газета «Центр Азии»

Суббота, 21 апреля 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2015 >ЦА №23 >Георгий Лукин. Трижды живой

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Системы пожарной сигнализации - популярная услуга в Феодосии.

Георгий Лукин. Трижды живой

Люди Центра Азии ЦА №23 (26 июня — 6 августа 2015)

(Окончание. Начало в №22 от 19 июня 2015 года)

«За отвагу» – через шестьдесят девять лет

 

Георгий Лукин. Трижды живой– Георгий Ефимович, получается, что только четыре дня – с 13 по 16 августа сорок четвертого вы в боях провели. Нет, неверно сформулировала: не только, а целых четыре дня. Не зря же в 2013 году вас нашла медаль «За отвагу» – через шестьдесят девять лет.

– Этой самой дорогой для меня медалью, потому что не юбилейная она, а боевая, внуку Александру обязан. Он такое для меня сделал! Разыскал сведения о том, что деда его в 1944 году представили к награде за прорыв обороны города Выру. Я-то знал, что был представлен к награде, командир еще тогда говорил. А со временем это как-то подзабылось. Ну, нет и нет.

А вот Саша пошел до конца. В 2009 году он написал заявление в республиканский военкомат. Оттуда послали запрос в Москву, который так и остался без ответа. Через три года внук все-таки нашел, что искал. Оказывается, в самом начале меня должны были наградить орденом Красной Звезды, который потом заменили на орден Славы третьей степени, а затем – на медаль «За отвагу».

Саша – особый парень. Наш семейный историк. Еще с шестого класса он начал интересоваться историей рода. Сейчас в составленном им семейном древе – тысяча триста человек, с 1754 года.

Медаль, стараниями внука деда нашедшую, 8 мая 2013 года в театре вручали. Сам-то на сцену подняться не мог, так председатель Правительства Тувы Шолбан Кара-оол ко мне в зал спустился и эту медаль к пиджаку прикрепил. И тут, признаюсь, не смог от слез удержаться, хоть и не к лицу они мужику.

На медали этой танк изображен, и этим тоже она мне дорога, потому что на войне пулеметчиком был, а после нее – танкистом.

 

Это Гитлер шороху навёл

 

– И как же эта переквалификация в танкисты произошла?

– А очень просто. Как выписали меня из госпиталя, сразу направили в танковую школу, она здесь же, в Свердловске, находилась. Там и весть о победе встретил. Радость – безмерная: наконец-то война кончилась, вернусь домой, с близкими свижусь. Но прошло пять лет, прежде чем я своих увидел, потому что оставили нас, парней 1926 и 1927 годов рождения, дослуживать.

Как отучились три месяца, свезли нас в запасной танковый пятый полк, выстроили, и командир части объявил, что завтра едем в Германию. Рано утром погрузились в телячьи вагоны с нарами в два этажа, и – на запад.

До июня пятидесятого года в Германии прослужил. Есть там такой небольшой городок – Пархим. На его окраине советские части располагались: два танковых полка и два пехотных с танковой батареей. Меня сначала определили заряжающим танка СУ-120, а потом механиком-водителем СУ-100 стал.

– Как отношения с гражданским населением складывались?

– С немцами нам шибко знаться нельзя было. В основном, общались с теми, кто у нас в части работал: они гостиницу для офицеров обслуживали. Переводчик, уборщицы. Семейная пара была: жена Эмма полы мыла, а муж двор мел. За места свои они шибко держались: городишко же небольшой, где еще деньги заработаешь.

И дружба между советскими солдатами и немецкими девушками все же была. Мы в части танцплощадку организовали, по субботам и воскресеньям на ней оркестр наш играл.

Вначале-то немочки с опаской ходили, мол, не устроят ли им чего. Это Гитлер шороху навел, объявил: как только русские придут, они всех мужчин расстреляют, а всех женщин изнасилуют. Но видя, что за порядком у нас строго наблюдают – на танцах всегда дежурные были – перестали бояться.

– Какая музыка на армейской танцплощадке звучала?

– Да всё больше вальсы.

– Вы, такой видный, наверняка, в сторонке не стояли?

– Вот именно, что стоял. Не поверите, но никогда не танцевал, ни тогда, ни потом. А почему, и сам не знаю, не хотел, и всё.

Только однажды на нашем семейном празднике внучке Танюшке удалось уговорить меня вальс станцевать. Да и какой вальс-то, только переминался с одной ноги на другую.

И петь никогда не пел, зато сестры мои такие песенницы были, сами и частушки сочиняли. Я ж только могу подпеть: «Ой, при лужке, при лужке».

– Как же так? Вот вы мне свою служебную характеристику достали, с того времени храните, и в ней подписью командира и печатью заверено, что Лукин – участник самодеятельности. И еще: «Политически развит, идеологически выдержан. Партии Ленина-Сталина и социалистической Родине предан».

– Да ведь так всем писали. На всех – одинаковый документ. Приукрасили, словом.

 

Немецкий шнапс против русской водки

 

Георгий Лукин. Трижды живойТогда еще вопрос – для исторической точности. В характеристике этой от шестого июня 1950 года указано ваше звание – гвардии рядовой, а на фотографии 1947 года на вас – сержантские погоны. Почему ваша армейская карьера не вверх, а вниз пошла?

– Вот ведь приметливая какая, углядела. Врать не буду: был разжалован. Честно признаюсь, выпивали тогда солдаты частенько. Как праздник какой на календаре, мы сразу же у немцев шнапс покупали. Слабоват их шнапс против нашей русской водки, но другого-то не достать было.

Вокруг нашей части забор деревянный был. Так мы подойдем к нему, кликнем проходящего мимо немца, чтобы он нам выпить принес. Возле забора этого меня и сотоварища тепленькими и прихватили. А дальше – известно что. Нас – в комендатуру, а на следующий день командир зачитал перед строем приказ о разжаловании: из сержантов – в рядовые.

Но вы уж меня в пьяницы не записывайте, это по молодой глупости потреблял, а когда женился, редко когда стопку поднимал. По праздникам разве только. Если не верите, Зина может подтвердить.

– Неужели у солдат деньги были, чтобы спиртное покупать?

– А как же. За службу нам еще и платили. В месяц солдат получал сто десять марок да плюс еще двести сорок рублей. Немецкие марки давали на руки, а советские деньги клали нам на сберегательные книжки.

Эти рубли разрешали домой послать. Накопил я тысячу и матери отправил, но аккурат в это время денежная реформа у нас в стране произошла, и деньги эти в сто рублей превратились.

Зато марки подкопленные с пользой потратил – на подарки родным.

 

Подарки из Германии

 

– И много удалосьГеоргий Лукин. Трижды живой подарков привезти?

– Богато. В июне пятидесятого нас демобилизовали, а перед самым отъездом привезли в магазин, в город Магдебург. А в магазин этот тряпок специально для нас свезли видимо-невидимо.

Набрал там два костюма, четыре мужских рубашек, четыре пары брюк, платков и шесть метров зеленого вельвета для матери, машинку механическую для стрижки волос, два бритвенных станка да куклу большую племяннице Танюшке.

А еще четыре комбинаций для сестер. Вроде маек, только подлиньше, и шелковые. У нас в деревне девки такого не нашивали, но как все стали это исподнее хватать, так и я за ними.

Два чемодана набралось, рядовому составу разрешали вывезти из Германии именно по столько. Нам и чемоданы специально для этого бесплатно выдали.

А офицеры по полторы тонны барахла вывозили. Была даже специальная рота, солдаты которой загружали его в вагоны: койки, шифоньеры, столы, стулья.

– Угодили подарками?

– А как же. Как приехал, мама одним платком сразу голову накрыла, а остальные и вельвет зеленый в сундук упрятала. Потом этот вельвет она нам же в честь свадьбы и подарила: Зина из него себе платье сшила, а мне – толстовку.

Мама и сама портнихой хорошей была, деревенских обшивала. А чего там шить-то: в войну из кулей штаны и юбки строчила. За это ей и огород вскопают, и едой какой-никакой поделятся.

Один костюм и бритвенный станок Ивану, мужу сестры Елены подарил, они к тому времени уже в Абакане жили, я к ним первым приехал, второй себе оставил. Брату Володе пару штанов и рубах отдал.

На механическую машинку и бритвенный станок, складной в коричневом кожаном футлярчике, деревенские, как на чудо, смотрели: отродясь такого не видывали. Пока я дома был, всех парней и мужиков перестриг. Качественные вещи умели немцы делать: их бритвой много лет пользовался.

А председатель колхоза Ефим Иванович Вольский мне самому, как подарку, обрадовался. Парней-то в войну переколотило, а колхозу работники, ох, как нужны были. Говорит: «Будешь комбайнером». Новый комбайн обещал. А я эту технику уже видеть не мог, за пять лет до того она надоела, что сил моих больше не было.

Месяц дома проболтался, по соседним деревням, по пашням проехался. И решил податься в Новосибирск. Там мой друг Володька Гольцов жил, мы с ним из Кочергино на фронт вместе призывались. Он чуть раньше меня демобГеоргий Лукин. Трижды живойилизовался, только из Австрии, и всё меня в гости звал.

Володька с невестой по переписке познакомился и сразу к ней махнул, там и женился. Он даже в село не приезжал, прямиком в Новосибирск отправился. Знал, что из колхоза его просто так не отпустят.

– А как же вас колхоз отпустил?

– А демобилизованным солдатам легче было паспорт справить и свободу получить. Только у меня и здесь своя закавыка вышла. Чтобы паспорт выхлопотать, надо было сначала метрику о рождении взять. Пошел я в Курагинский ЗАГС, смотрю, а там девчонка наша местная – Фрося Кучеренко – сидит. Смеется: «Удрать что ли хочешь с колхоза?» Достает журнал, смотрит в него и говорит: «Да ты ж, как родился, сразу помер».

Оказалось, в книге этой про меня написали, что сразу после рождения умер. Что за оказия такая: опять меня хоронят, сколько же можно? Что делать? Фрося, пожалевши меня, сказала, что запишет на другого Гошу, парнишку из нашего же села, который на самом деле при рождении умер, а числился как живой. Нас просто перепутали.

Вот так метрику и справил. С ней поехал в Абакан, там в ЗАГСе выдали паспорт, а с ним я уже хоть где жить мог. Уехал в Новосибирск, там и жену нашел.

 

Тут и любовь пришла

 

– И долго вы свою Зинаиду Владимировну искали?

– С первого раза нашел. Пошел устраиваться на завод расточных станков, он потом стал называться «Тяжстанкогидропресс». Гришка Харитонов, друг Володьки, узнав, что я холостой, спрашивает: «Может, жену хочешь?» А я ему: «Где ж она?» «На заводе у нас работает, в отделе кадров. Хорошая девчонка – Зина Бервинова». Где слово, там и дело: пошли свататься. А невесту-то я и в глаза не видел.

Заходим мы в дом, а там баба Ира, теща моя будущая, капусту солит. А рядом с ней – девушка, симпатичная такая. Я сразу смекнул, что Зина это, Гришка-то хорошо мне ее описал.

Хозяйка нас за стол усадила, и за два часа сосватали мы Зину. На следующий день в театр с ней сходил. Неделю женихался, третьего ноября зарегистрировались, восемнадцатого свадьбу справили.

– Вот это натиск – по-военному.

– А чего тянуть? Она мне сразу приглянулась. А вот как Зина, не знавши меня, так рисканула? Пусть сама рассказывает. Раз заманила, пускай теперь и отвечает.

– Зинаида Владимировна, как всё было?

– Посмотрела на него – высокий такой, стройный, бравый. Мне двадцать четыре года уже было, по тому времени – возраст для девушки. Женихов-то, одногодков, война выкосила, сколько девчонок так в девках и остались. А тут такой парень сватается.

Любви поначалу и не было. А как обжились, попривыкли друг к другу, тут и любовь пришла. Душа в душу прожили. Нынче шестьдесят пятую годовщину свадьбы отметим.

А как регистрировались в ЗАГСе – смех и грех просто. Он – в форме солдатской, я – в простом ситцевом платьишке. Объявляет нам регистратор, что отныне мы – муж и жена, а мой Георгий Ефимович в ответ рапортует: «Служу Советскому Союзу!»

– Что же вы так Георгий Лукин. Трижды живойГеоргий Ефимович, не по-свадебному ответили?

– Теперь-то смешно вспоминать, но как привык за годы службы, так и отрапортовал. К штатской жизни ведь еще обвыкнуться надо было. Но ничего, стал привыкать помаленьку.

Устроился на тот же завод, где и супруга работала. Дисциплина там была очень строгая. За пятиминутное опоздание с зарплаты высчитывали двадцать пять процентов. Заработки маленькие были. Мне, как фронтовику, квартиру обещали, но отдали ее вербованным, а я ни с чем остался.

Решили переехать в Абакан, поближе к моему дому. Там я устроился в «Мелиоводстрой» завхозом. А жену на время, пока жилья своего не было, оставил в деревне у матери. Там в 1952 году дочка Таня родилась. А Ира и Юра – уже в Абакане.

В Абакане я хороший дом вырубил, сам для него леса наготовил. Корову держали, неплохо

жить стали. Но тут – другая напасть: Никита Кучерявый, так в народе Никиту Хрущева звали, в пятьдесят девятом году издал приказ – нельзя коров в личном хозяйстве держать. И отвели мы, как приказано было, свою кормилицу в «Заготскот».

Корова наша плакала, и мы вместе с ней. Ведь какая хорошая коровушка была, в день по восемнадцать – девятнадцать литров молока давала. Без коровы совсем нищета стала. В магазинах – шаром покати, выживай, как хочешь.

И надумали мы в Туву перебираться.

 

Мне ли на жизнь жаловаться

 

– Почему именно Туву выбрали?

– А не просто так. Семьи моих сестер Марии и Галины еще в 1948 году в Туву перебрались, когда дали свободу переезда. В селе Сарыг-Сеп они жили. Там тогда просто рай был. Когда приехали проведать их, Зинаида ВладимирГеоргий Лукин. Трижды живойовна сразу в Сарыг-Сеп влюбилась. Кругом тайга, красотища. И в магазинах – даром, что село, такие товары, каких в Абакане не найдешь. Говорит: «Гоша, давай переезжать, это же сказка». Так и порешили.

Двадцать пятого мая 1960 года приехали мы в Кызыл. И с тех пор – здесь.

Зина моя сначала нянечкой в детском саду работала, а потом – шестнадцать лет – в ателье «Чечек». Сначала – в шубном цехе, а потом – в плательном. Оттуда и на пенсию ушла. Мастерица она у меня шить да вышивать.

А я до пенсии плотничал. Сначала – в пассажирском АТП, потом – на почте. В 1976 году устроился туда, потом уйти хотел, но тогдашний директор почты Галина Ивановна Насюрюн уговорила меня остаться. Так пятнадцать лет и проработал сопровождающим почты. Но так только должность называлась, на самом же деле ремонтировал здания почтовых отделений. Их по городу восемь штук было. И здание переговорного пункта – моих рук дело.

На пенсию меня хорошо проводили, дали бесплатно две газеты: «Аргументы и факты» да «Тувинскую правду». А раз в год обещали давать по пятьсот рублей. Правда, их только два года платили, а потом, видать, забыли. И газеты отменили. Да я не в обиде: уж столько годов прошло, все молодые уже на почте работают, кто там теперь помнит старика.

– С другими ветеранами войны общаетесь?

– А как же. Каждый год девятого мая бываю на параде Победы. Это для меня – главный праздник. Только горько, что всё меньше знакомых лиц вижу, годы-то свое берут.

Раньше-то своими ногами ходил, а теперь – на инвалидной коляске качусь. Дети да внуки меня и отвезут, и обратно привезут.

Спина побаливать начала, когда на пенсии уже был. Отправили на рентген в Абакан, он показал кисту на позвоночнике. Стал ходить в нашу онкологию на облучение. Но становилось все хуже и хуже. Года полтора на костылях прыгал, а потом и в кресло сел. Хотел в Новосибирск на операцию поехать, но врач сказала, что только деньги зря потрачу. Так и не поехал.

Думаю, надорвал спину на плотницкой работе: взвалишь бревно на плечо и по лесам наверх тащишь. Вот и результат. А, может, и тот военный осколок сказался.

Но в панику не кидаюсь, с юмором ко всему отношусь. Потому что счастливый человек. Выжил на войне, где каждую минуту кто-то погибал. Детей хороших вырастил, а они – своих детей.

Друг у меня есть, тоже фронтовик, артиллерист Владимир Леонидович Маландин, он тоже в Кызыле живет. Мы с ним земляки, оба с Курагинского района. Раньше-то в гостях друг у друга часто бывали, а теперь всё по телефону общаемся

Владимир Леонидович, как его жена Муза Дмитриевна умерла, так по ней тосковал, и сейчас тоскует. Тяжко половину свою терять, с которой жизнь прожил.

А я и сейчас – целый, не ополовиненный. Зина моя любимая со мной рядом. Так мне ли быть недовольным. Мне ли на жизнь жаловаться.

 

Фото Сергея Еловикова, Ай-кыс Монгуш и из личного архива Георгия Лукина.

 

Интервью Юлии Манчин-оол с Георгием Лукиным «Трижды живой» войдёт тринадцатым номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который сразу же после выхода в свет в июле 2014 года пятого тома книги начала готовить редакция газеты «Центр Азии».

 

Фото:

1. «Он такое для меня сделал!» Георгий Лукин с внуком Александром Галкиным, стараниями которого ветерана Великой Отечественной войны через шестьдесят девять лет нашла фронтовая медаль «За отвагу». Республика Тыва, Кызыл. 18 июня 2015 года. Фото Ай-кыс Монгуш.

2. Георгий Лукин с только что полученной им боевой медалью «За отвагу», нашедшей его через шестьдесят девять лет. Республика Тыва, Кызыл, Национальный театр, торжественное собрание, посвященное шестидесятивосьмилетию победы в Великой Отечественной войне. 8 мая 2013 года.

3. Георгий Лукин (слева) со штабным писарем Михаилом Белокурским. На обратной стороне снимка надпись карандашом: «Мама! Пусть эта фотокарточка напоминает вам и мне о моей службе в Германии, о временной разлуке. Ждите, я вернусь. Германия, город Пархим. 30 января 1947 года».

4. Экипаж танка СУ-120. Слева направо: наводчик Егор Карнаухов, заряжающий Георгий Лукин, механик-водитель Пётр Дьяков, командир экипажа Алексей Романов. Германия, город Пархим. Апрель 1946 года.

5. Семья. Справа сидит Георгий Лукин. Его супруга Зинаида Лукина стоит слева. В центре – их дети: Татьяна, Ирина, Юрий. Слева сидит брат Зинаиды Владимир Бервинов, справа стоит его жена Надежда Бервинова. Город Абакан, 1958 год.

6. Нам ли на жизнь жаловаться: Георгий Ефимович и Зинаида Владимировна Лукины среди детей, внуков и правнуков. Справа от Георгия Ефимовича – внучка Людмила Пономаренко с сыном Егором, жена внука Александра Галкина Светлана Галкина с дочерью Анной.

Слева от Зинаиды Владимировны – жена внука Алексея Марина Галкина, жена внука Владимира Коваля Настя Коваль, дочь Татьяна Коваль, жена сына Юрия Лукина Раиса Лукина.

Стоят слева направо: муж дочери Татьяны Василий Коваль, сын Юрий, внук Павел Лукин с сыном Ренатом, внук Сергей Коваль, внук Александр Галкин с сыном Григорием, внук Владимир Коваль с дочкой Юлей, правнучка Анастасия Галкина, правнуки Михаил и Александр Пономаренко. Кызыл, 23 мая 2015 года. Фото Сергея Еловикова.

Юлия МАНЧИН-ООЛ

 (голосов: 5)
Опубликовано 27 июня 2015 г.
Просмотров: 6898
Версия для печати

Также в №23:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru