газета «Центр Азии»

Четверг, 19 октября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2015 >ЦА №6 >Василий Безъязыков. Раненый орёл

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Василий Безъязыков. Раненый орёл

Люди Центра Азии ЦА №6 (20 — 26 февраля 2015)

(Продолжение. Начало в №5 от 13 февраля 2015 года)


Учиться жить в темноте


 

Василий Безъязыков. Раненый орёлПопробуйте крепко завязать себе глаза и попытаться двигаться в пространстве. О, вы снимете повязку уже через десять минут, не выдержав пребывания в полном мраке.

Зрячему человеку трудно представить всю трагичность жизни во тьме – в лишенном красок мире. Как найти свое место в жизни, не оказаться беспомощным инвалидом в полной изоляции от общества, а приносить пользу?

Роковой выстрел, в одиннадцать лет лишивший Васю Безъязыкова зрения, заставил мальчика искать ответ на эти вопросы. И таким ответом стала музыка.

Все мальчишки в то время мечтали иметь собственную гармонь и играть на ней. Гармонисты имели особую репутацию: уважаемые люди, без них не обходилось ни одно торжество. Гармонь звучала везде и была вместе с балалайкой, мандолиной, домрой весьма популярным в те годы в Туве инструментом. Она стала связующим звеном русской и тувинской культур.

Вася и до этого трагического случая пробовал играть на гармошке-хромке, несчастье же сделало это умение определяющим для его будущего. Жизнь заполнила музыка, любовь к ней. Тем более, что вся его семья была очень музыкальной.

Хороший слух и голос имели его мама Пелагея Мелентьевна и дядя, брат матери, Василий Мелентьевич Николаев. Красивые голоса были у его сестер Раисы и Любови, брат Фёдор артистично играл на балалайке. Вечерами, когда семья собиралась вместе, пели. Волнами разливались голоса матери и сестер, а братья вторыми голосами поддерживали гармонию.

Вася на слух самостоятельно учился играть на всех видах существовавших в то время гармоник и почти на всех струнных инструментах.

Его стали приглашать на свадьбы, крестины, городские торжества. Для маленького городка этот слепой мальчик был музыкальным вундеркиндом. А когда родители купили ему настоящий баян, сделанный руками тульского мастера-кустаря, он выпускал инструмент из рук только тогда, когда ложился спать.


 

Потеря отца


 

Отцу Васи – Сергею Петровичу – со временем стало тесно в своей заезжей. Хотелось большего. Купцы Медведев, Шипилин и Вавилин предоставили ему кредит, чтобы Сергей мог открыть лавку с разными товарами. Но ненадолго. Времена были тревожные, политические события стали развиваться так, что в 1919 году Безъязыковы задумали уезжать из Урянхая.

А тут еще несчастье: заболела мать, Пелагея Мелентьевна. Ей была необходима операция в Томске. Пришлось собираться в дорогу ей и старшим детям – Ульяне и Василию, которого повезли на обследование в надежде, что томские врачи смогут вернуть зрение. Ульяне шел тогда четырнадцатый год, Василию было двенадцать.

10 мая 1919 года они поплыли на плоту. Тяжелой оказалась эта дорога. Вода в тот год была очень большая, страшно на реке, страшно и на берегу: под Чаа-Холем их обстреляли, но, к счастью, пули никого не задели.

Добрались до Минусинска, а здесь Ульяна заболела тифом. Когда поправилась, двинулись дальше, в Томск. Там Пелагее Мелентьевне сделали операцию, а Васю врачи обследовали и вынесли окончательный вердикт: помочь невозможно.

Обратный путь тоже был нелегким. Встречали и белоказаков, и красных партизан, но Бог берег, и они всё ближе и ближе продвигались к родному дому. В пути получили трагическое известие о гибели мужа и отца.

Дело было так. Сергей Петрович видел, что ждать лучших времен, оставаясь в Кызыле, опасно. Решил выехать. Собрался на пару с соседом.

Загрузили две подводы и доехали до села Уюк. Там их остановили красные партизаны. Среди них оказался человек, работавший у Сергея в лавке. Он заявил, что Сергей – буржуй-эксплуататор, потому что лавку имел. Второй, сосед, тоже чем-то «провинился». Их отвели в сторону от подвод и шлепнули – застрелили. А всё буржуинское, что было на подводах, поделили между собой.

Опять горе, еще больше прежнего. Осталась Пелагея Мелентьевна без кормильца с пятью детьми: два инвалида и три девчонки. Как жить?

Решила продолжать с Ульяной и Василием путь в Урянхай, ведь там остались трое её детей. Но снег выпал такой, что лошади вязли, дороги через Саяны не было. Пришлось остановиться на зимовку в селе Григорьевка.

Купили на последние деньги избушечку и корову, зиму были с молоком. Каждый, как мог, зарабатывал на пропитание. Ульяна шила, вышивала, помогала неграмотным читать и писать письма. Василий

на деревенских вечеринках играл на гармошке. Люди платили, чем могли.

Зиму прожили, а в июне 1920 года поехали дальше, в Белоцарск, который осенью этого года переименовали в Красный, а в 1926 году – в Кызыл.


 

От самоучки – к профессионалу


 

В Кызыле Вася не расставался со своим инструментом. Любая услышанная мелодия, песня – всё, что в те годы пелось в Кызыле на русском, тувинском или других языках, сразу же воспроизводилось им на баяне. Много музыки, до сложнейших классических произведений, он разучивал с патефона.

Незрячий подросток жадно впитывал и воспроизводил музыку любых стилей. Даже начал работать в ресторанчиках, которые открывали китайцы. Исчезли китайские и корейские ресторанчики и лавки в 1926 и 1927 годах: их хозяев выселили.

Позднее его музыкальный репертуар стал обогащаться еще и с помощью радио, которое Василий Сергеевич любил до конца своей жизни. Радио было его незаменимым помощником, окном в большой мир.

До 1932 года в Кызыле имелся всего один радиоприемник, установленный в почтовой конторе, которая за слушание взимала определенную плату с каждого радиослушателя. В 1932 году количество радиоточек выросло до тридцати пяти.

Пробовал и сочинять. Кое-что получилось. Например, песня-переделка о тувинке-шаманке по мотивам лермонтовской «Тамары». Она пошла гулять в народ, ее в разных вариантах пели все:

На самой вершине Саянов,

Средь гор и глубоких снегов

Тувинская юрта стояла

Подряд восемнадцать годов.

В той юрте высокой и тесной

Тувинка-шаманка жила:

Прекрасна, как ангел небесный,

Как демон, коварна и зла.

В 1928 году Василий вместе со своим младшим братом Фёдором поехал в Красноярск: учиться в музыкальном техникуме. Сейчас это Красноярский колледж искусств имени Павла Иосифовича Иванова-Радкевича, его первого директора.

Талантливого баяниста приняли сразу. Василий стал учиться, а брат Фёдор помогал ему во всём: водил на занятия и зарабатывал на жизнь.

Учитывая Васину великолепную техническую подготовленность и незаурядное трудолюбие, ему позволили пройти полный курс обучения за один год и экстерном сдать экзамены. Год напряженного труда дал прекрасный результат. Теперь, кроме баяна, он мог аккомпанировать и на фортепиано, делать оркестровки для струнных ансамблей.


 

Странствующие музыканты: послушать мир


 

БрВасилий Безъязыков. Раненый орёлатья отправляются домой, но случайная встреча в Минусинске меняет их планы. Здесь они познакомились с известным сибирским слепым баянистом Иваном Ивановичем Маланиным, к тому времени работавшим солистом на новосибирском радио.

Иван Маланин, уроженец села Троицк Заларинского района Иркутской области, был старше Василия Безъязыкова на десять лет. Их объединил не только любимый инструмент – баян, но и общая судьба, которая к Ивану была еще более сурой: он появился на свет незрячим.

Два незрячих баяниста дали в Минусинске несколько успешных концертов. Сначала выступали каждый со своей программой, потом дуэтом. Эти выступления, знакомство с виртуозом, несмотря на слепоту достигшим высот музыкального мастерства и успешно гастролирующим по Сибири, много дали Василию. Он решил последовать примеру старшего коллеги и испытать себя.

Братья начали жизнь странствующих музыкантов. Безъязыковы гастролировали по всей Восточной Сибири, добрались и до Дальнего Востока – Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск, Владивосток. Василий в концертах солировал, играл на баяне и струнных инструментах, аккомпанировал

брату Фёдору, который великолепно играл на балалайке.

Принимали их очень хорошо. Сольные выступления Василия всегда сопровождались бурными аплодисментами слушателей. Кроме инструментальной музыки и романсов в их программе был шахматный аттракцион: Фёдор вслепую играл с кем-либо из зрителей. Как правило, выигрывал и получал свою долю успеха.

Наездились братья по Сибири. Младший посмотрел мир, старший послушал. Захотелось оседлой жизни. Василий решил вернуться в Кызыл, а Фёдор остался в Кузнецке-Сибирском, затем переименованном в Сталинск, сейчас – Новокузнецк.

В Сталинске Фёдор женился, родилась дочь. Погиб во время войны: переходил железнодорожные пути и попал под поезд, подвела больная нога.


 

В Клубе советских граждан


 

В тридцатые годы двадцатого века центром культуры в Кызыле был Клуб советских граждан. Он был средоточием культурной жизни как для приехавших в Туву специалистов, так и для всех жителей Кызыла независимо от их национальности, сыграл большую роль в приобщении местного населения к многонациональной культуре.

По свидетельству современников, во время концертов и спектаклей зал Клуба советских граждан всегда был переполнен, хотя многие зрители не понимали русского языка. Самодеятельные артисты с успехом играли серьезный репертуар: «Ревизор» Николая Гоголя, «Женитьба Бальзаминова» и «Лес» Александра Островского, «Васса Железнова» Максима Горького.

А в центре всех культурных начинаний клуба был Василий Безъязыков. В столице Тувинской Народной Республики его знали все.

«Дядя Вася для меня остался чудотворцем и первым человеком, открывшим настоящую музыку», – так оценивала его роль в своей жизни Заслуженная артистка Тувинской АССР Марьям Алексеевна Рамазанова. В своем очерке «Золотой ключ от музыки», опубликованном в газете «Молодежь Тувы» 22 января 1982 года, актриса вспоминала:

«Самодеятельными актерами были учителя и ученики старших классов, работники банка и посольства – советские граждане, проживавшие тогда в Тувинской Народной Республике. В постановках принимал участие и профессор Александр Адольфович Пальмбах, один из создателей тувинской письменности. Все спектакли шли в музыкальном оформлении Безъязыкова.

По иниВасилий Безъязыков. Раненый орёлциативе Василия Сергеевича была задумана постановка оперы «Наталка-Полтавка» украинского композитора Лысенко. Он сам готовил все партии этого спектакля. Необычное представление состоялось в 1932 году. Мне тогда шел одиннадцатый год. Сейчас думаю, что представление сделали двое: Василий Сергеевич и Пелагея Ефремовна Фунтикова. Зрительный зал был полон, артистов горячо встречали слушатели».

Ярким воспоминанием стала встреча с музыкантом в Клубе советских граждан для народного писателя Республики Тыва, доктора исторических наук Монгуша Бораховича Кенин-Лопсана:

«Мое знакомство с исполнительским искусством слепого баяниста состоялось в Кызыле. Тогда я был юнцом, учился в восьмом классе тувинской средней школы № 2 имени Ленина. Однажды наш классный руководитель – учитель тувинского языка Алексей Мокур-оолович Белек-Баир – привел нас в Клуб советских граждан, ныне здание филармонии, на вечер песни.

На сцену вышла молодая певица Долчун-оол в элегантной одежде. Затем – высокий человек в черном костюме в сопровождении мужчины среднего роста. Они тихо дошли до стула в середине сцены, рядом с которым стоял баян. Высокий человек осторожно сел на стул и взял в руки баян. Когда он заиграл, мне показалось, что из него вылетают серебряные бабочки. Длинные и гибкие пальцы музыканта двигались очень гармонично, извлекая из инструмента захватывающую мелодию.

В тот вечер звучали мелодии тувинских и русских народных песен, и я стал счастливым слушателем песенного дарования певицы Долчун-оол и пленником исполнительского искусства слепого музыканта – первого баяниста Тувы Василия Безъязыкова. Это была моя первая встреча со слепым музыкантом, и я на всю жизнь запомнил его, так сказочно играющего на баяне.

В истории тувинского искусства имя Василия Сергеевича Безъязыкова – музыканта, композитора, учителя, друга всех артистов Тувы – всегда будет сверкать звездой первой величины».


 

С музыкой – на ты


 

Не обходилась без Василия Безъязыкова и школа №1, одним из первых учеников которой он был. В 1935 году школа переехала в новое двухэтажное здание, которое и сейчас стоит близ Енисея.

В школе работали учителя, приехавшие из Москвы, Ленинграда и других городов Советского Союза. Очень часто творческие планы русской интеллигенции Кызыла зарождались в школе, а реализовывались в Клубе Василий Безъязыков. Раненый орёлсоветских граждан.

Ни один школьный вечер не обходился без Василия. Были в то время и другие баянисты, но разве можно было их сравнивать с ним?

Музыканта приводили, усаживали на почетном месте, и начинался бал. Лились мелодии модных танцев, звучала классика, народная музыка. Многие ребята стеснялись танцевать, но вечера с баяном любили и просто слушали, стоя вдоль стен, а самые смелые устраивались поближе к музыканту. Василий всегда был окружен почитателями.

В школе был создан оркестр народных инструментов, которым руководил Безъязыков, затем первый в Туве шумовой оркестр, его Василий Сергеевич создал вместе с приехавшим из Москвы учителем-энтузиастом Степаном Ивановичем Шешуковым, работавшим в ТНР с 1937 по 1940 год.

Гордились в школе и своим хоровым коллективом. На встрече, посвященной ее пятидесятилетию, Степан Иванович Шешуков рассказывал: «Участники того школьного хора с энтузиазмом разучивали революционные, советские песни и даже отрывки из опер. В то время я привёз из Москвы только что появившуюся «Катюшу». С каким желанием тогда разучивали эту песню!»

Впоследствии на основе этого хора был создан городской хор.

И во время демонстрации немых фильмов Василий был незаменим: он был тапёром – музыкантом, сопровождавшим их своим исполнением.

«Рядом с ним находился кто-нибудь, кто коротко рассказывал ему о том, что происходит на экране. Например, лошади бегут, поезд идет, пшеница колышется, – вспоминала Марьям Рамазанова. – Василий Сергеевич очень точно улавливал-угадывал стиль, ритм и пластику фильмов. Всех поражала его интуиция, умение выразить в музыке суть фильма, которого он сам видеть не мог.

Так, в «Декабристах» сцену казни сопровождал реквием, а когда шел кинофильм «Абрек Заур», звучала музыка народов Кавказа. Он удивительно точно передавал настроение, от глубокой грусти до бурного веселья. А ведь всё это нужно было успевать делать по ходу развития сюжета, а для этого необходимо было обладать еще и талантом импровизатора.

Работы было много, занятость огромная. Но лицо его всегда выражало счастье быть с музыкой на ты».


Продолжение – в №7 от 27 февраля 2005 года.


Очерк Зинаиды Казанцевой о Василии Безъязыкове «Раненый орёл» войдёт шестым номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который сразу же после выхода в свет в июле 2014 года пятого тома книги начала готовить редакция газеты «Центр Азии».

 

Фото:

1. Слепой баянист Василий Безъязыков с сестрами Раисой (слева) и Любовью (справа). Кызыл, первая половина двадцатых годов двадцатого века.

2. В китайском ресторанчике. Василий Безъязыков – крайний слева. Кызыл, первая половина двадцатых годов двадцатого века.

3. Вид на Кызыл – улицу Ленина и двухэтажную школу №1 – с пожарной вышки. 1938 год.

4. Оркестр народных инструментов школы №1. Василий Безъязыков – в центре второго ряда, слева от него – Павел Филиппов, справа – сестра Раиса Безъязыкова. Кызыл, 1930 год.

Зинаида КАЗАНЦЕВА 33055@mail.ru Под редакцией Надежды Антуфьевой. antufeva@centerasia.ru

 (голосов: 8)
Опубликовано 21 февраля 2015 г.
Просмотров: 3857
Версия для печати

Также в №6:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru