, кем я ему прихожусь. «Вам это знать не обязательно», – загадочно улыбаюсь в ответ.

Они, наверно, подумали, что я его жена: вызвали командира, стоят и ждут, как он обрадуется. А он смотрит на меня и спрашивает: по какому вопросу? Рассказываю. Он объясняет, что на этих КамАЗах убирали урожай в Дмитриевском районе и ехать надо туда. Но вагонов, чтобы их вывезти, нет. Получают машины только те, кто осуществляет перегон своим ходом.

Возвращаюсь в Курск, звоню Куличенко, объясняю ситуацию. В ответ: «Делай, что хочешь, но без КамАЗов не возвращайся!» Снова еду в ту же воинскую часть. Меня обещают завтра подбросить до нужного места: в ту сторону как раз отправится машина части. А сегодня приглашают отведать зайчатины, что настреляли накануне на охоте. Застолье получилось знатным. Зайчатину, нашпигованную чесноком, натушили. Собрался весь командный состав части. Мне вспомнилось детство, когда отец служил в Молдавии, и я часто вместе с ним проводила время в офицерской компании. После ужина меня отвезли до Льгова. Оттуда автобусом уехала до Курска.

На следующий день, как и было обещано, за мной заехали офицеры и довезли до места, где находились КамАЗы. Их водители – бывшие военнослужащие, и тот, чью машину забирали, мог ехать домой. Поэтому очень заинтересованы побыстрей избавиться от своего КамАЗа: весь транспорт подготовлен, вымыт, каждый предлагает посмотреть именно его машину. Выбрала два КамАЗа. Иду к начальнику железной дороги просить вагоны, но свободных вагонов нет, и неизвестно, когда будут.

Иду в гостиницу. В ней – представители со всей Сибири, приехавшие получать автомашины, но застрявшие здесь из-за отсутствия вагонов. Все мужчины, я одна женщина среди них. Время коротают за бутылкой – пьют с горя.

Утром снова иду к начальнику железной дороги. Рассказываю ему, что творится в гостинице. Прошу войти в мое положение. Он подумал и говорит: есть у него две платформы, но их необходимо очистить от остатков свекольного жмыха. Заверила, что смогу это сделать.

Что делать дальше? Иду, смотрю – около вокзала мужики пьют. Обращаюсь к ним: не возьмутся ли очистить платформы за водку? Согласны. Договорились о количестве бутылок, и они сделали всё с удовольствием. КамАЗы погрузили краном, закрепили и отправили до Абакана. Я еще не успела вернуться домой, а машины уже доставлены в Ак-Довурак.

В Москве зашла в УРС – Управление рабочего снабжения. Начальство похвалило за оперативную отгрузку.


Отгрузить к 7 ноября


Коллектив стабилизировался, работаем дружно. Но отношения с начальником по-прежнему натянутые. Решила поговорить с ним начистоту. Высказала, что накипело. Куличенко выслушал и спокойно говорит, что одни вопросы он решает, другие изучает. И всё нормально.

Послушала его и сама засомневалась, задумалась: может быть, я не права? Но проходит время, работа стоит, ничего не решается, не двигается. И снова мне приходится включаться не в свое дело. Надоело. Порой думала: что, мне больше начальника надо? Делаю за него его работу, а он не понимает и некоторые неполадки в вину ставит мне.

В 1979 году в Ак-Довураке достраивали универмаг. Нет торгового оборудования. В Туве его не найти, только в Москве – в Росторгоборудовании.

И снова Куличенко дает трудновыполнимое задание: ехать в Москву и любыми способами найти и отгрузить. Все торговое оборудование распределяется строго по разнарядке, и получить его очень сложно. Практически невозможно.

Приезжаю в Москву. Предварительно заручаюсь письмом УРСа о том, что вновь построенному универмагу требуется оборудование, и отгрузку в Туву надо произвести к 7 ноября.

Нахожу нужную организацию. Росторгоборудование расположено в двух маленьких кабинетах. Долго жду начальника. Наконец, приходит его заместитель по фамилии Курочкин. Объясняю, зачем приехала. А он даже не знает, что такое Тува. Переспрашивает: «Наверное, Тула?» Еле сдерживаю себя, так хочется нахамить в ответ. Растолковываю, что Тува находится на границе с Монголией. Но вижу, что такого ничем не прошибешь. Теряю надежду, что смогу что-то получить.

Вдруг в стене открывается совсем неприметная дверь, на пороге появляется пожилой человек и просит принести ему чая. Спрашиваю, кто это? Секретарша тихо отвечает, что это начальник Росторгоборудования. И я, не спрашивая никого, ринулась в эту дверь.

Зашла, представилась, наговорила в его адрес много лестных слов: только вы можете мне помочь. Он вызывает в кабинет Курочкина и спрашивает, отгружен ли кому-то выделенный комплект оборудования. На мое счастье, оказывается, что еще не отгружен. Тогда он пишет резолюцию: «Отгрузить в Туву».

Даже не верится, что всё получилось! С транспортом помогло руководство УРСа, и в результате универмаг открыли в срок – 7 ноября, в день годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

Начальник мой, Куличенко, ходил с комиссией гордый, как именинник. Было противно смотреть. Ведь все знают, какое участие в строительстве он «принимал». Работать с ним дальше не хочу и не буду. Решила уехать, тем более, что у Валеры проблемы со здоровьем начались – появилась аллергия на асбестовую пыль. Врачи посоветовали сменить место жительства.

У Сережи всё хорошо. В 1978 году он, отслужив, вернулся домой возмужавшим. Его отправили от Тувы на конкурс сварщиков в Ленинград, куда съехались специалисты со всего Советского Союза – около ста человек. Призовое место не занял, но девятое – тоже неплохо.

Устроился работать на Ак-Довуракскую ТЭЦ сварщиком. Вскоре познакомился с Людмилой Брятковой. Сереже она сразу понравилась, решил жениться, настроен был решительно: «Ей хорошую жизнь надо создать, она еще красивее будет». Сыграли свадьбу. И за три десятилетия их совместной жизни мы с невесткой даже ни разу не поссорились.

Людмила – серьезная, умная. Вскоре после свадьбы они вместе поступили на заочное отделение строительного техникума. Сережу приняли в ряды КПСС.


Дорогая и любимая Тува


Решение оРоза Абрамова . Судьбы моей простое полотно переезде принято окончательно. Летом 1980 года во время отпуска зашла в Красноярске в краевой потребсоюз. Председателем правления работал Анатолий Георгиевич Орешков. Спрашиваю у него: «Возможно, есть у вас в системе крайпотребсоюза свободная должность председателя правления? Я согласна переехать и работать».

Потом сама себе удивлялась, как могла так самоуверенно спросить: согласна стать председателем? За эту самоуверенность меня часто осуждали. Не знаю, что он подумал, но посмотрел на меня изучающим взглядом.

На тот момент в Красноярском потребсоюзе женщин-председателей не было, а мне было вовсе не страшно оказаться в самом отсталом райпо. Мне всего 45 лет – сил и энергии достаточно, опыта тоже.

Орешков предложил после отпуска снова зайти в крайпотребсоюз, тогда и обсудить этот вопрос. Зашла, и мне действительно предложили отстающую организацию – Партизанское райпо. Но сначала порекомендовали съездить туда – посмотреть, а если все устраивает, то приступить к работе председателем правления.

Село Партизанское – в 120 километрах от Красноярска. Лечу туда на самолете. Приземляемся в местном аэропорту, кругом березовая роща, прямо на летном поле – домик с голубыми ставнями, копна сена. Село совсем рядом. Зелено, красиво, воздух свежий. Для здоровья сына – очень хорошо. Иду по селу, тротуары деревянные. И припомнились мне строки из песни:

По мосткам тесовым вдоль деревни

Ты идешь на модных каблуках,

И к тебе склоняются деревья,

Звездочки мелькают в облаках.

Всё мне здесь понравилось.

Вернулась в крайпотребсоюз и дала согласие работать в Партизанском райпо. В Ак-Довураке никто ничего не знал. Я молчала, заканчивала и подчищала все дела. Вскоре позвонили из Красноярска, сообщили, что купили для меня квартиру, можно переезжать.

Подала заявление об увольнении. Для коллектива это стало шоком. А Куличенко обрадовался, что уезжаю, бесплатно дал автомашину для переезда. Перед отъездом собрался коллектив – товароведы, завскладами, все мои друзья – с кем работала и дружила. Устроили такие проводы – с песнями под гармошку! Подарили электрический самовар, чтобы собирала вокруг него новых друзей.

Прощай, дорогая и любимая Тува! Здесь прошли мои лучшие годы. Здесь, начав с должностей рядового продавца и бухгалтера, проработала 25 лет, здесь состоялась как руководитель, и мой труд был высоко оценен.

Работать в Туву уже никогда не вернусь, а в гости буду приезжать часто. Я люблю тувинскую природу, людей, здесь живущих, мне всё тут мило. И здесь у меня осталось много друзей.

Роза АБРАМОВА

Фото из личного архива Розы Абрамовой и архива газеты «Центр Азии».




Послесловие.


Последний раз Роза Николаевна Абрамова приехала из Минусинска в Кызыл 27 апреля 2012 года. Пришла в редакцию газеты «Центр Азии» со своими новыми заметками-воспоминаниями о людях Тувы: это важно, нельзя, чтобы забыли. Вскользь упомянула о том, что очень похудела и предстоит онкологическое обследование. Она улыбалась, как всегда, и я не догадалась тогда, что это – последняя встреча, что она приехала попрощаться.

Мне казалось, что с оптимисткой Розой Николаевной – сильной духом, доброй и умеющей, как никто, хранить дружбу, ценить и любить людей – ничего не может случиться. Казалось, время не властно над ней: я познакомилась с Розой Абрамовой, когда она уже была на пенсии, но скучное слово пенсионерка никак не вязалось с этой женщиной.

Не железного здоровья, но энергичная, лёгкая на подъем, в 65 лет в Саянских горах совершившая восхождение до заснеженной вершины – к Висячему камню, она всегда была в гуще общественной жизни: активистка минусинского совета ветеранов, мартьяновского музея, внештатный корреспондент газеты «Власть труда».

Её уютная квартирка на втором этаже небольшого двухэтажного дома в тихом уголке Минусинска никогда не пустовала: любимые внуки, многочисленные родственники, друзья, соседи, их дети и внуки – для каждого у неё находилось ласковое слово, вкусное домашнее угощение. Всех она помнила, ценила, любила.

«Ушла наша душа», – так сказала о своем старшем друге директор мартьяновского музея Людмила Ермолаева. Очень кратко и очень точно. Действительно, ушёл из жизни человек большой светлой души, объединявший людей вокруг горевшего в нём огонька добра.

Последней мечтой Розы Николаевны, высказанной за три дня до смерти от все-таки победившего ее рака, была: «Хочу в Туву!»

Розу Николаевну Абрамову проводили в последний путь в центральном Спасском соборе Минусинска, где 18 июля 2012 года прошло отпевание. Похоронили её на тихом кладбище села Тесь Минусинского района – рядом с супругом Петром Тесля и младшим сыном Валерием.

И знаете, только сейчас, осуществляя литературную редакцию воспоминаний Розы Николаевны и как будто вместе с ней проживая её жизнь, я в полной мере ощутила, что мне её очень не хватает. Такие уж мы, обычные люди, не наделенные особым даром – по-настоящему ценить счастье общения при жизни человека. У неё этот дар был.

Надежда АНТУФЬЕВА


Очерк Розы Абрамовой «Судьбы моей простое полотно» войдёт третьим номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который сразу же после выхода в свет в июле

2014 года пятого тома книги начала готовить редакция газеты «Центр Азии».


Фото:

1. Роза Абрамова заместитель начальника ОРСа комбината «Туваасбест». Тувинская АССР, город Ак-Довурак. 1977 год.

2. Сергей Абрамов, старший сын Розы Абрамовой во время армейской службы на Чукотке. 1977 год.

3. Валера Абрамов, младший сын Розы Абрамовой. Тувинская АССР, город Ак-Довурак. 1977 год

4. Роза Абрамова во время своего очередного визита в Туву перед началом парада в честь шестидесятилетия вхождения Тувы в состав России, во время которого она вместе с делегацией Минусинского краеведческого музея имени Николая Мартьянова прошла в колонне редакции газеты «Центр Азии». Кызыл, День города, 11 сентября 2004 года. Фото из архива газеты «Центр Азии».

Роза Абрамова

 (голосов: 12)
Опубликовано 9 ноября 2014 г.
Просмотров: 3252
Версия для печати

Также в №43:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2021 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru