газета «Центр Азии»

Четверг, 30 июня 2022 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2009 >ЦА №14 >Полет волшебной стрелы

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Полет волшебной стрелы

ЦА №14 (10 — 16 апреля 2009)

(Продолжение. Начало в № 8 от 27 февраля, № 9 от 6 марта, № 10 от 13 марта,

№ 11 от 20 марта, № 13 от 3 апреля)

В зале особого хранения Национального музея в отдельной витрине собраны наконечники стрел, украшения лука, детали горита – футляра, в котором хранились лук со стрелами. Эти предметы вооружения также необычны, как и все, что связано с курганом Аржаан-2 и несут в себе немало тайн, вводящих нас в загадочный мир скифов.

Лук был главным оружием дальнего боя у древних кочевников.

Скифы, видимо, были первыми, кто научился виртуозно владеть этим оружием с Полет волшебной стрелыседла, в конном строю. На ближневосточных и древнегреческих изображениях скифы и представители родственных им народов, как правило, предстают с луками и колчанами.

Письменные источники с почтительным страхом рассказывают о тактике скифского боя: конная лава несется прямо на вражеские позиции, затем, на самом близком расстоянии резко поворачивает под углом к противнику, и в этот момент все всадники, бросив поводья и развернувшись боком, одновременно стреляют из луков. Туча стрел обрушивается на врага. Удар сокрушительный.

Лук и стрелы – важнейший атрибут кочевника.

Вспомним легенду, рассказанную Геродотом. Во время странствий своих далеко на востоке, в горах, Геракл повстречал женщину-змею Гилею. От их соитий родились три сына. Прощаясь с Гилеей, Геракл заповедал ей: «Когда дети твои возмужают, посмотри, который из них натянет этот лук так, как я его натягиваю».

Того из сыновей Гилеи и Геракла, который смог натянуть отцовский лук, звали Скиф. От него и произошли все скифы. Так что лук – дар богов, а стрелы – личный знак героя, часть его судьбы.

Послал Иван-царевич стрелу, упала она на болоте, поймала ее Царевна-лягушка – и так определилась судьба сказочного персонажа. Потому и в царском погребении Аржаана-2 лук вместе со стрелами в футляре-горите был положен на расстоянии вытянутой руки от усопшего царя. И этот лук, и стрелы поистине наделены особым характером, загадочной индивидуальностью.

Предоставим слово Константину Чугунову:

«Вдоль северо-восточной стены сруба перед мужским скелетом лежал парадный пояс с подвесными ремнями и портупея. Богато украшенный горит с луком и стрелами внутри был закреплен на портупее при помощи подковообразной пряжки в виде симметрично Полет волшебной стрелырасположенных голов хищных птиц.

Кожаная основа горита не сохранилась, но очертания его могут быть реконструированы благодаря многочисленным бляшкам в виде профильных фигурок кабанов. Они нашивались парными рядами по контуру и по центральной оси лицевой части, а также на внутренней поверхности.

Лук асимметрично-сигмовидной формы сохранился достаточно хорошо, хотя и распался на отдельные фрагменты. Верхняя, видимая из горита, часть лука декорирована золотой фольгой, вырезанной в виде пламевидных узоров и простых колец.

Ближе к устью налучья на кибить было наклеено набранное из кусочков золотой фольги профильное изображение головы оленя с ветвистыми рогами, устремленными вверх».

Мы видим символы пламени на верхней части лука. Мы можем представить, как они играли золотым сиянием над верхним краем горита, придавая ему, наверное, сходство с пылающим факелом.

Но самое примечательное украшение лука – голова оленя с высокими рогами. Собственно, голова здесь только намечена: общий контур морды, прорезь – пасть, прорезь – глаз.

Главное в этом изображении – рога. Они тянутся вверх, ветвясь на шесть изящнейших завитков каждый. Высота их – раз в десять больше размеров головы. Это какое-то волшебное, загадочное растение. Кажется, что оно продолжает расти у нас на глазах, тянется вверх, чуть колеблясь своими лишенными листвы ветвями.

Оленья голова, неестественно тонкая шея, заостренное длинное ухо полностью подчинены ритму движения ветвей этого древа и кажутся сами листьями при его корнях. В первый момент это изображение заставляет вспомнить того оленя, в которого барон Мюнхгаузен выстрелил косточкой вишни. И раскидистое вишневое дерево выросло у зверя на голове.

Дерево это непростое. Линиями своих изгибов оно напоминает то мистическое растение, которое держит в руках загадочное существо, изображенное на войлочном ковре из Пятого Пазырыкского кургана (Алтай): по определению большинства исследователей – Великая Богиня индо-иранцев.

Она сидит на престоле, протягивая спешащему к ней навстречу всаднику что-то вроде древесного побега с изгибающимися ветвями. На ветвях – бутоны, крупные яркие цветы, налившиеся тяжестью плоды.

Полет волшебной стрелыОбраз мирового древа – один из ключевых в мифологии самых разных народов, его можно, пожалуй, считать общечеловеческим достоянием. Мировое древо – ось мироздания, оно соединяет вечное небо, страждущую землю, сумрачную преисподнюю. В его плодах заключено великое знание, смертельное для одних, светоносное для других.

Вкусив от него, Адам и Ева пали в лоно смерти. Сидя под ним, Сиддхарта Гаутама просветлел, став Буддой. К его корням и ветвям пробираются шаманы, совершая свои странствия в иные миры. На его ветвях гнездится могучая птица, готовая отнести сказочного героя – Синдбада или Ивана-царевича – в тридевятое царство.

Неудивительно поэтому, что образ оленя с древовидными рогами на голове может трансформироваться в существо летающее, соединяющее землю с небом – в сказочную птицу. Оленьи рога, заканчивающиеся изображениями птичьих голов, мы видим, например, в аппликациях, украшающих мужской кафтан из Второго Пазырыкского кургана. А лук, на котором сияет волшебное изображение – направляет чудесный полет птицы-стрелы.

Еще одна интересная деталь. При стрельбе рука хозяина поднимала лук вверх, и изображение головы с древовидными рогами оказывалось как раз на уровне лба скифского владыки. Огненный царь-олень взлетает в небо, ввергая в неведомую даль свою светоносную посланницу – стрелу.

Стрелы, обнаруженные в «мужском», северном углу погребального сруба, заключали в себе еще больше информации и, конечно же, еще больше загадок, чем священный лук аржаанского царя.

Продолжаем следить за рассказом Чугунова:

«Наконечники стрел, подавляющее большинство которых изготовлено из железа, сильно корродировали. 25 экземпляров имели трехгранную головку и зажимное устройство насада в виде двух плоских «лапок», длина которых у наиболее сохранившихся наконечников достигает 4,5 см.

На поверхность граней зажимных наконечников стрел нанесен криволинейный узор, выполненный из золота и серебра. Один экземпляр выделяется из общей массы. Величина его трехгранной в сечении головки почти вдвое превышает размеры других наконечников. Абрис граней – листовидный. На каждой грани этой стрелы – ажурная аппликация из золота, изображающая фигуру хищной птицы с повернутой назад головой и голову антилопы перед ней».

Во время работ в царском погребении Аржаана-2 перед археологами предстали не стрелы, а спекшаяся масса бурой ржавчины, готовой рассыпаться в труху при первом же прикосновении.

Полет волшебной стрелыИзвлечь этот ком ржавчины из погребения удалось с большим трудом, а отделить наконечники один от другого и исследовать их стало возможно только в реставрационных лабораториях Эрмитажа. Там были реставрированы те 25 наконечников, на которых имелась золотая и серебряная инкрустация.

Изображения на двадцати четырех из них представляются на первый взгляд орнаментальными, но не нужно чрезмерно напрягать воображение, чтобы увидеть в каждом из этих орнаментов глаз, крыло, клюв, рога. И в целом наконечник стрелы начинает казаться головой какого-то мифического существа, хищного, крылатого, глядящего вдаль зорким глазом.

Но особое место в этом железно-золотом зверинце занимает та самая двадцать пятая стрела.

Она вдвое крупнее и массивнее остальных и ее форма отличается большей округлостью, внушительностью, если угодно – монументальностью. Мотивы, разбросанные в виде орнаментальных деталей по граням остальных стрел, здесь как бы сведены воедино – и образуют вполне сюжетную композицию.

Некая птица, очевидно, хищная, с мощным крючковатым клювом и когтистой лапой, оседлала рогатого зверя, судя по извитым рогам – антилопу-дзерена. От обычных сцен Полет волшебной стрелытерзания, характерных для искусства скифо-сибирского звериного стиля, эта композиция отличается тем, что клюв птицы не впивается в тело зверя, ее голова на плавно изогнутой шее повернута назад, как бы закинута на спину.

Этот рисунок, дополняемый нарочито увеличенными, округленными глазами обоих существ и вздернутой вверх мордой антилопы, придает всей композиции крайне экспрессивный и даже экстатичный характер. К тому же, размеры птицы фантастичны: она едва ли не крупнее копытного.

Невольно напрашивается интерпретация: перед нами сцена совокупления двух мифических существ. В мифологии разных народов от такого совокупления нередко происходят герои-родоначальники или иные сакрально-значимые существа.

Вспомним вышеупомянутую легенду о происхождении скифов от Геракла, предстающего иногда в образе льва, и женщины-змеи Гилеи. Предания о происхождении того или иного славного рода от священных предков, соединившихся в образе животных, сохранялись среди кочевников Центральной Азии вплоть до средневековья.

Так, в роде Борджигинов (к которому принадлежал Тэмучжин, известный нам под именем-титулом Чингисхан) бытовала легенда о том, как начальница рода Алан-Гоа (в переводе – серая лань) вступила в связь с желтым волком Буртэ-Чино, и от этого союза произошли голубоглазые Борджигины.

Несомненно, великая стрела в колчанном наборе погребенного царя была наделена особой функцией, особой ролью, особым смысловым значением.

Рискнем высказать предположение: она являлась его сакральным «Альтер эго», одним из воплощений его души. А в практическом плане – его личным знаком, подтверждающим царскую волю: чем-то вроде государственной печати.

Географ и этнограф середины XIX века Карл Риттер в рассказе о предводителях древних тюрок сообщает, что они имели обыкновение прилагать к своим приказам стрелу с золотым наконечником.

От времен Аржаана-2 до времен тюрок-тюкуэ прошло больше тысячелетия. Но степные обычаи стойки. Еще несколькими столетиями позже у татаро-монгольских ханов сохранился обычай отправлять стрелы правителям враждебных стран в качестве своего рода именного послания, правда, в одном только случае: в знак объявления войны.

Вполне возможно, что золотые стрелы тюркских каанов – не что иное, как множественное отражение той самой Великой стрелы в бесконечной череде исторических зеркал.

(Окончание: «Коршуны четырех сторон света» – в следующем номере)

Фото:

 1. Кабаны, украшавшие горит.

2. Горит (футляр для лука и колчана) в погребении.

3. Голова оленя на лицевой части лука.

4. Пряжка портупейного ремня.

5. Железные наконечники стрел с золотой инкрустацией. Слева – большая стрела с разных сторон. Справа – две малых стрелы.

Анджей ИКОННИКОВ-ГАЛИЦКИЙ Санкт-Петербург – Кызыл

 (голосов: 2)
Опубликовано 11 апреля 2009 г.
Просмотров: 8120
Версия для печати

Также в №14:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2022 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru