газета «Центр Азии»

Четверг, 17 октября 2019 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2009 >ЦА №6 >ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА: ПО ЗАКОНАМ ЛЮБВИ

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА: ПО ЗАКОНАМ ЛЮБВИ

Люди Центра Азии ЦА №6 (13 — 19 февраля 2009)

alt

(Продолжение. Начало в №3 от 23 января, №4 от 30 января, № 5 от 6 февраля)

ПУЛЬС ЕДВА ПРОЩУПЫВАЛСЯ

Было 11 июня, воскресенье. Я пришла на суточное дежурство в отделение кардиологии. Обошла все палаты, посмотрела тяжелых больных, сделала необходимые назначения и вышла во двор.

День стоял теплый, безоблачный. Откуда-то со стороны общежития пединститута из открытого окна доносились звуки музыки. Пела Алла Пугачева: «Старинные часы еще идут...»

Вдруг из двери роддома, что стоит напротив кардиологии, выбежала микропедиатр Клара:

– Альбина Григорьевна! Надо срочно лететь в Мугур-Аксы, там были тяжелые роды. Вызывают врача по санавиации, вам велено лететь.

Подъехала машина «скорой помощи». Захватив чемоданчик с тонометром и лекарствами, я отправилась в аэропорт, как была – в легком костюмчике и босоножках. «Кукурузник» – зеленый четырехкрылый самолет – уже был готов к взлету.

Между сиденьями командир и штурман натянули широкий кожаный ремень, я уселась на него, и мы взлетели. Через прозрачный купол кабины самолета, как на ладони, просматривались ущелья, утесы, водопады. Красота – неописуемая! Время летело незаметно. «Кукурузник» приземлился прямо на площади поселка, вокруг которой ютились убогие домишки. Ни травинки, ни кустика.

Помнится, сняла босоножки и бегом пустилась бежать к больнице. Навстречу, не спеша, двигалась телега, это везли к самолету больную женщину. Рядом с ней сидела девочка лет десяти и прижимала к груди младенца, закутанного в серое больничное одеяло.

– Эмчи, мы увидели самолет и сразу поехали, – радостно улыбнулась она.

Эмчи запрыгнула на телегу. На соломе под таким же тонким серым одеялом в полубессознательном состоянии лежала больная с белыми губами и полузакрытыми глазами. Ее пульс едва прощупывался.

Я открыла чемоданчик, обработав спиртом, разломила ампулу с кордиамином и, моля Бога о помощи, ввела лекарство в мышцу плеча. Веки больной вздрогнули от боли. Сжимала ее запястья в своих руках и шептала молитву о спасении.

Экипаж вынес носилки, погрузил роженицу и младенца в самолет. Я сидела рядом с носилками на краешке тулупа, которым укрыли роженицу, и прижимала к себе тельце новорожденного.

Пожалуйста, летите пониже, – просила я экипаж. Командир снизил самолет до критической отметки, а после очередной моей просьбы твердо сказал:

– Ниже нельзя!

Во время родов женщина потеряла много крови, на ее лице были видны явные признаки кислородной недостаточности, а самолет летел в разреженной атмосфере, где содержание кислорода было пониженным. И тут я поняла, какую грубую допустила ошибку, не взяв с собой кислородную подушку. Впоследствии, куда бы я ни летала по санзаданию, кислородная подушка с загубником всегда была при мне.

800 МИЛЛИЛИТРОВ КРОВИ

Когда приземлились в Кызыле, нас уже ждала машина «скорой помощи».

Роженице сразу дали кислород. Но она не приходила в сознание. Включив сирену, с повышенной скоростью мы помчались в больницу.

Из роддома выбежала Клара, схватила младенца и унеслась на второй этаж, а больную внесли в маленькую угловую комнату на первом этаже, где стояли кушетки. Рада, медсестра, со смятением в голосе упредила меня:

– Врач принимает роды.

– Быстро определяй группу крови! – приказала я.

Слава Богу, группа крови была, как у меня. Кушетки сдвинули, я легла рядом с больной, и Рада начала делать прямое переливание крови: из моей вены в вену больной. Я лежала и наблюдала за своей пациенткой.

После струйного вливания 500 миллилитров горячей крови сделали паузу. Озноба не было. Роженица по-прежнему лежала тихо, но мочка уха, обращенного в мою сторону, заметно порозовела.

– Еще триста миллилитров, – приказала я снова. Рада вскинула на меня свои круглые испуганные глаза, но ослушаться не посмела и продолжала вводить кровь больной. Теперь начали розоветь и губы. У меня же в ушах звенело, клонило в сон: ощущались симптомы быстрой потери крови.

– Странные ощущения! – мелькнуло в голове.

После того, как я сдала почти литр крови, меня накормили котлетами, освободили от дежурства и отправили домой отсыпаться.

ИНАЧЕ ТЕБЕ НЕ МИНОВАТЬ ТЮРЬМЫ

В этот же день Вячеслав Иванович тоже дежурил – в травматологии. И, по закону парности, тоже попал в приключение, связанное с переливанием крови.

ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА: ПО ЗАКОНАМ ЛЮБВИГлубокой ночью «скорая» привезла в травматологию молодого мужчину с ножевым ранением брюшной полости. Группа крови у него оказалась редкой, в травматологическом отделении ее не оказалось, не было и дежуривших работников с такой группой.

А больному становилось все хуже. И тогда муж принял рискованное решение: он вычерпал кровь, которая в результате ранения скопилась в брюшной полости, а операционная сестра Валя процедила ее через несколько слоев стерильной марли прямо в капельницу.

И пока Вячеслав Иванович делал ушивание кишечника, кровь прокапали раненому. А потом с тревогой стали ждать. К утру больному стало лучше.

На пятиминутке присутствовал главный хирург республики Зудов. Выслушав отчет мужа о дежурстве, холодно произнес: «Моли Бога, чтобы больной выздоровел, иначе тебе не миновать тюрьмы».

Слава Богу, больной поправился.

КАК ТРЕПЕТНО БИЛОСЬ ГОРЯЧЕЕ СЕРДЦЕ

Как-то утром муж позвонил и предупредил, что летит в Тоджу по санзаданию. Там – ножевое ранение. Я сделала обход, записала дневники в историях болезней и решила сбегать в универмаг.

Мимо, включив сирену, пролетела «скорая». Через мгновенье она остановилась у приемного покоя хирургии, которая в то время располагалась по улице Ленина. Из машины выпрыгнул мой муж, вместе с водителем они вытащили тяжелые носилки и бегом направились к приемному покою.

Я – следом. Но в приемном покое я застала только Полину Максимовну. «Пулемет Максимовна» – так звали ее врачи, и она не обижалась, потому что знала за собой этот «грешок»: много и быстро говорить. Она тут же протараторила, что сейчас мой муж вместе с Лидией Михайловной Козловой будет оперировать ножевое ранение в сердце.

– Не бойся, – частила она. – Козлову с Наумовым работа любит. Когда они вместе дежурят: он – в травматологии, она – в хирургии, то ночью спать не приходится. То вместе до утра режут да шьют, то по очереди. А тут нож-то финский! Торчит из самого сердца! Только эти вдвоем и смогут справиться.

Удалить финку и зашить рану на бьющемся сердце сможет не каждый. Я слушала все еще тараторящую Максимовну, а мое сердце обливалось кровью: останется ли жить эта раненая женщина, справятся ли хирурги?

А пациентке в это время уже давали наркоз, Козлова с Наумовым – хирург с травматологом, облачившись в белые одежды, готовились к операции. Нужно было хладнокровно вытащить нож и зашить сердце.

Швы, наложенные на мышцу работающего сердца, выдержали, рана со временем затянулась.

Вечером муж пришел с работы домой, смертельно уставшим. Я накормила его. После ужина, сев в кресло, он затянулся «Беломором» и начал рассказывать. Первая фраза его была такой:

– Как трепетно билось горячее сердце, моля о пощаде...

ПОСЛЕДСТВИЯ АРАКИ СО СНЕГОМ

В 1982 году Вячеслава Ивановича пригласили в Монголию – в больницу Улангома, по обмену опытом работы. Вернулся он домой в среду ночью, а под утро усилились у него боли в желудке (эпигастрии).

Сам он объяснил это тем, что в Улангоме пришлось пить араку – молочную водку, а закусывать – снегом! Отказаться от угощения, как ему сказали, было невозможно, нарушил бы местный обычай. Через силу, но – пил. В результате боли перекочевали в правое подреберье. А потом – в пах.

На работе в четверг состояние ухудшилось, но он остался на дежурство. И когда понял, что у него атипичный острый аппендицит, вызвал из хирургического отделения дежурившего там Вячеслава Ушкалова – молодого веселого хирурга.

А я в это время дома занималась уборкой, мыла полы. Как-то неожиданно заныло сердце, решила позвонить мужу: узнать, прошла ли у него боль.

Приятный женский голос на мою просьбу позвать Наумова ответил: «А его положили в реанимацию». Я бросилась на гору, в новый корпус, где расположилась травматология и хирургия, поднялась в ординаторскую и стала просить сестру пустить меня в реанимацию – святая святых больницы.

Пока мы препирались, вошел сам Вячеслав Иванович, как всегда, в белом халате, шапочке и… с зондом в носу. Он был очень бледен, но вел себя мужественно.

–У меня перитонит, завтра утром – операция.

– Почему только завтра?– возмутилась я.

– Надо подготовиться.

ОТЕЦ-ТО НАШ РОДНОЙ

Муж не разрешил мне остаться. Я вернулась домой, закончила уборку, приняла душ. Попыталась лечь в кровать и не смогла: обе «лестничные мышцы» окаменели, шею пронизывала острая боль. Анальгин не помогал.

Так и просидела до утра, плача и моля Бога о спасении мужа. Утром его прооперировали, меня впустили в реанимацию. Десять дней жизнь его висела на волоске от смерти.

Я очень благодарна Николаю Васильевичу Сизых, министру здравоохранения Тувы, что он разрешил мне находиться в реанимации возле мужа. Растирала ему руки и ноги, выносила судно, протирала кожу свежим настоем из трав, кормила бульонами.

Ему стало лучше 17 апреля, на Пасху. Я принесла кулич и срезала дома розу, но меня в реанимацию уже не впустили. Через три дня Вячеслава Ивановича перевели в хирургическое отделение, в седьмую палату, и принесли ему туда мою распустившуюся розу. Когда пришла к нему, она встретила меня чудесным благоуханьем.

А мужа в палате не оказалось. Я вышла в коридор и отправилась в предоперационную. Там сидели медсестры и, готовя марлевые шарики для операций, тихо переговаривались:

– Отец-то наш родной самостоятельно отправился в туалет!

Так я узнала, что моего мужа в операционном блоке, которым он заведовал, называют Отцом. Я тихонько, на цыпочках вышла в коридор и увидела: «Отец родной», кособочась и держась за стенку, идет мне навстречу.

И улыбается!

(Окончание в №7 от 20 февраля)

Фото: Козлову с Наумовым работа любит. В приемном покое республиканской больницы. Хирург Лидия Козлова и травматолог Вячеслав Наумов – сидят. Кызыл, 1973 год. Фото Шамиля Седен-оола.

Альбина НАУМОВА

 (голосов: 1)
Опубликовано 14 февраля 2009 г.
Просмотров: 3499
Версия для печати

Также в №6:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2019 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru