газета «Центр Азии»

Вторник, 11 мая 2021 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2012 >ЦА №28 >Другое небо: от Волги до Енисея

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Другое небо: от Волги до Енисея

Люди Центра Азии ЦА №28 (20 — 26 июля 2012)

(Продолжение. Начало в №26 от 6 июля, №27 от 13 июля)

Из Сибири – в Симбирск

Другое небо: от Волги до ЕнисеяПолтора года назад – 4 декабря 2010 года – мы навсегда уехали из Тувы. Вернулись на Волгу. Как это и бывает, со временем все то, что стало нам близким и дорогим, обрело более яркие черты, а неурядицы и текущие проблемы растворились в сиюминутных переживаниях прошлых лет.

Главное, что внутренне мы стали гораздо богаче, появилось более осязаемое ощущение огромности нашей страны, более отчетливое видение проблем и тот огромный опыт работы на новом месте, который дала нам Тува.

За четыре года мы изъездили всю Сибирь – Хакасия и Бурятия, Красноярск, Новосибирск, Иркутск, Томск, Омск, Алтай и Кемерово, дважды побывали на Байкале – наших впечатлений хватило бы на добрый десяток человек. Постоянно вспоминались слова Михаила Ломоносова о том, что Россия будет прирастать Сибирью. Красота, размах, огромный потенциал во всем.

А еще – беззащитность. Потому что занозой в сердце сидит впечатление от встречи с Сибирью, когда мы с сыном впервые весной 2007 года ехали на поезде Москва-Абакан: нас встречало большей частью серое бескрайнее небо, степи с еще не до конца сошедшим снегом и редкие почерневшие деревеньки. В районе Урала промелькнуло несколько крупных городов, расплывшись в небе дымом от внушительных заводских труб, которые в утреннем тумане казались мощными исполинами, единственно стоящими на страже российских просторов.

И опять бескрайние степи. Сотни километров от селения до селения, которые так ждут оживляющего детского смеха, звука комбайнов в полях и радостного стука топоров на строительстве новых домов.

И эту нашу Россию каждый из нас может защитить, сохранить и оживить своим ежедневным трудом и честной службой. И не важно, где ты находишься – на Волге, на Енисее или в Москве. Просто надо помнить, что за каждым из нас – история наших дедов и прадедов, которые оставили нам богатейшее наследство, и мы не вправе его растерять.

Сегодня мы живем в Ульяновске или, другими словами, в старинном дворянском городе Симбирске, который вписан в историю не только именем вождя мирового пролетариата. Симбирск подарил России Николая Карамзина, Ивана Гончарова, Николая Языкова, Дениса Давыдова. Город с историей, со своими традициями и укладом жизни. Снова привыкаем, погружаемся в окружающую действительность, знакомимся с людьми и обретаем друзей, изучаем самые укромные уголки этого края.

Мой муж, по-прежнему, занимается борьбой со страшной наркотической отравой и возглавляет УФСКН России по Ульяновской области. За это время заслуги Александра Светличного перед государством были отмечены присвоением звания генерал-майора полиции.

Для меня очередной переезд вновь стал поворотным моментом в профессиональной деятельности. Продолжаю носить погоны, но работаю теперь в Управлении Федеральной службы исполнения наказаний по Ульяновской области и осваиваю тонкости этой непростой и тоже необходимой обществу службы.

А наш сын Никита, прочитав немало книг о победах российского оружия, в прошлом году, в свои десять лет, принял очень серьезное и самостоятельное решение – стать суворовцем. Несмотря на родительские опасения и волнения, не уважать его решение мы не могли. И вот – конец первого учебного года: похвальный лист, личная фотография у развернутого знамени училища и нагрудный знак «Отличник учебы Казанского суворовского военного училища».

Посмотришь на ровный строй этих мальчуганов в лампасах, растущих с суворовским девизом «Жизнь – Родине, честь – никому!» и понимаешь: будущее у России точно есть.

И теперь, в теплые летние дни наконец-то наступивших каникул, мы берем сына и едем к Волге, ширина которой в Ульяновске достигает сорока километров: бескрайний простор, величественное мерное течение, неспешно бьющая о берег волна. И как, глядя на нее – Волгу-матушку, не вспомнить, что где-то там, в нашей любимой Туве, берет свое начало и бурливо несется с юга на самый север энергичный и деятельный Енисей-батюшка. Красоты тувинской природы всплывают в памяти с завидным постоянством, и о них хочется рассказывать, рассказывать, рассказывать.

Простор и воля

Другое небо: от Волги до ЕнисеяНекоторые из наших знакомых, оказавшихся в Туве, как и мы, по службе на несколько лет, сетовали: в Кызыле некуда пойти, негде отдохнуть, и даже в единственном на всю республику театре представления идут только на тувинском языке, без перевода.

Мы же для себя решили: в городе будем только работать, а свободное время посвятим изучению диковинной для нас тувинской природы. И об этом решении ни разу не пожалели.

Первый наш пикник состоялся неподалеку от Кызыла в местечке Кок-Тей, ставшим нашим любимым местом отдыха.

Если мы уезжали за мост через Енисей, который лежит по дороге в село Сарыг-Сеп, то любовались относительно спокойным течением реки, черными журавлями, которые частенько двумя парами прогуливались недалеко от людей, и неизменно восседающим на нескольких старых березах десятком орлов, которые умело охотились за остатками шашлыка или стремительно выхватывали добычу из реки. Здесь мы постоянно находили причудливые коряги, выносимые на берег Енисеем, сын учился правильно разжигать костры и обращаться с шампурами, а еще не по-детски серьезно возмущался, что в таком красивом месте люди оставляют столько мусора.

Если же за мостом было много отдыхающих, то мы уезжали направо – под мост и останавливались у самой излучины Енисея, где вода притягивает своим неуемным течением и, спотыкаясь о принесенные с верховьев стволы старых деревьев, образовывает бурные и шумные водовороты.

«Сибирские реки не успокаивают, – как-то заметил муж, заворожено глядя на это бурление. – Они передают человеку свою силу, рождая желание, подобно Енисею, ворочать неподъемные камни».

Летом река сильно обнажала свое каменистое дно, и отмели иногда доходили почти до середины русла, а весной, наполняясь талыми водами, подступала почти к деревьям.

Если встать здесь на самый край выступающего берега, то взгляду открываются широкие перспективы, везде видишь воду и горы, и возникает ощущение необычайного простора и воли.

Из-за прохлады, несущейся на этот мыс с воды, здесь всегда позже, чем в других местах, тает снег. Однажды весной мы слепили большого снеговика и долго дурачились, по-всякому его украшая и наряжая.

Казалось бы, привычное дело: есть снег – есть снеговик. Но в Туве, где сухой воздух и снег чаще всего пушистый и совсем не лепится, этой забавы со снежками и снеговиками приходится ждать до весны, когда снег станет влажным и тяжелым.

Суслики-банкиры

Если проехать чуть дальше за Кок-Тей и свернуть налево – в ущелье, то попадешь в очень интересное место: аржаан «Чурек-Доргун» – «Сердце ущелья». Между собой мы называли его «Родник с сусликами».

Поднявшись вверх по ущелью, понимаешь, что этот долгий путь проделал не зря. Возвышенности и скалы со скупой растительностью скрывают от глаз настоящий горный оазис. Один из родников, помогающий, как нам рассказали старожилы, лечению зрения, находится чуть ниже. Его скрывают раскидистые ивы, под которыми летом жители республики, приехавшие прикоснуться к целительной силе этого аржаана, уютно располагают свои палатки.

Чуть выше одиноко стоит старая лиственница и на ее вершине, как гордый смотритель своих владений, непременно восседает мудрый орел. Тропинка уходит дальше вверх и делится на две.

Одно ее продолжение прячется за пригорком, где находится второй источник, исцеляющий болезни суставов. Здесь все обустроено для приема водных процедур. Рядышком сделаны две лавочки, между которыми из камешков выложено место для благодарения духов.

Вот здесь-то мы и познакомились с необыкновенными сусликами-банкирами. Умывшись родниковой водой и наслаждаясь теплым степным воздухом, мы присели на лавочки, положив несколько монеток в общую копилку.

Через несколько минут в кустах за лавочкой послышался шорох. Пушистое создание с необыкновенным беличьим хвостом без всякого стеснения подбежало к алтарю, схватило маленькими ловкими лапками монетку и еще быстрее убежало в норку с добычей. Мы не верили своим глазам, но все повторилось вновь.

А в другой раз суслики опять удивили нас, уже не стремлением снять банк, а своими кулинарными пристрастиями. Желая с ними пообщаться и запечатлеть на фотоаппарат, мы бросили недалеко от норки кусочек вареного мяса. На наше удивление, один из этих вовсе не хищных зверьков выбежал из норки, взял в передние лапки мясо, встал столбиком и стал с аппетитом уплетать лакомство.

Второе продолжение центральной тропинки уходит резко вверх на смотровую площадку. Стоя на ней, ты находишься на высоте птичьего полета и наблюдаешь чудесный вид: скудная желто-серая растительность плавно переходит в темно-зеленую полосу леса, окаймляющего Енисей, изгибы которого просматриваются почти до села Сарыг-Сеп, приветствуя тебя синими бликами.

Где-то в стороне виднеются серые тучки, срывающиеся с неба лохмотьями дождя. А лес на том берегу Енисея встречается с горными вершинами, подпирающими прозрачно-голубое небо. Тебя обдувает летний ветер, создавая ощущение парения в этой торжественной красоте.

Это место для философов, художников, влюбленных. Здесь ты как будто вдыхаешь в себя всю Туву.

Сюрпризы степных дорог

Другое небо: от Волги до ЕнисеяКуда бы мы ни направляли свой путь – в тайгу, тундру, к Енисею или к озерам, он неизбежно пролегал через тувинскую степь, которая всегда удивляла нас своим разнообразием.

Мы оба родились в степных краях: муж – в Волгоградской области, я – в Саратове. Казалось бы, чем нас могут удивить степные просторы?

Но тувинская степь – другая. В весенне-летний период она торопится жить и кокетливо старается успеть показать все свои наряды. Сегодня она вся нежно-желтая, через неделю – голубая, потом – белая, сиреневая, бордовая.

Просторы тувинской степи – не безмолвные, они жужжат, щебечут, шуршат, оглашаются орлиным криком и звучащей внутри тебя протяжной песней хоомейжи.

Песчаные барханы то подступают к дороге, то отступают от нее. Неожиданно в желтоватом мареве степи видишь заснеженные солью берега Чедера или окантованный белой соленой пеной Дус-Холь. Эти озера, ставшие, своего рода, визитной карточкой Тувы, привлекали нас всегда своим особым оптическим эффектом. Каким-то непонятным образом в их неподвижном зеркале полностью отражаются стоящие очень далеко горы. Создается ощущение полного слияния и взаимопроникновения земли и неба. А когда это умиротворенное ложе без усилий подхватывает тебя, ты сам становишься нераздельной частью этого целебно-божественного состояния.

Иногда мы меняли привычный маршрут и ехали к озерам по оставленным в степи следам автомобилей, пытаясь угадать, зачем их проложили и куда они ведут. Такие эксперименты вознаграждались неожиданными сюрпризами.

Однажды перед нами вырос табун лошадей в несколько сотен голов. Красивые, сильные, необыкновенного тувинского окраса, излучающие энергию свободы, они рвались из ограждения на волю, но профессиональные табунщики умело сдерживали их порывы. Хвосты и гривы колыхались на ветру в такт с цветущим в это время седым ковылем.

А как-то раз мы неожиданно оказались у чабанской стоянки, которая ниоткуда не видна. Она расположилась на берегу иссохшего озера, от которого остался еле пробивающийся родничок, вокруг которого и сосредоточилась жизнь.

Возможно, это озеро было ровесником или старшим братом Дус-Холя и Чедера, своим печальным видом оно напоминало о том, что ничто не вечно, и надо беречь те природные сокровища, которые мы можем видеть сегодня.

Всегда впечатляло самое дальнее, в трех километрах за Дус-Холем, соленое озеро с голубой лечебной грязью. В нем почти не осталось воды. Но и в этой абсолютно соленой среде, рождающей лишь причудливой формы кристаллы, отчаянно борется за жизнь то живое, которое еще там сохранилось – жучки и паучки. Особенно явно это обнаруживалось ранней весной, когда прозрачная корочка льда еще полностью покрывала зеркало воды. Прямо под ней, стремясь к солнечным лучам, барахтались многочисленные водоплавающие насекомые.

Каменистая почва тувинской степи, жадно и быстро глотающая влагу – это счастье для автомобилиста. В любую погоду и непогоду по ней можно проехать, не опасаясь увязнуть. А вот рядом с солеными озерами почва очень коварна. Водитель, не знающий здешних мест, быстро оказывается в этой грязе-глинистой ловушке, с виду подсохшей и не опасной.

Свободная стихия

Другое небо: от Волги до ЕнисеяОзеро Чагытай стало для меня любовью с первого взгляда. Это озеро – непредсказуемое и суровое – всегда воспринималось мною как море. Всегда вспоминались строчки Пушкина: «Прощай свободная стихия! Последний раз передо мной ты катишь волны голубые и блещешь гордою красой».

Ни разу не удалось нам увидеть его спокойным, с зеркальной гладью. Эта синяя чаша обычно пестрела белыми барашками своих страстей и волнений, которыми делилась, с шумом разбиваясь о берег. Торжественный контраст темно-синего озера и окружающих его вечно заснеженных сверкающих вершин летом неожиданно перемежался уютными солнечно-желтыми и зелеными лужайками, на которых разместились детские лагеря отдыха.

Суровый нрав Чагытая подтверждался и многочисленными услышанными нами от местных жителей историями о том, как ветер с хребта Танну-ола внезапно поднимал на озере шторм, и бывалые рыбаки просто не успевали добраться до берега. Резиновые лодки с легкостью переворачивались волной, и озеро становилось последним пристанищем их владельцев.

Сюда всегда хотелось вернуться, и мы приезжали вновь и вновь.

Снежный круговорот

Было у нас и еще одно любимое место – старый перевал. Старый перевал, как старый друг – он дарит всем жителям Кызыла только положительные эмоции.

Наверное, нет ни одного жителя столицы республики, кто не знал бы, что такое «Ловушка». Сделанный с целью безопасности на сложной старой трассе улавливающий тупик сам собою превратился в ловушку, заманивающую жителей Тувы своими крутыми горками и гостеприимным лесом.

Другое небо: от Волги до ЕнисеяВ выходные здесь всегда людно, и у тебя невольно рождается ощущение всенародного праздника. Смех, гомон голосов, доносящиеся с горки счастливые детские визги, запах шашлыка и бараньего бульона, ржанье лошадей, сигналы автомобилей – все смешивается в общую радостную кутерьму. И такая картина – в любой мороз: и в минус 20, и в минус 30.

Ты с удовольствием погружаешься в этот снежный круговорот. Укутанный в сто одежек, стараешься забраться как можно выше по горке, выбираешь подходящее направление для спуска, усаживаешь в санки ребенка, толкаешь его, а потом сам с азартом садишься на ледянки и летишь вниз.

Если заносит набок, то белый пушистый снег запорашивает тебя всего, обдает морозной свежестью, бодрит, и ты, чуть отряхнувшись, снова идешь вверх, чтобы вновь испытать удовольствие от ощущения скорости и полета. Через несколько подъемов становится жарко, в мышцах появляется приятная усталость. Сын с раскрасневшимися на морозе щечками и светящимися счастьем глазами просит: «Еще!», и ты, не в состоянии прервать эту радость, откуда-то находишь силы и опять поднимаешься вверх по склону.

Но потом наступает общее изнеможение, и в этот момент нет ничего вкуснее горячего чая и взятого с собою бутерброда или только что сваренного бульона с куском нежной тувинской баранины.

Встреча с духом Быка

Одно из ярких воспоминаний – летний день 2007 года. Мы проснулись в палатке от утренних солнечных лучей, которые настойчиво пробивались сквозь тканевые стенки.

Расстегнули молнию, и нас овеяло прохладой и шумом бьющейся о берег волны. Открывшееся небольшое пространство не позволяло увидеть противоположный берег озера Торе-Холь, и у нас создалось впечатление, что мы находимся на берегу моря.

«Неужели нам повезло встретиться с духом Быка?», – обсуждали мы с мужем между собой. Дело в том, что по пути к Торе-Холю сослуживцы, пригласившие нас в это увлекательное путешествие, рассказали старинную тувинскую легенду о том, что в озере поселился дух быка. И если путешественнику удается увидеть взволнованное озеро, это значит, что его приветствует сам хозяин. А если разыграется настоящий шторм, то, значит, Бык проявляет свое недовольство.

В легенду эту мы охотно поверили. Потому что вчера, когда вскоре после сочной тайги живописная дорога стала обретать все больше желтых красок и солнце нещадно сушило здешнюю небогатую растительность, нас встретило застывшее в мареве летнего дня озеро. Казалось, что производить движение могут песчаные барханы, редкие колючки и даже люди, утомленные дальней дорогой и расположившиеся вокруг озера небольшими компаниями, но только не эта водная гладь, отражающая неподвижность неба.

И вдруг утром – неожиданная метаморфоза: столько энергии и силы, волна, гонимая как будто не ветром, а каким-то мощным течением.

Мы вышли из палатки, присоединились к приготовлению завтрака, которое уже начали наши знакомые, и стали сожалеть: наверное, не удастся нам сегодня искупаться в озере, как вчера. Ведь вчера, заплыв довольно далеко от берега, мы с интересом наблюдали как спокойно, без испуга мимо нас проплывали большие аппетитные рыбины.

Но друзья успокоили: «Не все потеряно». Позавтракав, мы уселись в машину и поехали вдоль берега этого 25-километрового озера. У воды, словно в зоопарке, большими стаями сидели бакланы, черные журавли и еще какие-то диковинные птицы.

На узкой песчаной косе, делающей из озера восьмерку и одновременно служащей разделительной полосой между Россией и Монголией, словно пограничные столбики, расположились большие сытые чайки и деловито галдели о чем-то своем.

А озеро наглядно демонстрировало относительность всех законов физики, потому что на нашей стороне был почти шторм, а на монгольской – полный штиль. Вот тебе и сообщающийся сосуд.

Именно здесь, поближе к косе, мы и насладились купанием. Под ногами – чистейший крупный золотой песок. Перед глазами – чистейшая прозрачная вода. Солнце заливает все вокруг.

Но чудеса природы в этом заповедном уголке продолжают и продолжают удивлять. Мы сворачиваем палатки, собираем съестные припасы, прощаемся с озером Торе-Холь, его своенравным духом-хозяином и направляемся по дороге в бескрайнюю степь. Вдруг перед нашими глазами, прямо из песочно-травяной равнины, вырастают диковинные скалки, о которых мы столько слышали в Кызыле.

Огромные круглые валуны, отшлифованные ветрами и веками, будто случайно оброненная кем-то горсть гигантских горошин, причудливым и невиданным образом легко сложились в вытянутую скалу и цепляются друг за друга если не какой-то волшебной силой, то лишь памятью о количестве прожитых вместе тысячелетий.

Проезжаем чуть дальше и видим огромного орла, расправляющего крыло над этой равниной и горделиво повернувшего свой каменный клюв в сторону Другое небо: от Волги до Енисеядороги. И это тоже скалка. Из таких же невиданных валунов, только более плоских и многочисленных.

Наверное, это и есть властелин Убсунурской котловины. И на его жертвенном столе – черепа лучших, самых быстрых и выносливых коней, которых приносят их хозяева к этому исполину.

Повсюду монеты и цветные ленточки. А прямо у подножия каменного орла – еще одна загадка: в твердой степной почве правильными квадратами выложенная сеть каменных ванночек. Узнать, что это такое, мы так ни у кого и не смогли. Может быть, степные кочевники запасали в них воду. А может быть, это остатки какого-то группового разоренного захоронения. Так что вы тоже можете приехать сюда и поломать голову над этой загадкой тувинской истории, а заодно послушать каменную песню орла и пообщаться с бурным духом быка.

А чтобы у нас не осталось ни капельки сомнений в том, что мы побывали в полупустыне, на обратном пути нас провожала парочка беспечно прогуливающихся вдоль дороги верблюдов.

О высоком и вечном

Через два года пребывания в Туве мы, наконец, смогли добраться и до далекой Тоджи, которая манила своей труднодоступностью и рассказами об удивительных местах. Увидели жемчужину Тоджи – заповедное озеро Азас.

Был конец сентября, и мы жалели только об одном: что не смогли попасть сюда в июле, когда распускаются белые цветы лотосов. Но Азас послал нам маленький привет из лета: когда мы на деревянной лодке отплывали в умиротворенную таинственность огромного озера, то увидели нежные листья лотосов, которые, готовясь к суровой зиме, уже опустились под воду.

Еще одно особенное место – Долина царей. Если ехать на машине в направлении из Тувы, то почти сразу за Тураном будет поворот налево. Это и есть скромный въезд в богатую тайнами долину с древними курганами.

Сейчас Долина царей стала одной из достопримечательностей республики, сделавшей ее известной далеко за пределами России. А когда-то древние скифские племена провожали здесь в последний путь своих правителей, оставив в веках свой неазиатский след в самом центре Азии.

Раскопки кургана Аржаан-2 подарили миру сокровища трехтысячелетней давности. Рассматривая их в «Золотой комнате» Национального музея Республики Тыва, не перестаешь удивляться и задаваться вопросами, на некоторые из которых никогда не получить ответов.

Но совершенно другое ощущение возникает, когда находишься в Долине царей и стоишь внутри окруженного камнями круга, оставшегося от захоронения после раскопок: и дышится легко, и мысли приходят о высоком и вечном.

Если от раскопок кургана проехать чуть вперед и свернуть налево, то можно попасть в еще один удивительный уголок этой долины. Здесь довольно близко к дороге подступает невысокий горный массив. Его правый склон зазывает подняться к вершине, чтобы насладиться густыми зарослями багульника. А левый привлекает внимание какими-то незнакомыми светлыми цветочками. Середина склонов красивой дугой уходит вглубь, создавая впечатление амфитеатра.

Мы добираемся до багульника, и муж дарит мне пышный благоухающий букет. Мы стоим на самом гребне, так что видим панораму с обеих сторон горной гряды. Даль затянута прозрачно-синей дымкой. С одной стороны надвигается дождевая туча, пронизанная насквозь яркими и сильными солнечными лучами. С другой – еле видные с дороги озера оживляют пейзаж долины своей глубокой синевой и радостно подмигивают в ответ солнцу.

Если кто-то спросит меня, что же такого особенного в Долине Царей, где, по большому счету, посмотреть можно только на выложенный камнями по контуру круг от раскопок и поставленный рядом баннер, я не смогу дать рационального ответа.

Вроде бы, ничего такого этакого – ни пирамид, ни пещер, ни водопадов. Только вот чувствуешь историю, и хочется приехать сюда вновь.

Мы – не варяги

Другое небо: от Волги до ЕнисеяМы, то есть приезжие руководители-федералы и их семьи, зачастую вместе проводили выходные дни и любовались диковинной и незнакомой для большинства из нас тувинской природой.

Но и мы сами поначалу тоже были для Тувы другими – чужими – людьми. Мы знали, что местные жители, порой, называли нас между собой с некоторым пренебрежением, а иногда и с раздражением, «варягами», приехавшими за погонами.

Да, мы все разные. Приехавшие из других регионов страны, с другим менталитетом, с другим жизненным опытом, обычаями и привычками. Но в отличие от исторических варягов, мы не иностранцы, приглашенные на княжение. Мы – тоже жители нашей огромной страны, и служить в Туву нас направляет наше государство.

И, я уверена, что некоторые жители республики сильно ошибаются, когда нарочито пытаются пренебречь тем сильным, хорошим, прогрессивным началом, которое несут Туве своим присутствием руководители высокого ранга, приехавшие из других уголков страны.

В их лице Тува получает богатейший опыт, знания других регионов России и пример самоотверженного служения Родине.

Ведь «другое» – не значит «плохое». Да и свое можно лучше понять и оценить только в сравнении с иным.

Руководители, которые приезжают служить в Туву, делают этот шаг осознанно и добровольно, понимая, что их ждет оторванность от родных мест, бытовая неустроенность, другой город и другой край со своими особыми проблемами. Поэтому люди равнодушные, слабые, не готовые к диалогу с другой культурой, в Туву заведомо не попадают.

Федералы: служим России

Мы общались и дружили со многими из приехавших в Кызыл руководителей, с их семьями. И каждый из них заслуживает отдельного рассказа.

Первым из официальных лиц на тувинской земле встретил моего мужа бывший в то время главным федеральным инспектором в республике, а ныне главный федеральный инспектор по Республике Хакасия, Виктор Иванович Чернышов.

Это удивительный человек. Исключительно добрый, ценящий людей, немногословный в общении, но принципиальный и решительный в делах. Абсолютный государственник, способный решить самые сложные политические задачи. Он всегда был серьезной опорой для всех руководителей федеральных служб в Туве.

Уроженец республики, знающий и любящий ее, часто бывающий в ней и сейчас, он вместе с экс-главой тувинского Управления ФСБ Павлом Евгеньевичем Солодковым сделал очень много для того, чтобы в сложный политический момент удержать республику от разгула националистических идей, которые отдельные личности пытались навязать всему тувинскому обществу.

Павел Евгеньевич Солодков, уехав в 2007 году из Тувы на Волгу, возглавлял сначала УФСБ России по Астраханской области, а сейчас руководит УФСБ России по Ростовской области и уже имеет звание генерал-лейтенанта.

Коренной сибиряк, родом из Красноярска, он является мастером спорта по горным лыжам и, как настоящий спортсмен, всегда готов взять новую высоту, непременно достигая положительного результата. Острый ум, блестящее чувство юмора, внутреннее обаяние и открытость в общении – это все тоже о нем. Только вот за бильярдным столом – никому не ждать пощады: будьте уверены, шар не смажет.

Павла Евгеньевича Солодкова сменил на должности начальника УФСБ России по Республике Тыва Николай Иванович Панков, ныне уже генерал-майор и руководитель УФСБ по Ставропольскому краю.

Николай Иванович – в высшей степени интеллигент, интеллектуал, эстет, обладающий необыкновенным чувством такта, внимательный и осторожный в своих поступках, понимающий, что за каждым его решением – человеческие судьбы и, в буквальном смысле слова, безопасность государства, интересы которого для него всегда были и есть на первом месте.

Следующим местом назначения после Тувы стал для него мой родной Саратов и, приезжая в отпуск, мы обязательно встречались семьями, гуляли по саратовскому Арбату – пешеходной улице Немецкая, которую по советской привычке продолжают называть проспектом Кирова, и вспоминали приятные минуты отдыха на берегу Дус-Холя и Енисея.

Чуть раньше нас, в середине 2010 года, покинул Туву и экс-руководитель Пограничного управления ФСБ России по Республике Тыва Алексей Николаевич Буеров. Сейчас он возглавляет ПУ ФСБ России по Курской области, охраняя российско-украинский участок государственной границы.

Алексей Николаевич – молодой и талантливый руководитель, умеющий брать на себя ответственность, настоящий офицер, прошедший, в том числе, и горячие точки. Это человек дела, который никогда не рассуждал просто так о том, как тяжело рядовым солдатам и офицерам на пограничной полосе. Он собирался и ехал на границу сам, чтобы убедиться, что у подчиненных все в наличии: транспорт, питание, обмундирование. Ведь когда в степи поднимется буран и путь к заставе заметет снегом, начальник должен быть уверен, что у тех, кто отвечает за порядок на границе, все в порядке.

Алексей Николаевич – очень скромный, добрый, отзывчивый человек и надежный друг, на которого можно положиться в самой непредвиденной ситуации.

Другое небо: от Волги до ЕнисеяВ декабре 2011 года на волжский берег прибыл из Тувы еще один наш коллега – экс-глава Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Тыва Рамиз Чобан-оглы Алмазов, назначенный начальником ГУФСИН России по Самарской области.

Он приехал в Туву из Хакассии и возглавлял республиканское Управление ФСИН девять лет, зарекомендовав себя профессионалом своего дела, блестящим хозяйственником и человеком, истинно болеющим за свою службу, не останавливающимся на достигнутом. А мы знаем его еще и как хлебосольного хозяина, который всегда рад друзьям и доброму общению.

Некоторые наши коллеги до сих пор служат в Туве.

Это прокурор Республики Тыва Павел Валерьевич Бухтояров, человек высоко образованный, профессиональный и принципиальный в вопросах соблюдения законности. При этом он обладает незаурядными лидерскими качествами и редким дипломатическим даром: умеет так конструктивно разрешить любое противоречие, чтобы и отстоять интересы государства, и найти мудрое решение для спорящих сторон. А еще он – коренной сибиряк, любящий природу, спорт и активный отдых.

Главным федеральным инспектором в Республике Тыва является тоже сибиряк, уроженец Омска Александр Сергеевич Попов. Это очень эмоциональный, переживающий за свое дело человек. Приехав в республику в 2008 году, он очень быстро разглядел все самые насущные проблемы Тувы – социально-экономические, правовые, культурные – и включился в их решение. Его выступления на совещаниях никогда не бывают формальными, напротив, он прямо говорит о проблеме и настойчиво требует ее решения.

В надежных руках находится и по сей день Управление ФСБ России по Республике Тыва, руководителем которого является Евгений Геннадьевич Кукарцев, абсолютный профессионал своего дела и достойный продолжатель достижений его предшественников. Ум, доброта и скромность – тоже неотъемлемые его качества.

Совсем немного удалось нам поработать вместе с нынешним министром внутренних дел по Республике Тыва, приехавшим в республику из Томска, Александром Федоровичем Лобановым. Но когда люди мыслят и чувствуют одинаково, то есть, думают о России и о пользе дела, то количество времени для общения не имеет значения. Человек очень живого ума, открытый в общении, пытливый и инициативный, он сразу вызвал к себе симпатию и уважение.

Каждый из этих ярких и талантливых руководителей, стоящих на страже нашей Родины, ее законов и интересов, является и примерным семьянином. А рядом с ними – преданные, умные и заботливые жены, которые разделяют все тяготы службы своих половинок и тоже являются доками в своих профессиях.

У большинства из них есть сыновья, которые, все до одного, не цепляясь за комфорт и удобство родительского дома, самостоятельно учатся вдали от родных или уже окончили военные и юридические вузы и служат Родине там, куда она направляет – от Москвы до самых до окраин. Потому что перед ними всегда есть пример их отцов, которые всего в жизни самостоятельно добивались упорным трудом, глубокими знаниями и сознанием правоты дела, которому служат.

Драгоценная жемчужина

Всех руководителей-федералов, работавших и работающих в Туве, всегда объединяли мысли о будущем России и ее части – Тувы, которой отданы годы службы.

Объединяли мысли о том, как помочь республике преодолеть социально-экономическое отставание, как научить и вырастить местные кадры, способные широко стратегически мыслить и не поддаваться узким интересам собственных кланов.

Сейчас многие из наших коллег продолжают службу в других регионах страны на более крупных и ответственных постах. Но в жизни каждого оставила свой след Тува – одна из драгоценных жемчужин в богатом ожерелье российского государства.

И особая ее ценность не в величине, а в той первозданной чистоте и силе, которую несут нам заснеженные вершины, сильные и прозрачные горные потоки, дарующая жизнь тайга и берущий за душу хоомей, протяжно уплывающий в замирающую перед бурным цветением тувинскую степь.

Мы, по-тувински, поздравляем друг друга с праздником Шагаа, переживаем за последствия землетрясений и наводнений и, смакуя чашечку хан-чая, вспоминаем прекрасные моменты отдыха – под особым – тувинским – небом, близким и теперь уже родным.

Небом, которое, на самом деле, у нас одно – одно на всех.

 

 

 

Фото из личного архива Елены Светличной, архива тувинского Наркоконтроля, газеты «Центр Азии», Виталия Шайфулина и Андрея Еремина.

 

 

Очерк Елены Светличной «Другое небо: от Волги до Енисея» войдет двадцать седьмым номером в пятый том книги «Люди Центра Азии», который продолжает формировать редакция газеты «Центр Азии».

Планируемое количество материалов о людях Тувы – сто. Пятый том выйдет в свет в начале 2016 года.

Фото:

1. Люди в погонах: куда направит Россия. Никита, Александр и Елена Светличные. Ульяновск, 26 июня 2012 года. Фото Андрея Еремина.

2. Поближе к орлам. Александр и Никита Светличные. Один из любимых уголков

в Туве – местечко Кок-Тей. 2 июня 2007 года.

3. Оваа у тропинки, ведущей к аржаану «Чурек-Доргун» – «Сердце ущелья», который Светличные называли между собой «Родник с сусликами». Тува, Каа-Хемский район. Июнь 2009 года.

4. Вот здесь – у аржаана «Чурек-Доргун» – водятся, по наблюдениям Светличных,

особые суслики – банкиры. Тува, Каа-Хемский район. Июнь 2009 года.

5. На высоте птичьего полета: место для философов, художников и влюбленных.

Семья Светличных: здесь ты как будто вдыхаешь в себя всю Туву. Каа-Хемский район, смотровая площадка над аржааном «Чурек-Доргун» – «Сердце ущелья». Лето 2010 года.

6. Диковинные скалки неподалеку от озера Торе-Холь. Слева направо: братья Эртине и Темир Пирингиле, супруги Светличные. Лето 2007 года.

7. Пример отца. Никита и Александр Светличные: суворовец и генерал-майор. Ульяновск, 9 мая 2012 года.

8. Слева направо: начальник УФСБ России по РТ Николай Панков, начальник ПУ ФСБ России по РТ Алексей Буеров, начальник УФСИН России по РТ Рамиз Алмазов. Выездное заседание антинаркотической комиссии. Республика Тыва, Улуг-Хемский район, город Шагонар. Лето 2009 года.

Елена СВЕТЛИЧНАЯ

 (голосов: 12)
Опубликовано 20 июля 2012 г.
Просмотров: 5251
Версия для печати

Также в №28:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2021 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru