газета «Центр Азии»

Воскресенье, 19 августа 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1998 >ЦА №35 >Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работы

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работы

Люди Центра Азии ЦА №35 (27 августа — 2 сентября 1998)

 

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работыСимпатичное розово-белое здание с башенками, напоминающее за­мок, стоит в зелени улицы Красных Партизан на берегу Енисея – Уп­равление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Тыва.

Несмотря на невинно-романтический фасад и перемену ветра истории, входишь в него все равно с трепетом. Вспоминаются страшные имена – Ягода, Ежов, Берия, бесконечная вереница «врагов народа» – расстрелянных, замученных жертв сталинского террора.

 

Однако доброжелательная встреча с на­чаль­­­ником Управления гене­ралом-майо­ром Чанмыром Удумбара, его совсем не страш­ный штатский вид постепенно снимает на­пря­­жение.

Чанмыр Александрович гостепри­имно (в прош­лые времена «гостеприимно» прозву­чало бы жутким фарсом по отно­шению к этому ведомству) проводит небольшую экс­кур­сию по зданию.

Идем по этажам: мимо стен­дов с фотогра­фи­ями предшественников, вете­ранов и луч­ших сотрудников органов. Входим за желез­ную дверь в не­большую комнату, запол­ненную стеллажами с много­численными пап­ками. Спус­каемся в подвал – сейчас там всего лишь невинные хозяйственные службы. Но не хотела бы я спуститься сюда по крутой лест­нице при другом историчес­ком раскладе. Три массивные железные двери со зна­нием дела спроек­тированные под камеры, кри­чи, бейся головой о стены – никто не услы­шит.

…Потом мы пьем кофе в его светлом прос­торном кабинете и беседуем. Я спра­шиваю, он отвечает. Пожалуй, впервые за всю историю грозного ведомства в Туве, роли переменились: прежде здесь принято было только отвечать, а не задавать вопросы.

Чанмыр Александрович, работ­ник госбезопасности или, как гово­ри­ли, «гебист» это такое при­зва­ние? Как им становятся? Вы, навер­ное, с детства зачитывались книж­ками про разведчиков и шпионов?

– Да, когда учился в школе, я с интересом читал книжки про раз­ведчиков. Но в те годы в голове и мысли не было, что я буду рабо­тать именно здесь.

Окончил Красно­ярский пединститут. Все­го два месяца препо­давал в школе №2 города Кызыла, затем год армии. Служил в погра­нич­ных войсках Тихо­океан­ского воен­ного округа. Потом полгода препо­давал в педучи­лище. Так что граж­данский стаж у меня все­го семь-восемь ме­сяцев.

Потом по повестке меня призва­ли сюда на действительную военную службу и на­пра­ви­ли учиться в Минскую школу контр­раз­вед­чиков на выс­шие курсы. Окончив их, при­ехал назад и с этого момента, вот уже 26 лет, ра­бо­таю здесь. Начал с должности опер­упол­но­мо­ченного.

Как отнеслись ваши родители к такому неординарному выбору сына? Они тоже имели отношение к органам?

– Нет. Родители у меня родом из поселка Ээрбек Пий-Хемского ко­жууна. Колхозники. Отец и плотничал, и чабанил. А мать всю жизнь до­яркой работала. Нас шестеро детей, все благополучны, все живы-здоро­вы, живут в Кызыле, кроме младшей сестры, которая работает учителем в Ээрбеке.

А отношение к этой работе... Честно говоря, отец не поддержи­вал. И в свое время не поддержал моего старшего брата, которого из обкома комсомола хотели взять сюда. Отец запретил. Категорически. Почему-то у него были на эту работу свои взгляды. Брат послушался. А когда я переходил в органы, отца уже не было... и строгого запрета от родственников не было.

А у меня было большое желание перейти на эту работу. Когда ме­ня, молодого человека, пригласили сюда, рассказали: будете учиться в разведшколе, поедете в Минск, будете заниматься чекистской работой, – мне очень интересно стало.

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работы Привлекла романтика? Внешний вид здания очень романтичен. Кста­ти, вы не знаете, почему такая оригинальная архитектура?

– Проектировал это здание немецкий архитектор по фамилии Класс. Это един­ст­венное здание в Кызыле, где присутствует восточно-евро­пейский стиль. Построено оно было в 1954 году. В то время, после смерти Ста­ли­на, органы реформировали, сокра­щали.

Видимо и в областном комитете пар­тии, и в правительстве такое здание соч­ли очень громадным для этого ве­дом­ства. И его временно «по­селили» на углу улиц Комсо­мольской и Красных Пар­ти­зан. А здесь в те­чение двух лет было об­ще­житие. Жили студенты сель­хоз­тех­­ни­кума.

Повезло студентам. Только ненадолго?

– Да. Через два года органы снова стали восстанавливать, приба­вили штаты и нас вернули в это здание.

А самое первое здание органов в Туве, где оно располагалось?

– Еще при Тувинской Народной Респуб­лике – в здании по улице Чульдума, где сейчас станция переливания крови.

А как создавались органы госбез­опасности в Туве?

– Впервые вопрос о необходимости соз­дания органа, призванного охранять и за­щи­­­щать завоевания народной революции, был поднят на II Великом Хурале ТНР, про­хо­дившем с 26 сентября по 12 октября 1923 года. Однако мнения депу­татов по этому во­просу разошлись и ни­какого кон­крет­но­го решения по существу тогда при­­ня­то не было. Только 17 июля 1925 года на вне­очередном заседании ЦК ТНРП бы­ло при­­ня­то ре­шение о создании УГВПО – Уп­рав­­ле­ния Государ­ст­венной Внутренней По­ли­ти­чес­кой Охраны. Перед ним была по­­став­лена за­да­ча по обеспе­чению ох­раны «ан­ти­им­пе­ри­алисти­ческой, анти­феодальной, наци­ональ­но-освободи­тель­ной революции в Туве».

В том же, 1925 году, на проходив­шем с 27 октября по 12 ноября IV Великом Ху­ра­ле, организация УГВПО бы­ла закреп­лена в законо­да­тель­ном порядке.

Первый его руководитель, Чурмит-Дажи, расстрелян, второй ру­ководитель, Хемчик-оол, тоже расстрелян.

А с конца 1944 года, в связи с вхождением Тувы в состав РСФСР, нача­лось форми­ро­вание Управления НКГБ.

Сколько тогда было сотруд­ников в тувинском КГБ?

– 86 человек. Но еще оставалось вакант­ным 21 место. Возникли проблемы с кад­рами – слабая квалификация. Кроме того, было сочетание тувинских кадров с рус­ски­ми, так как большинство тувинских оператив­ных работников специальной подготовки не имели, всю оперативную работу прихо­дилось проводить при участии перевод­чиков.

А сколько сегодня сотрудников в вашем ведомстве? Не секрет?

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работыНе секрет. Сегодня у нас 111 офицеров, 53 прапорщика. Правда, ожидаем сокра­ще­ния: в целом по России Федеральная служ­ба безопас­ности сокращается, – и мы будем со­кращать кадры. Это очень сложный во­прос: надо от­прав­лять на пенсию тех, кто вы­служил, имеет право на пенсию, а это – опыт­ные кадры, люди моего возраста. Очень бо­лезненный вопрос.

Кто были ваши предшествен­ники, начиная с 1944 года?

– Первым начальником Управления НКГБ республики был полковник госбезо­пасности Николай Николаевич Петров. В более позднее вермя ор­ганами госбезопас­ности руководили подполковник Смирнов, полковник Волосников, полковник Никашин, полковник Ситяев, полковник Леньшин, полковник Голубь, полковник Хусаинов, генерал-майор Федосеев.

То есть вы десятый по счету, можно сказать, юбилейный руко­водитель? И единственный из деся­ти – тувинец. В таком подборе кадров десяти руководителей гос­безопасности в Туве был какой-то особый смысл?

– Не знаю, наверное, это связано с новыми веяниями в период де­мократи­ческих преобразований.

Если раньше задачи госбезопас­ности были ясны – выявление «вра­гов народа», потом «диссидентов», то теперь, с изменением полити­чес­кого климата, чем вы занимаетесь? Не отпала ли необходимость в ва­шем ведомстве?

– Органы Федеральной службы безопас­ности, в пределах предостав­ленных им полномочий, обеспечивают безопасность личности, общества и государства. Задачи ор­ганов безопасности можно посмотреть в Законах, которые в настоящее время до­ступны для населения. В Законе РФ «Об ор­ганах ФСБ в РФ» и Положении о ФСБ РФ четко определены задачи ФСБ.

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работыКро­ме контрразведывательной и разве­ды­вательной деятельности работники ФСБ осуществ­ляют оперативно-розыскные меро­приятия по выявлению, предупреж­дению, пресе­чению и раскрытию таких пре­ступ­лений, как терро­рис­тические акты, диверсии, разглашение государственной тайны и утра­та документов, со­держащих государст­венную тайну, организация прес­тупного сообщества, прово­кация взятки или коммер­ческого подкупа, наемни­чество, нарушение режима Государственной гра­ницы, борьба с организо­ванной преступ­ностью и другие особо опасные государст­венные преступления.

А есть у нас эта организованная прес­тупность?

– Есть. Есть проблемы и с Монголией, и с Китаем, и с европейс­кими странами. Очень часто Министерство внешнеэконо­мических свя­зей к нам обращается: при­ехали вот такие иност­ран­ные инвесторы, предла­гают вот такие услуги. А 70% при­ехавших – это совершенно некомпетент­ные люди, аферисты, цель которых одна – хапнуть в Туве и исчезнуть. Мы проверяем иностранные компании через картотеку в Моск­ве, через Интерпол.

А наша местная организован­ная преступность с ней вы работае­те?

– Да. Совместно с другими правоох­рани­тельными органами.

А проникновение людей, име­ющих конфликты с законом, в ор­ганы власти Тувы не является угро­зой безопасности? Создается впе­чат­ление, что это волнует только самих граждан, которые без конца задают вопросы средствам массовой информации. ФСБ этим не зани­мается?

– Занимаемся. Но ведь в подборе кадров во властные структуры мы участия не при­нимаем.

Недавно с заброшенного Хову-Ак­сынского комбината «Тувако­бальт» украли контейнер с радио­активным цезием. Нашли ли тех, кто это сделал?

– Да. Конкретные люди уже известны. Сама капсула небольшая, свин­цовая, а в ней – пробирка с цезием. Зараженный участок местности де­зактивирован.

Чанмыр Александрович, ваше ведомство так часто переиме­новы­валось за последние семь лет. Такие «родные и любимые» всем народом буквы «К», «Г», «Б» ушли в прошлое.

– Да. До 26 ноября 1991 года мы назы­вались Комитетом Государс­твенной безопас­ности Тувинской АССР. 26 ноября 1991 года КГБ преобра­зован в Агентство Федеральной безопасности Республики Тыва. Дальней­шие изменения: 24 января 1992 года – Министерство безопасности РТ, 21 декабря 1993 года – Управление Феде­ральной служ­бы контрразведки России по РТ, 12 апреля 1995 года – Управление Федеральной службы безопасности России по РТ.

Моя бабушка на этот счет говорила: «Хоть горшком назови толь­ко в печь не ставь». Названия менялись, а методы работы оста­лись преж­ние. Раньше, например, существовали «сексоты» секрет­ные сотрудники, осведомители, которым неплохо платили. А сей­час? Или это секрет?

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работыМетоды работы спецслужб всех стран приблизительно одинаковые и особых изме­нений не претерпели. И с агентурой мы рабо­таем. Сейчас все это уже не секрет, все осу­ществляется на законном основании. В За­коне «Об оперативно-розыскной деятель­ности» написано: где какую аген­туру мы должны вербовать. Если раньше все это было секретом, то теперь – нет. И спасибо им, они сотрудничают с нами во благо государства.

И оплачиваете их сведения?

– Да, по мере возможности. Если они ценную информацию выдают, по­чему бы не заплатить? Надо заплатить. Допустим, где-то в преступной группе вербуем человека, да еще если при этом он понес издержки.

А какое сегодня у ФСБ поло­жение с финансами?

– Проблема финансирования, как и везде, у нас – проблема номер один. Мы не можем достроить 38-квартирный ведомственный дом. Проект индивидуальный, современный, поэтому и дорогой. Многие наши сотруд­ники нуждаются в жилье. Надо было чуть пораньше начать.

Около миллиарда старыми мы задол­жали строителям. Надо вначале от­дать долг, этот вопрос почти решен, Москва обещает. А потом будем ис­кать подрядчиков. Если не достроим, какая память останется у кол­лекти­ва о руководстве? Да и пристройки все вот здесь, вокруг основного здания, построены при мне. Хочу, чтобы обо мне осталась добрая память.

Ну, о пенсии, наверное, гово­рить рано?

– (Вздыхает). Ну, конечно, рано... Тем не менее, в наше время надо ко всему быть готовым.

Скажу комплимент: на пенси­о­нера вы уж никак не похожи – молод, бодр, подтянут. Я знаю, вы возг­лав­ляете Федерацию лыжного спор­та в Туве.

– Да, в силу своих возможностей ста­раюсь помочь лыжникам рес­публики. До сих пор люблю этот вид спорта. И спортивные игры.

В 70-80-х годах, помню, сущест­вовала такая шутка: когда в ком­пании рассказывали какой-то ост­рый политический анекдот, кто-ни­будь из весельчаков после дружного смеха обязательно снимал телефон­ную трубку и, не набирая номера, говорил: «Товарищ майор, это мне од­на сволочь рассказала». Никто не мог точно знать, не прослушивается ли его телефон. А сейчас как с этим обстоят дела?

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работыРанее прослушивание санкционирова­лось на основании ведомс­твенных норматив­ных актов. Сегодня, если необходимо про­слу­­шать чей-то квартирный или рабочий те­ле­фон, материалы дела передаются в Вер­ховный Суд РТ. Судья рассматривает, оценивает и дает или не дает санкцию о прослушивании телефонных разговоров. Поэтому не сле­дует создавать вокруг этого ажиотаж. Дело в том, что по сравнению с дру­гими ведущими странами, такими, как Германия, Франция, Англия, США, в России в 3-4 раза меньше выполняется мероприятий по прослушиванию телефонных переговоров.

А с анонимными письмами, звон­ками вы работаете?

– Да, у нас есть сотрудник, который не­посредственно занимается ано­ним­ны­ми письмами с угрозами расправы, звонками.

А что, возможно установить написавшего по анонимному письму?

– По письму – сто процентов. По звонку труднее. Нужен специа­лист-эксперт высокой квалификации.

Как часто анонимные угрозы по­ступают в адрес наших руководи­те­лей власти, политических дея­телей?

– В 1997 году было пять анонимных угроз, в 1998 тоже пять. Как правило еже­годно устанавливаем 80% анонимов.

Много кровавых тайн хранит архив ФСБ? Закончена ли работа по делам репрессированных и сколько всего таких дел?

– В свое время в архиве КГБ хранились уголовные дела на репрес­сированных только по политическим мотивам. В настоящее время нами сделано почти все по реабили­тации незаконно репрессированных жертв. Во ис­полнение Указа Президента РФ от 24 августа 1991 года № 82 сот­рудниками ар­хива Управ­ления в Центральный государст­вен­­ный архив рес­публики передано на хра­нение 460 дел в отношении 848 лиц. Ре­зультат этой кропотливой, сложной и от­вет­ственной рабо­ты – это список реаби­лити­рованных, кото­рый публиковался на страни­цах газет «Шын» и «Тувинская правда».

Чанмыр Удумбара: Мой отец был категорически против этой работыКакое из дел репрессированных произвело на вас наиболее сильное впечатление?

– Все архивные уголовные дела произ­водят сильное впечатление, но особо хочу отметить многотомное архивное уголовное дело в отношении Чурмит-Дажи, Хемчик-оола, Данчая и других 6 человек – всем из­вест­ное так называемое «Сут-Хольское дело».

Политика и КГБ всегда стояли рядом: органы разоблачали раз­ных «рецидивистов», «уклонистов» и прочих «истов», отошедших от гене­раль­ного курса. А сегодня вы поли­тикой занимаетесь?

– Что касается первой части вопроса. Поли­тика и КГБ стояли не ря­дом, а были единым целым. Председатели КГБ входили в состав Политбюро КПСС, а руководители на местах – в бюро союзных республик, обко­мов, крайкомов партии. Офицеры КГБ обяза­ны были быть членами КПСС или ВЛКСМ, поскольку КГБ функционировал как поли­тический орган и решал со­ответ­ствующие задачи.

Кстати, органы контрразведки подав­ляющего числа стран мира оказы­вают актив­ное влияние на политику своих государств, а в ряде случаев и формируют ее.

По второй части вопроса. Положением о ФСБ России политические за­дачи и функ­ции нам не определены. Поэтому в политику мы не вмешиваемся и не прини­маем участие в «политических играх». Хотя сле­дует отме­тить, что находимся в курсе событий, отсле­живаем и прогнозируем обста­новку. А в со­от­­ветствии со статьей 2 Феде­рального За­ко­на об органах ФСБ РФ в нашей службе за­­пре­щаются создание организационных струк­тур и деятельность политических пар­тий, массовых общест­венных движений, пре­следующих по­лити­ческие цели, а также веде­ние политической агитации и предвы­бор­ных кампаний.

Какие у вас сегодня взаимо­отно­шения с властями? Кто кому дает советы: президент вам или вы ему?

– Мои взаимоотношения с органами влас­ти и управления стараюсь строить толь­ко на основании законов, именно в широком смысле этого слова. Любой руко­водитель рес­публики меня «не погладит по голове», если в своей деятельности буду нарушать законо­дательные акты России и респуб­лики, тем более Конституцию.

– Расскажите о своей же­не. Ведь быть женой генерал-майора ФСБ, наверное, непросто?

– Все люди в молодости красивы. Со сво­­ей женой Маритой Тепес-оо­ловной по­зна­комился еще в школьные годы. Серьез­ными отношения стали в студен­ческие годы. Она аккуратная, старательная, обязательная и стро­­гая. Я обязан ей примерно на 80 про­центов тем, что занимаю такое поло­жение в обществе. Как говорят военные: тыл – это главное. Работает она в Министерстве обра­зо­ва­ния РТ главным специалистом по защите прав не­совер­шен­нолетних детей-сирот. Ей очень непросто. Прекрасно это понимаю и осознаю.

А ваши дети? Я слышала, сын Юрий пошел по вашим стопам?

– Воспитали мы двоих детей: сына Юрия и дочь Чечек. Они окончили ВУЗы. Сын по специальности юрист, работает в УФСБ РФ по Республике Бурятия. Невестка Алина окончила в этом году Кызыльский педуниверситет, внуку Вите скоро будет пять лет. Дочь Чечек и зять Мерген в этом году тоже окончили институты, соответ­ственно по специальностям социальный работ­ник и юрист, внучке Тане 3 года.

Ваша дочь Чечек замужем за сыном министра МВД Мергеном Монгу­шем. Этот «династический» брак укрепил дружбу ФСБ-МВД?

– И Сергей Саин-Белекович, и я стара­емся как можно лучше выпол­нять постав­лен­ные перед нашими двумя ведомст­вами зада­чи по борьбе с преступностью. На работе наши отношения официальные, такие же как с дру­гими руководителями право­охрани­тель­ных органов. Отмечу, что уро­вень взаимо­действия между двумя ведомствами повысился.

Недавно на ваше пяти­де­сяти­летие ФСБ России подарило вам именное ружье. Это какое-то особое оружие? Вы из него уже стреляли?

– Руководство ФСБ РФ к моему юбилею подарили именное охотничье ружье, которое до сих пор не видел, оно находится в Москве.

А почему вы не носите генераль­скую форму? Скромничаете? И где вообще покупают эту форму?

– Я ношу генеральскую форму по празд­никам, но могу носить каждый день, по Уста­ву не запрещено. Сшил форму в московском ателье Вооружен­ных Сил России.

Наверное, у руководителя та­кой грозной службы нет друзей: ведь опасно даже прийти в гости – как бы чего лишнего не ляпнуть, выпить лиш­­него? Или я ошибаюсь?

– У меня очень много друзей и среди руководящих работников и сре­ди простых людей. Их уважаю, в трудные минуты помо­гаю им и они мне по­могают. Со всеми у меня ровные, хорошие отношения, и друг к другу в гости ходим, и праздники вместе встречаем. Не скрою, с моим стажем ра­боты трудно чего-то не ляпнуть лишнего.

У каждого ведомства есть своя люби­мая песня. Есть песня про лет­чиков, шоферов, врачей. А вот о сотрудниках безопасности что-то пе­сен не сочиняли. Что ж вы поете на профессиональных праздниках? Есть ли у вас любимая песня?

– Да. Я люблю фильм о Штирлице «Семнадцать мгновений весны» и люблю песню из этого фильма: «Не думай о секун­дах свысока...

...настанет время, сам пой­мешь, наверное, свистят они, как пули у виска»... Хорошая песня. Спасибо за беседу и пусть у ваших висков ни­когда не свистят пули...

– Спасибо за пожелание. И приходите к нам еще.

– (Улыбаюсь). Нет, уж лучше вы – к нам.

 

Фото:

2. 3. Первое здание КГБ (слева) и нынешнее здание-дворец.

4. Чанмыр Удумбара и его предшественники. У стенда, посвященному руководителям госбезопасности в Туве. 1998 г.

5. Курсант школы контрразведчиков Ч.Удумбара.

6. Дела давно минувших лет... Судьбы людские...

7. Чанмыр Удумбара с супругой и внуками.

Беседовала Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 4)
Опубликовано 27 августа 1998 г.
Просмотров: 2920
Версия для печати

Также в №35:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru