газета «Центр Азии»

Вторник, 25 июля 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2010 >ЦА №28 >Бабушка Досумаа

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Бабушка Досумаа

ЦА №28 (16 — 22 июля 2010)

Бабушка Досумаа Моя бабушка любила покурить после обеда, набивая табак в длинную ивовую трубку своими слегка дрожащими и старчески худыми пальцами. И я знала, что только в такое время можно безбоязненно присесть рядом с ней на ее белом войлочном ковре и поклянчить: «Ба, ну расскажи что-нибудь…»

«Ну что тебе еще? Я тебе уже все рассказала, больше нечего», – сердито ворчала она. Но я знала, что надо быть чуть настойчивей, и вскоре она начинала вспоминать свое детство, неспешно втягивая табак, слегка причмокивая толстыми губами, и выдыхая горький табачный дым, который мне так нравился.

Тебя могло и не быть вовсе

Я могла слушать одни и те же бабушкины истории много раз, и мне особенно нравилось, когда она начинала:

«А ведь тебя могло и не быть вовсе. Знаешь, меня чуть не унесло рекой во время переправы. Меня, шестилетнюю девочку, никто и не стал бы спасать. В горах реки холодные, а течение быстрое – кому охота лезть в такую воду! Только бедная мама моя бежала по берегу вслед за мной и что-то кричала, размахивая руками. Спасло меня только чудо: удалось каким-то образом уцепиться за камень и выкарабкаться из воды».

Или вот еще:

«Однажды меня укусила змея. Лет девять или десять было мне. Маленькую змею не заметила и наступила на нее. Как же было больно и страшно, нога быстро распухла. Дома уже начался жар, я потеряла сознание. Когда очнулась, нога была туго-туго перетянута выше места укуса, а родители пили чай с каким-то стариком в странном одеянии. Он время от времени внимательно поглядывал на меня.

А уходя, подошел, потрогал мой лоб и с улыбкой сказал: «Они живучие, эти маленькие девочки. Все с ней будет хорошо, не бойтесь». Это он высосал из моей раны змеиный яд. Мама говорила, что мне тогда повезло: в то лето волей случая недалеко от нашей юрты на время остановились странствующие монахи».

Однажды я спросила у нее: «Бабушка, а почему ты куришь? Ведь женщины не курят, это вредно для здоровья».

Она улыбалась, не выпуская трубку изо рта, и отмахивалась:

«Да молодая я была, четырнадцать лет, а отец, прадед твой, торговал тогда табаком. Как-то вечером делать особо было нечего, вот решила попробовать, побаловаться, да так и начала курить с тех пор».

Сопротивляться бесполезно

Она была худенькая, ходила, сгорбившись, а руки держала при этом на спине. Иногда, устав от такой ходьбы, останавливалась и выпрямлялась. И тогда она мне казалась красивой.

Помню длинные черные волосы – моя бабушка так и не поседела до самой старости. Длинная ситцевая юбка и кофточка в цветочек, расшитый шелковый кисет для табака и чехол для трубки на поясе, платок, повязанный, как у цыганки.

Она стеснялась своих черных волос и прятала их, когда мы изредка ходили за пределы нашего стойбища.

Другое дело, когда выпьет немного араги – молочной водки. Тогда бабушка могла рассказать всю свою нелегкую, но счастливую жизнь в коротких песнях-частушках, импровизируя на ходу.

Доставала из аптараа – деревянного сундука – атласную юбку синего цвета и ярко-красную блузу. Распускала волосы и шла седлать коня. Конь был серый в яблоках и признавал только деда. Но он, видимо, хорошо усвоил, что если бабушка подошла к нему в ярко-красной кофточке, да еще с распущенными волосами, то сопротивляться бесполезно.

Я так и запомнила ее, скачущей на лошади в поздних сумерках вдоль берега реки с распущенными длинными волосами. Помню, как она при этом пела. Пела о кратком миге юности, потому что ее выдали замуж в тринадцать лет, пела об умерших в младенчестве детях, потому что только шестеро из ее тринадцати детей выжили и выросли, пела о любимых коровах, овцах и козах, в которых она души не чаяла и любила их, как своих детей.

Кусочки-вытекалочки

Вставала она рано утром, с первыми лучами солнца и выбегала из юрты, наспех одевшись.

И начинала доить коров, чтобы выпустить их на пастбище как можно раньше. Иногда будила меня, приговаривая: «Вставай-вставай, соня! Коровы ждут, отпустим их пораньше, молоко будет вкуснее с утренней травой!»

Я вскакивала и даже не думала возражать или капризничать, как делала дома, когда меня будили родители, особенно папа. Знала, что с бабушкой лучше не спорить, она не будет нянчиться, а может строго наказать, лишив сладкого: пряников, которые держала в аптараа, закрытом на ключ.

Днем я ей помогала готовить: иногда мы готовили домашний сыр, заплетая ленточки еще горячего сыра в косички и развешивая на веревках, как сушат белье. Часто пекли хлеб в печке-землянке, в специальных формочках для выпечки хлеба – настолько старых и изношенных, что тесто из них вытекало из дырочек в углах.

И эти слегка обугленные кусочки-вытекалочки мне ужасно нравились, они хрустели и имели особый аромат.

Помогала я и варить арагу. Надо было бегать за водой: много воды требовалось для перегонки перебродившего кислого молока. Арага вытекала из волшебного конусообразного деревянного бачка, который ставили на огромный чан с кислым молоком.

Особым лакомством для бабушки была картошка, которую она жарила на топленом масле. Самое обидное при этом – мне она давала только попробовать, а остальное съедала сама.

Мясо она солила и сушила на солнце. Варила супы, в которых я то и дело находила то дохлых мух, то червячков. Эта была мука адская, когда она варила суп. Я боялась признаться ей, что не люблю ее супы. Притворялась, что ем, но потом тайком отдавала собакам.

Змеи в юрте

В том месте, где в одно время жили бабушка с дедушкой, было много змей. Это был чайлаг в Кызыл-Тайге, где они начали со временем постоянно жить, поняв, что возраст не позволяет больше оставаться в труднодоступных чабанских стойбищах Ишкина.

Однажды утром, едва проснувшись, я увидела, как ползет змея – прямо по стене рядом с моей кроватью. Я выпрыгнула, как ужаленная, выбежала на улицу. Нашла деда и говорю ему шепотом: «Дед, там змея!»

А он не слышит меня и переспрашивает: «А?! Что такое?» «Да змея, змея же!», – опять шепотом. Когда он понял, в чем дело, рассмеялся и спросил: «А что шепотом? Страшно?» Взял щипцы, схватил аккуратно змею и отнес подальше от дома.

Как-то в дождливую погоду мы с бабушкой сидели рядом с печью-буржуйкой. Она молча курила, как обычно. Я сидела рядом и наблюдала за тем, как в печи горит и потрескивает хворост. И вдруг увидела змею. Она лежала рядом с печью, свернувшись в клубок, и как будто спала. Я вздрогнула от испуга.

Бабушка заметила, подмигнула мне и сказала: «Не бойся. Она просто греется. Пусть».

Но когда мы ходили за хворостом, она иногда останавливала меня и говорила: «Не торопись. Смотри аккуратно, не схвати змею». И действительно, несколько раз мне и вправду приходилось отпрыгивать в ужасе, увидев змею под кустом или на камне.

Кем же ты станешь, доченька?

Когда я начала ходить в школу, бабушка и дедушка не могли дождаться моих летних каникул и просили привезти меня даже зимой.

Помню, как-то приехала я к ним зимой и в доме обнаружила маленького козленка. Бабушка кормила его из бутылки, а он бегал за ней, тыча мордочкой в ее юбку.

Несколько лет я оставалась у них на все лето. Из всех своих многочисленных внуков они хотели видеть только меня. Про остальных говорили: «Не нужны нам ваши лентяи. У нас есть наша девочка».

Как-то папа привез политическую карту мира и повесил на стене. И атлас мира. Большой и цветной, с иллюстрациями. Сказал: «Пусть листает и смотрит. Скучно же ей, наверное, без других детей».

Вот так у меня появилась привычка коротать свободное время, листая атлас мира. Иногда по вечерам я показывала дедушке, где какая страна, какие океаны и моря. И где наша Тува.

А он курил, слушал меня внимательно, качал головой и говорил: «Кем же ты станешь, доченька? Хотел бы я, чтобы ты стала чабаном, да видно, не суждено».

Дед, в отличие от бабушки, мог читать и выписывал себе даже газеты. А в газетах он прежде всего искал фотографии и статьи моего отца, с гордостью показывая их нам с бабушкой.

Бабушка была абсолютно равнодушна ко всему, что происходило за пределами ее дома. Рассказала как-то, что до войны у них было стадо коров, целый табун лошадей и даже табун яков! Говорила, что они с дедом точно не знали, сколько у них было овец и коз. «Не сосчитать», – вот так она сказала.

Когда началась война, пришлось отдать все, оставив пару лошадей, несколько коров и немного коз и овец.

В последние дни жизни бабушка любила смотреть телевизор и сердилась, когда его выключали. Иногда говорила: «Зачем вы им не даете смеяться и радоваться! Видите, как они рады, когда их включают!»

Деда не стало, когда мне было 14 лет. Родителям пришлось распродать и раздарить почти весь их домашний скот, восстановленный с большим трудом.

Бабушку мы забрали к себе в село Кызыл-Мажалык. Но она прожила у нас совсем недолго.

Она убегала всякий раз. Родители находили ее идущей по дороге в сторону своей Кызыл-Тайги…

 

Фото: Бабушка и дедушка: Досумаа Холаевна и Баазан Багай-оолович Сат. Начало шестидесятых годов двадцатого века.

Рассказ Ураны Куулар

 (голосов: 1)
Опубликовано 19 июля 2010 г.
Просмотров: 4307
Версия для печати

Также в №28:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru