газета «Центр Азии»

Среда, 17 октября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2008 >ЦА №42 >Заплыв в небо

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Заплыв в небо

Мысли вслух ЦА №42 (24 — 23 октября 2008)

altЗаплыв в небоТуда и обратно – пять суток в плацкартном вагоне, заполненном исключительно сибирскими журналистами разной степени трезвости. Можете себе представить, что это такое?

За окнами – пустынная степь и совсем айтматовские буранные полустанки. Один за другим – крохотные железнодорожные поселения, безымянные, только с номерами: разъезд № 1…№ 17…№ 25. Всего числом 33.

И города мертвых, завораживающие величественным великолепием белых мавзолеев.

Кладбища и разъезды, разъезды и кладбища…

Через весь Казахстан, с севера на юг, от Новосибирска до Алма-Аты.

Плюс предыдущие сутки поездом от Абакана до Новосибирска.

Итого – семь суток только железной дороги, чтобы всего трое суток провести в Киргизии. Стоило ли это того? Выяснилось – стоило!

Я не разочаровалась в том, что не убоялась долгого пути, приняв приглашение новосибирского Масс-Медиа-Центра, и отправилась из Кызыла на первый киргизско-российский фестиваль прессы.

И влюбилась там с первого взгляда.

ЛЮБОВЬ СРЕДНЕГО РОДА

Объект моей киргизской любви – не мужского и даже не женского рода. Среднего.

Это Иссык-Куль – озеро, на берегу которого жили мы три дня и три ночи, с 7 по 10 сентября. Озеро-море – 6236 квадратных метров площади – с запада на восток вытянулось на 182 километра, глубина – до 668 метров.

С переводе с киргизского – Горячее озеро, потому что не замерзает зимой. Чистейшее, с мягким прибрежным песком. Прозрачно-голубое, чуть солоноватое на вкус. Окруженное загадочными вершинами Тянь-Шаня в белоснежных платках.

Заплыв в небоКогда плывешь, теряешь ощущение пространства. Линии горизонта нет: вода плавно переходит в воздух, голубое перетекает в голубое. И кажется, что ты плывешь прямо в небо.

Переворачиваешься на спину и уже не можешь понять, где ты: в воде или уже там – наверху? Тишина. Только ты и небоозеро.

Начало сентября – по местным меркам уже не сезон для купания, вода даже днем прогревается не выше восемнадцати градусов. Но знающих, что такое ледяной Енисей, этим не испугаешь.

И каждое утро я спешу к Иссык-Кулю на свидание. И каждый раз опаздываю. Меня снова опережает самая ранняя пташка – начальник отдела пресс-службы Правительства Республики Тыва Саяна Монгуш.

Саяна уже раскрепощенно плещется в озере обнаженной и приглашает последовать ее примеру, убеждая, что только так можно получить настоящее удовольствие от купания. Она даже специально демонстрирует для особо застенчивых, как можно снять купальник прямо в воде и лихо размахивает им над головой, продолжая держаться на плаву.

Нет, у меня так не получится. Разве что дома в ванной попрактиковаться?

СПАСИБО НОРМАМ ГТО!

Но в целом своими плавательными успехами в Киргизии я вполне довольна. На журналистском заплыве в бассейне показываю весьма неплохой результат, даже более высокий, чем у коллег в младшей женской возрастной группе.

Сама удивляюсь: ну, и рванула на 25 метров! Как говорится, не посрамила Туву, хоть и нет в ней ни одного бассейна для спортивного плавания.

«Ничего удивительного. Это потому, что вы – старой закалки: сдавали нормы ГТО», – говорит судья заплыва, и с удовольствием выводит в оценочном листе против моей фамилии – третье место.

А что, киргизский судья-спортсмен, мой сверстник, действительно, прав. Спасибо нормам ГТО – «Готов к труду и обороне!», которыми в советские времена мучили физкультурники всех школьников и студентов.

Хочешь – не хочешь, можешь – не можешь, а напрягись по полной: отожмись, прыгни, пробеги, метни и проплыви, уложившись в метры и секунды, установленные для твоего возраста. Иначе зачета не видать!

Ох, и ворчали девчонки на придирчивых физкультурников вместе с их нормами! А вот ведь – и вспомнились, и пользу принесли «гэтэошные» спортивные нормы, единые тогда и для России, и для Киргизии – для всего Союза Советских Социалистических республик.

И ОГЛЯНУТЬСЯ НЕ УСПЕЛИ, КАК РАСТЕРЯЛИ ВСЕХ СЕСТЁР

О тех временах, когда мы были все вместе, в одной стране СССР – пятнадцать республик – пятнадцать сестер, в Кыргызстане, так теперь, через «ы» официально именуется страна, вспоминают часто.

«Мы с вами вместе столько лет! Я учился в Ленинграде, в институте киноинженеров. Там – мои друзья. Защищал СССР, служил в Кемеровской области. Мы с Россией – одно целое. Кыргызстан и Россия – одна семья», – говорит директор Государственного агентства по туризму Кыргызской Республики Турусбек Мамашев.

Вспоминают с теплотой. С сожалением о добром ушедшем. И с обидой.

«Есть обида, еще с 1991 года, – рассказывает во время «круглого стола» один из наших киргизских коллег. – 17 марта я голосовал в первый и последний раз. Тогда 96 процентов граждан Киргизии проголосовали за сохранение СССР. Но…»

Его обида и разочарование мне очень понятны. Тогда, 17 марта 1991 года, мы шли на всенародное голосование в полной уверенности в том, что это действительно нужно и будет так, как скажем мы – народ. Иначе зачем бы это власть впервые решила с нами посоветоваться?

И высказались. Девять сестер из пятнадцати. Латвия, Литва, Эстония, Молдавия, Грузия и Армения в референдуме не участвовали – воспрепятствовали местные органы власти.

И все равно процент был большой. Из 185,6 миллиона граждан СССР с правом голоса в референдуме приняли участие 148,5 миллиона (79,5%), из них 113,5 миллиона (76,43%) высказались за сохранение СССР.

Один из самых высоких процентов «за», даже выше, чем в России (РСФСР), был, действительно, в Киргизской ССР. Верная сестра сказала «да» жизни одной семьей: 96,4 процента ее жителей проголосовали за сохранение единого государства.

Но кто бы нас послушался?

19 августа в Москве грянул путч, 21 августа закончился. Киргизия объявила себя независимым государством 31 августа 1991 года.

8 декабря 1991 года в Беловежской Пуще собрались три российско-украинско-белорусских зубра – Ельцин, Кравчук, Шушкевич – и окончательно зачеркнули Советский Союз.

25 декабря Михаил Горбачев с экранов телевизоров простился с нами, заявив, что уходит с поста президента СССР – ему нечем оказалось руководить. И уже вечером 25 декабря над Кремлем вместо красного взвился трехцветный флаг. Что означало: самого большого государства в мире – Советского Союза – больше не существует.

Так что мы и оглянуться не успели, как между нами пролегли границы. Стоя в бесконечной всенародной очереди за колбасой, и не заметили, как оказались уже в разных странах.

Что ж, теперь колбасы у нас у всех – завались. Но вот ведь в чем штука – не стали мы почему-то от нее счастливее. Глаза уже на нее не смотрят. Просто тошнит от колбасы.

А ВЕДЬ, ПРАВДА, БЫЛА СЕМЬЯ

«Нужно, чтобы сегодня, как бы ни было, мы все равно оставались одной семьей», – завершает свой грустный монолог о разочаровании девяносто первого киргизский коллега.

Ему вторит Азамат Тынаев, редактор газеты из Бишкека, возглавляющий представительство «Комсомольской правды» в Кыргызстане.

«Мы прожили общую историю. Мой дед по матери – ветеран Великой Отечественной войны, фронтовой разведчик, он недавно умер. Я, еще в брежневские времена, пять лет учился в Москве, в Литературном институте.

А наши дети практически ничего не знают про Москву и Россию. Сфера их интересов – Китай.

Дочь пришлось провожать на учебу в США. И мне, выпускнику московского вуза, стало обидно: а почему она не хочет учиться в Москве? Почему за эти семнадцать лет мы так безумно удалились друг от друга? Давайте искать точки соприкосновения».

Точки нашей общей истории и искать не надо. Они в Киргизии – на каждом шагу.

Первая – уже при въезде в страну, на границе с Казахстаном. У нас быстро проверили паспорта (для граждан России здесь действует безвизовый режим), и в автобус заходит офицер-таможенник. Очень корректен, доброжелателен. Улыбается: «У меня в России много друзей. Еще со времен учебы в Москве, в Высшем военном пограничном училище».

При въезде в село, на территории которого находится санаторий, в котором нас поселяют, надпись – село Булан-Соготту. А в скобках – Комсомол. Вернули селу старое историческое название, но при этом прежнее советское не стерли, сохранили.

На маленьком сельском кладбище среди мусульманских мавзолеев – бетонная плита: двадцать фамилий односельчан, погибших в годы Великой Отечественной.

И центральная улица села носит, как и прежде, имя Ленина. А на школе сохранилось его изречение: «Учиться, учиться и учиться», давно уже исчезнувшее в наших школах.

ПО-РУССКИ? БЕЗ ПРОБЛЕМ!

Интересное ощущение испытываешь, бродя по здешним улицам, базару: словно ты не за границей, а дома, где все тебе понятно, а если что-то и неясно – тебе без проблем объяснит любой.

Все вывески – на русском. Никакого языкового барьера. По конституции страны киргизский признан государственным языком, русский – официальным.

Но говорят на нем все абсолютно неофициально. Порой, лучше, грамотней, чем жители России. И не только старшее и среднее поколение, учившееся во времена СССР, но и те, кто вырос уже на так называемом корявой фразой «постсоветском пространстве».

Прекрасно понимая, что запланированные официальные мероприятия и встречи, на которых российским журналистам показывают только самое лучшее, это еще не вся страна, не народ, в последний час последнего третьего дня сбегаю из комфортабельного отеля и просто стучусь в первый попавшийся киргизский дом.

ЯБЛОКИ АЙГУЛЬ

Дом десять по улице Ленина привлекает чудесным яблоневым садом за забором. Мне открывают. Маленькая девочка, услышав русскую речь, тоже по-русски вежливо говорит: «Здравствуйте» и зовет маму.

Заплыв в небоМама сначала волнуется: гостей не ждали, все одеты по-простому, заняты работой в саду. Но тоже улыбается и приглашает в сад и в беленый домик с голубыми наличниками и верандой.

Родовому дому семьи Кадыровых – более пятидесяти лет. Сюда Айгуль Баканбаева пришла женой среднего сына Алмазбека – седьмого по старшинству в семье из двенадцати детей.

Сейчас уже все выросли, разъехались, но приезжают часто: и просто в родной дом, и за хозяйством присмотреть. «Мы – фермеры, – рассказывает хозяйка, – у нас большая кошара в горах: овцы, козы, коровы. Сажаем клевер, пшеницу. Ухаживаем за скотом по очереди: один год старшие родичи, другой – средние».

До кошары недалеко: 40 минут пешком, 15 – на машине «Жигули», которая семью вполне устраивает, потому что на ней по горной дороге без проблем проедешь. Сейчас как раз их очередь о скоте заботиться, поэтому муж – в горах.

А они – женщины, дети – собирают яблоки, у них около восьмидесяти яблонь разных сортов, груши, черешни, алыча. Большую часть этих деревьев они сажали еще молодыми, вместе с родителями. Яблоки – отменные, урожай до четырех – пяти тонн бывает, перекупщики приезжают – скупают.

Сад – большой, ухоженный, такие же ухоженные и две комнаты дома. Хоть хозяйка и беспокоится: «Ой, у меня беспорядок», никакого беспорядка не замечаю: ни пылинки, ни соринки. В комнатах – никакой громоздкой мебели, только ковры: на всех стенах, на полу. Только на потолке их нет.

«Здесь мы, когда нас немного собирается, кушаем бешбармак, – улыбается хозяйка и садится на ковер, показывая, в какой позе положено сидеть женщине по киргизскому обычаю. – А когда все родные в сборе, накрываем стол во дворе, в комнатах всем не поместиться».

У Айгуль с Алмазбеком трое детей. Старшим Адилетом они довольны: он учится в столице – Бишкеке, в десятом классе, в спортивной школе, приравненной к техникуму. Борец.

Дочь Бегимай – третьеклассница, малышка Жаркынай в детский сад ходит. Айгуль, сама прекрасно говорящая по-русски, в хозяйских хлопотах не забывает следить за образованием дочерей.

В школе и садике они учат три языка: киргизский, русский, английский. Старшая девочка по нашей просьбе начинает говорить по-английски, но забывает одно слово, и мама приходит на помощь, подсказывает.

В третьем классе у Бегимай уже шесть уроков английского в неделю. А вот русского – только три, и мама считает, что этого мало: надо бы побольше, потому что русский дочери очень будет нужен в жизни.

Рассказывает:

«У нас туризм сейчас развивается. Раньше около нас был только один санаторий «Аврора», а сейчас уже восемь: отели, пансионаты. А это для людей – рабочие места.

Кому санатории не по карману, снимают комнаты у местных жителей – за 100-150 рублей в сутки. Это раз в десять дешевле, чем в санатории получается. Мы не сдаем, у нас места нет, а соседи отдыхающих принимают. Из России часто приезжают, вот из Павлодара недавно были, из Тюмени. И вы еще приезжайте!»

А потом Айгуль предлагает сорвать яблоки прямо с дерева – любые, какие приглянутся. Ох, таких яблок, как в этом саду, я никогда не видела, не едала: огромные, сочные, ароматные!

И сейчас помнится их вкус.

(Окончание. Начало в №42 от 24 октября 2008 г.)

ЛУННЫЙ ЦВЕТОК

altЛунный цветок – так переводится имя моей новой киргизской знакомой Айгуль из иссык-кульского села Булан-Соготту.

Заплыв в небоАйгуль – удивительный цветок с красно-желтыми, похожими на колокольчики лепестками. Ростки у него проклевываются только через семь лет, и только еще через семь появляется первый цветок. А потом каждый год прибавляется по одному яркооранжевому бутону.

Красивую и грустную легенду рассказывают о нем.

В далекие времена в одном известном кыргызском племени жила луноликая красавица Айгуль. Скромная, трудолюбивая и певшая так проникновенно, что песнями ее заслушивались все.

Полюбила она бесстрашного богатыря Козулана. И он влюбился в нее. Родители уже начали приготовления к свадьбе, но смелый юноша не вернулся из похода: погиб в неравном бою.

Узнав об этом, Айгуль долго сидела у реки, возле которой она познакомилась с любимым, а потом поднялась на самую крутую скалу и бросилась вниз.

Прошло время, и подруги Айгуль увидели на камнях, окропленных кровью девушки, необыкновенные цветы. Их назвали в честь красавицы, а ту скалу – Айгульташ.

Легендарный цветок, занесенный в Красную Книгу, мне увидеть не удалось: растет он в горах, и только в одной области Кыргызстана – Баткенской, где ежегодно в апреле, когда расцветает айгуль, отмечается праздник Цветка.

А вот изображение бутона, как символа особого очарования этих мест, украшает все презентационные проспекты, диски, сувенирную продукцию Госагенства по туризму, так же, как и слоган «Кыргызстан – страна туризма».

ДА МЫ ЕЩЁ И НЕ ПРОГОЛОДАЛИСЬ…

Туризм здесь развивается реально – и комфортабельный, и экзотический, потому что развивается его инфраструктура, и государственная, и частная. Частная – преимущественно.

Отели, гостиницы, пансионаты, развлекательные комплексы, рестораны, кафе. На любой вкус и за любые деньги – в зависимости от твоих возможностей. Хороший европейский уровень в сочетании с местным колоритом.

Строят, вкладывая большие суммы, даже просто у дороги, с учетом того, что и здесь без клиентов не останутся: гости же едут по трассе, все равно захотят перекусить, передохнуть от пыли и жары.

]Заплыв в небоВ такой оазис и завезли нас по дороге на Иссык-Куль. Вдруг поворот направо и надпись «Гавайи». И правда – почти гавайский остров в киргизской степи. В пруду плавают маленькие хижины – это для приватных обедов-ужинов, пирс – для больших банкетов.

Правда, пальмы искусственные, а вот большие рыбы в воде – самые настоящие.

Разевают рты: ловят крошки хлеба, которые мы бросаем им с пирса. И хватают за ноги белоснежных уток – конкуренток, отгоняя их от угощения.

Верблюд тоже самый настоящий. Похожий на такого знакомого по роману Айтматова Буранного Каранара. Только на самом деле – вовсе даже верблюдица, потому что с верблюжонком-сосунком. В своей парадной малиновой попоне гордо выдерживающая атаку журналистов, упорно пытающихся поймать хороший кадр и сбоку, и снизу.

Вот здесь, на «Гаваях», в эклектике востока и запада, мы впервые сталкиваемся с киргизским гостеприимством. Нас начинают кормить: обильно, вкусно, блюдо за блюдом. Одолеть все просто невозможно. И оставлять неловко: вдруг решат, что не понравилось?

И будут продолжать кормить, пока не посадят в обратный поезд. С тостами и песнями, с музыкой и танцами, в закрытых залах и на воздухе, в стиле банкет и в стиле фуршет, на пирсе у озера и в железнодорожном зале, уже прощаясь.

На наше робкое: «Да мы еще и не проголодались…» следует пояснение: «Так устроен наш народ: мы готовы последнюю рубашку отдать, но гостя накормить и напоить».

СТРАНА ТУРИЗМА

Эта национальная особенность – киргизское гостеприимство – очень логично укладывается в сегодняшний экономический курс страны. Приоритетной отраслью экономики в Кыргызстане – специальным указом президента Курманбека Бакиева – объявлен туризм.

При этом слова о развитии туризма не остаются просто пустым заклинанием, как уже многие годы у нас, в Туве. Только Заплыв в небона Иссык-Куле сегодня уже более ста семидесяти санаториев, отелей, пансионатов, комплексов – на выбор.

Два современных частных комплекса на северном берегу озера показали нам: «Карвен Иссык-Куль» и «Карвен четыре сезона». На уровне мировых стандартов, с иголочки, с прекрасно оборудованными пляжами и всем необходимым для комфортабельного спокойного отдыха. Номера люкс, апартаменты, вип-коттеджи.

Первый комплекс – подешевле, минимум – 73 доллара в сутки в несезон, второй – подороже, максимум – 597 долларов сутки в президентском коттедже летом.

В «Карвен Иссык-Куле» можно и купить один из коттеджей, одноэтажный ряд которых выстроился среди аккуратных газонов роз. Один квадратный метр – одна тысяча долларов. Всего 300 тысяч долларов, и коттедж у озера – ваш.

В одном из этих комплексов я ощутила, как здесь ценят спасающие от безработицы места, которые дает развивающийся туризм. В чистейшем пляжном туалете заметила маленькую неполадку и закрыла дверь, непроизвольно сказав: «Грязно».

Услышав это, хлопотавшая поодаль женщина в фартучке, даже побледнела: «Ой, извините, я сегодня только первый день здесь работаю, вникаю в свои обязанности, сейчас, сейчас…» И все мгновенно засверкало.

Мне даже как-то неловко стало. Непривычно относительно Тувы. Вы когда-нибудь видели, чтобы у нас, при нашем-то уровне безработицы, хоть одна уборщица так рьяно выполняла свои обязанности, борясь за чистоту? Да она, скорей, вас обхамит, чем извинится.

МАСШТАБ ВНУТРЕННЕГО МИРА

И еще одно интересное место посетили мы на Иссык-Куле. Комплекс «Рух Ордо», где стартовал наш первый киргизско-российский фестиваль прессы.

Люботытное местечко, где смешалось вся и все. Здесь в отдельных строениях символически представлены все религии мира. Здесь возле часовни Анастасии, в честь Наины Ельциной, сидит и сам Борис Ельцын в ниспадающих одеждах.

А чуть поодаль – скульптуры Альфреда Нобеля, Виктора Гюго и его Гавроша. И девушка с олененком, это уже по мотивам Чингиза Айтматова – потомки матери-оленихи. А возле киргизской юрты замерли вовсе не степные псы, а изящные далматинцы – белые в черных пятнышках.

Почему запечатлено именно это? И почему один персонаж – совсем маленький, а другой – огромный? На этот вопрос тебе отвечают просто и сложно одновременно: это – отражение внутреннего мира и мироощущения создателя комплекса.

Невольно задумываешься: а где и как ты запечатлел бы свое мироощущение, если бы представилась такая возможность? Вот так, для всех – монументально?

Хватило бы для этого масштаба твоего внутреннего мира?

А изюминку этого комплекса хозяева приберегли напоследок. Когда в полукруглом зале, опоясанном панно с горными вершинами, закончилась официальная часть, за спиной президиума вдруг раздвинулась стена, оказавшаяся огромным занавесом. Открылось громадное голубое окно.

И все мы ахнули, выйдя прямо через это окно в небоозеро – Иссык-Куль.

ТОЛЬКО ЗА ДЕНЬГИ!

Ну, что еще я вам не рассказала? Ах, да – про валюту. Киргизская денежная единица – сом. По площади купюры чуть поменьше российских. По стоимости – тоже, но незначительно.

 За один рубль в обменных пунктах давали 1,3 сома. То есть за 10 рублей ты получаешь 13 сомов. За сто рублей, соответственно – 130.

На базаре в городе Чолпон-Ата мы купили вкуснейшую дыню – 28 сомов за килограмм. Взяли, не торгуясь: разве это цены – получается всего 21 рубль кило. По нашим меркам, можно сказать, бесплатно. То же самое и с арбузами, яблоками, прочими фруктами.

Российские деньги на сомы можно и не менять. Оплату в рублях охотно и без проблем берут везде: и в магазине, и на базаре, и на станциях железной дороги, где совсем дешево – огромный арбуз, руками не обхватишь, уговаривают купить за 50 рублей.

Только один раз рубль категорически не прошел. Поздно вечером, в темноте, когда ехали через Боомское ущелье на железнодорожный вокзал в Бишкек.

Автобусы остановились у дорожных дощатых ларьков – здесь женщины, бабушки поджидают проезжающих туристов с лепешками, мантами, кумысом и заманчивыми рукописными вывесками: «Соки, вода из холодильника!»

Местная валюта уже как-то иссякла и, соблазнившись большой лепешкой за 20 сомов, привычно предлагаем:

– А рублями можно?

И получаем категоричный ответ:

– Нет! Только за деньги!!

И еще один интересный местный диалог. У меня спрашивают:

– Сколько времени?

– Ой, у меня не местное, – спохватываюсь, глядя на часы.

– Российское?

ПОХИТИТЕЛИ ПОЛОТЕНЕЦ

А теперь, терзаемая муками совести, признаюсь в страшном преступлении, совершенном гражданкой России в Киргизии. Я нанесла реальный ущерб госсобственности: обворовала Управление делами Президента.

Да, каюсь, и оправдываться бесполезно, потому что все зафиксировано документально: сумма моей поживы – 410 рублей 00 копеек.

У меня и квитанция к приходному кассовому ордеру № 22 /2 на эту сумму имеется, выданная кассиром санатория «Иссык-Куль – Аврора», находящимся в ведении Управления делами Президента Кыргызской Республики. В ней так и записано: за полотенце.

Еще легко отделалась. Могло быть и хуже: начали бы меня публично обыскивать, сумку перетряхивать. Как у прочих, нечистых на руку отдыхающих, которые так и норовят приехать за тридевять земель в санаторий только ради того, чтобы спереть в нем махровые полотенца. Причем, в массовом количестве.

Горничная, вставшая на защиту госсобственности, так прямо и заявила:

– Мы из сумок прямо полотенца вытаскиваем!

И пригрозила: уехать безнаказанной не удастся, вот сейчас отправку автобусов из санатория приостановят, никого не выпустят, и будет мне полный позор.

Плюнула, не стала звать руководство и доказывать свою кристальную невиновность, заплатила в кассу, сколько потребовали. Только так и спаслась от бесчестья.

Хотя абсолютно уверена: когда стали сверять общее количество полотенец из освободившихся номеров, все сошлось, потому что горничные сами запутались.

Да и заразный синдром еще советских времен сработал: «Аврора» – старейший санаторий в здешних местах, всесоюзная здравница еще со времен СССР.

А в те времена всеобщего дефицита, действительно, глаз да глаз был нужен. Все, как одна, горничные и дежурные по гостиничным этажам Советского Союза не выпускали выезжающих из номеров, пока не пересчитают не только полотенца, но и простыни, графины, стаканы. При этом хамили, как умели.

Сейчас дефицита нет, полотенец у всех нас дома – завались. Но «полотенечный» синдром у персонала все еще не излечился.

Плывет «Аврора», имеющая форму корабля и названная так в честь революционного крейсера, пальнувшего по Зимнему дворцу, но промахнувшегося, уже по современному морю туристического бизнеса. И попадает на старые рифы.

Красиво плывет – по чудесному парку, где собрана флора всего бывшего СССР: розы, березы, кипарисы, ели, лиственницы. Очень мне здесь понравилось.

Только вот возвращаться во второй раз расхотелось, все впечатление испортил «полотенечный позор». Села в автобус и до самого Бишкека ощущала себя мелкой воровкой, недостойной приличного общества.

В ТУАЛЕТЕ – ПОСЛЕДНИЙ СЮРПРИЗ

А в Бишкеке простила неразумную горничную, не ведающую, что творит. Простила, получив последний – и какой! – сюрприз принимающей стороны. И где бы выдумали? В вокзальном туалете.

Заплыв в небоЗаходим мы туда, уже норовим протянуть положенные пять сомов за визит, а дежурная по дамской комнате, расплываясь в улыбке, спрашивает:

– Вы из делегации? Для вас – бесплатно!

Последний, окончательно сразивший наповал знак внимания и заботы к российским журналистам хозяев – организаторов фестиваля: Администрации Президента, Министерства культуры и информационной политики, Госагентства по туризму Кыргызстана.

И вот уже поезд Бишкек-Новосибирск подан, и члены нашей делегации Саяна Монгуш с Викторией Пээмот обгоняют всех, чтобы разместиться в вагоне без суеты.

Но не тут-то было: киргизский проводник не пускает их в вагон первыми, ждет пока подойдет хоть какой-то мужчина. Поясняет, такая местная примета: «Женщина – это шайтан».

А потом, чтобы сгладить впечатление от «шайтана» весело рассказывает: «Вагоны еще советских времен, но хорошие, чистые, на капремонте в Ташкенте были». И подпускает комплимент: «Но в России, в Москве, ремонтируют лучше!»

Нам приятно, мы смеемся и уже не сердимся на «шайтана».

И режем сочную дыню, кусаем большую лепешку. И я думаю о том, как приеду домой и перечитаю Чингиза Айтматова: «И дольше века длится день», «Прощай, Гульсары!», «Белый пароход».

Колеса стучат, убаюкивая. На душе спокойно. Возвращаюсь от сестры, подарившей мне заплыв в небо.

Фото автора (кроме цветка Айгуль)

Киргизия (Иссык-Куль) – Россия (Кызыл).

Фото

1.Ночной Иссык-Куль.

 

2.Чудесные яблоки в саду у Иссык-Куля. Айгуль Баканбаева с дочками Жаркынай, Бегимай и племянником.

 

3.Айгуль – особый лунный киргизский цветок.

 

4.Образцовые верблюдица с верблюжонком на киргизских «Гавайях».

 

5.Российская журналистка из Тувы Виктория Пээмот отведала киргизские хлеб-соль.

 

6.Потомки матери-оленихи. По мотивам повести «Белый пароход» Чингиза Айтматова. Комплекс «Рух Ордо», озеро Иссык-Куль.

 

 

 

Фото:

 

 

Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 7)
Опубликовано 25 октября 2008 г.
Просмотров: 7190
Версия для печати

Также в №42:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru