газета «Центр Азии»

Суббота, 26 мая 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2007 >ЦА №40 >ДОРОГА ЖИЗНИ

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

ДОРОГА ЖИЗНИ

Люди Центра Азии ЦА №40 (12 — 19 октября 2007)

ДОРОГА ЖИЗНИВ мае 2007 года вышла в свет маленьким тиражом, всего 100 экземпляров, небольшая книга воспоминаний ветерана труда, кавалера ордена «Знак почета» Захара Шина под названием «Дорогой жизни».

Захар Елисеевич написал мемуары о жизни для своих детей, внуков и правнуков. Он так и подписал их: «Ваш отец, дед, прадед». Но это не просто мемуары для одной семьи, в строчках семейной хроники – эпоха.

История жизни автора, который в свои почти семьдесят четыре года красив, легок и оптимистичен – это трагическая история российских корейцев. Одна из самых впечатляющих частей воспоминаний – детство, репрессированное, голодное, военное. Корейцы, пережившие сталинские арес-ты, расстрелы, выселение, вместе со всем советским народом боролись во имя победы над фашизмом на трудовом фронте и плакали от счастья в День Победы.

История Захара Шина – это и история Тувы. В своих воспоминаниях он увековечил имена простых тружеников сельского хозяйства республики, перечислив фактически всех передовиков Каа-Хемского района семидесятых годов – от директоров совхозов до доярок. В воспоминаниях есть очень точная фраза: «Сегодня все решают деньги, а в те годы решали люди».

Воспоминания интересны не только ветеранам сельского хозяйства. Захар Елисеевич Шин – один из первых исполнителей знаменитого танца «Наездники», с ним он трижды выступал на сцене Кремлевского Дворца съездов.

«За прожитые годы бывало всякое: и положительное, и отрицательное. Но все же хорошего было больше. И люди в жизни встречались разные – добрые и злые, порядочные и негодяи, но мне повезло: на жизненном пути больше попадались добрые и порядочные люди», – пишет автор мемуаров.

И это главный вывод жизненного пути Захара Шина, воспоминания которого мы предлагаем читателям – в сокращенном, газетном варианте. Хорошего в жизни все же больше. И ты обязательно встретишь это хорошее, если выберешь верную дорогу.

Марина Чанзан

СТРАШНОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

Воспоминания о детстве начинаются с того времени, когда нас, всех корейцев с Дальнего Востока, начали выселять.

Это был 1937 – год страшных репрессий. В то время корейцев целыми семьями садили в товарняки, так называемые «телячьи» вагоны, в которых возили скот, и отправляли в дальний путь.

По рассказам взрослых, по ночам в дома приезжали сотрудники НКВД, забирали всех взрослых мужчин и увозили, а куда – неизвестно. Впоследствии семьи их так и не дождались, деды, отцы и сыновья канули в неизвестность. Это был страшный период. Мне тогда было четыре с небольшим года.

Моя мама, Мария Шин, была простой женщиной, неграмотной, прожила тяжелую жизнь. Когда мне исполнился год, умер отец, поэтому его не помню, не осталось даже фотографий. У матери было 11 детей. В живых остались только двое: брат Александр, который родился вторым, и я – последний. Остальные умерли в раннем возрасте от различных болезней.

Между мной и старшим братом Александром разница в возрасте составляла 17 лет. Многие не знали, что он мой брат, часто спрашивали: «Отец дома?» Приходилось отвечать, что он – не отец. А потом надоело объяснять, отвечал либо «дома», либо «нет его». В настоящее время из всей семьи я остался один. Брат умер в Узбекистане, мать похоронил в селе Сарыг-Сеп Каа-Хемского района.

В моей памяти четырехлетнего ребенка остались только обрывки нашего «большого» переезда: го-ры, огромное озеро. Только потом узнал, что это озеро Байкал. Тогда железная дорога проходила вдоль его берега. Кстати, впоследствии не раз приходилось отдыхать на курорте вблизи Байкала.

Это уникальное зеркальное озеро, самое глубокое в мире, в которое впадает более трехсот рек. Вода всегда холодная и чистейшая, водится хариус, омуль, таймень, ленок, есть даже морские тюлени.

Нас везли с Дальнего Востока через Сибирь и далее – по ТуркСибу – до Средней Азии. Часть соотечественников высадили в Казахстане, а остальных – в Узбекистане. Мы доехали до Ташкентской области.

ПОД ВОЙ ШАКАЛОВ

Местность, где нас высадили, прямо скажем, была не обжита. Кругом потрескавшаяся земля, камыши, вечером зверствовали малярийные комары.

Я в годы войны несколько раз переболел малярией, причем, двух типов. При первом типе малярии тебя всего трясет, высокая температура. При втором – тебя всего сжимает. Ночью повсюду раздавался вой шакалов, который напоминал плач маленьких детей на разные голоса. От этого воя всегда было страшновато.

Так началась новая жизнь на новом месте. Мы стали осваивать землю, выкорчевывая камыши. Постепенно прибывали специалисты. Это место со временем получило название Узбекская рисовая опытная станция, или сокращенно УзРОС. Она находилась в 18-20 километрах от Ташкента.

Брат Александр первое время работал разнорабочим, затем стал заниматься рисоводством. Вывел несколько сортов риса, на что имеет соответствующие патенты. Выведенные им сорта риса культивируются во многих областях Узбекистана и Каракалпакии. В начале 50-х годов он, как селекционер, получил признание, награждался денежными премиями.

Коллектив на опытной станции подобрался интернациональный, работали русские, узбеки, корейцы, татары. Рядом с опытной станцией проходила хорошая шоссейная дорога, которая соединяла Ташкент со многими областями. В те годы автомашин было мало, и мы очень редко ездили по этой дороге.

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ВОЕННЫЕ

В первый класс я пошел в 1941 году. Школа находилась в соседнем хозяйстве, куда надо было идти два-три километра.

Хорошо помню момент, когда мы узнали, что началась война. Мы с ребятами играли, купались в речке, бегали вдоль шоссе. По дороге проезжала автомашина. В кузове сидел один пассажир, который крикнул: «Война! Война началась!» и бросил нам газету.

После объявления войны на опытной станции началась мобилизация на военную службу. Всех ребят 1919-1921 годов рождения призвали в армию. Остальные мужчины проходили военную подготовку по мес-ту жительства: маршировали, учились бросать гранаты, копали окопы, изучали боевую винтовку, сдавали нормы ГТО («Готов к труду и обороне»). Им выдавали значки ГТО и «Ворошиловский стрелок». Все это происходило на моих глазах.

В годы войны мужчины, которые по каким-либо причинам не попадали в действующую армию, призывались в трудовую армию. Так как репрессированных корейцев на фронт не брали, в 1942 году моего брата Александра направили из УзРОСа в другую область заниматься рисоводством. На старое место мы вернулись только после войны.

На новом месте, в кишлаке, рядом с нами жила русская семья Коровиных – мать и двое сыновей. Тогда впервые увидел, чтобы женщина так сильно курила. Старшего сына звали Геннадий, а второго, моего ровесника, – Володей. В школу мы ходили вместе, пять километров пешком до районного центра, так как в кишлаке русской школы не было.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГОЛОДНОГО ДЕТСТВА

Вскоре к Коровиным вернулся после ранения с войны отец и увез всю семью из кишлака.

Недалеко от нашего кишлака находился хлопкоприемный пункт, где жила семья Соколовых. У них был сын Анатолий и дочь, ее имя, к сожалению, не помню. Я стал к ним в свободное время ходить в гости, играть. Но скоро и они переехали, так как глава семьи устроился на другую работу.

Хорошо помню, как они на грузовой машине с вещами подъехали к нашему дому, чтобы попрощаться. Я возьми и залезь в машину, поехал с ними. Родители Толи не хотели меня огорчать, ничего не сказали и повезли с собой. Вся эта затея была детской глупостью, совершенно не задумался о последствиях.

Мы долго ехали, переплавлялись на пароме через широкую реку, а дальше – по проселочной дороге до нового места жительства Соколовых. Я прожил у них почти неделю, но приближался новый учебный год, надо было возвращаться домой.

Родители Анатолия привезли меня на железнодорожную станцию и оставили на вокзале, сказав, что скоро вернутся. После чего уехали, да так и не вернулись. Шло время, очень хотелось кушать, денег – ни копейки. Один узбек, сапожник на станции, дал кусок лепешки и чай, за что я ему очень благодарен. Он объяснил, когда будет поезд в сторону моего кишлака, уточнил, где надо сойти.

Мой поезд приходил поздно вечером. Я его дождался, украдкой залез в тамбур вагона и поехал «зайцем». Нужную станцию я запомнил хорошо, так как, когда переезжали из УзРОСа на новое место, на ней нас обокрали. К утру прибыл в назначенное место. От этой станции до нашей школы километров 15-20, а от школы до кишлака – еще пять.

Добирался до дома я долго, пришел голодный, обессилевший. Мать и сноха, увидев меня, не сказали ни слова, ругани и упреков не было. Брат в это время был в трудовой армии. Я понимал, что в этой истории виноват только сам. Родители Анатолия даже не удосужились узнать, добрался ли я до дома. В общем, так мне и надо – такой вывод я сделал.

В кишлаке мы жили бедновато, еда была невкусной. Однажды во время каникул, после второго класса, пошел со знакомым взрослым парнем работать на хлопковую плантацию, так как работающих на поле кормили под запись. Обедали среди зарослей хлопка.

Мне сказали, что надо идти между рядами хлопчатника и опрыскивать его ядохимикатами для уничтожения вредных насекомых. Вооружился баллоном с химраствором, пристроил его на спину. Эти баллоны похожи на огнетушители, очень тяжелые, не по моему возрасту. Но кушать-то хочется.

До обеда проработал и пошел в стан. А там уже заканчивают харчевничать. Подхожу к бригадиру-узбеку, говорю, что пришел кушать, а он в ответ: «Иди отсюда, твой обед взял тот парень». Пошел к нему домой, а он с матерью уже заканчивают обедать. Я спрашиваю:

– Ты взял мой обед?

– Да, но у нас ничего не осталось.

Вот так и пообедал.

СУП ИЗ ОДУВАНЧИКОВ

Острый недостаток продуктов сказывался повсеместно. Все уходило на фронт для скорейшей победы.

Весной и осенью собирали съедобные травы – щавель, листья одуванчика до цветения, молодые побеги люцерны, клевера и другие растения. Из них варили супы, делали салаты. Иногда ели жидкую рисовую кашу без масла. Нам в то время казалось, все это очень вкусно.

Мы, дети военного времени, с аппетитом ели жмых из хлопчатника – спрессованные остатки семян хлопка, из которых выжимали хлопковое масло. Жмых предназначался для скота, приходилось делиться этим кормом с животными. Это очень твердое, спрессованное, как камень, вещес-тво. Грызли жмых целыми днями, правда, грызли те, у кого были все зубы, да к тому же и крепкие, иначе ни за что не справиться с этим кормом.

А летом во время цветения акации ели цветы, поскольку они сладкие, на них всегда садились пчелы. Из отрубей пекли лепешки, горьковатые и рассыпчатые. Для склеивания в тесто добавляли кусочки свеклы.

Особенно голодными были последние два года войны. До сих пор все хранится в памяти. У маленьких племянниц от истощения выпадала прямая кишка. Это было, когда мой брат работал в трудармии. Приходилось подрабатывать – торговал папиросами, холодной водой на станции, ходил по вагонам. На вырученные деньги покупал племянницам лепешки по 45 рублей за штуку или булку хлеба за 100 рублей.

Не забыл и карточную систему, которая действовала вплоть до 1947 года. Серый хлеб давали по карточкам – по 100-150 граммов в день на одного человека. Белого хлеба вообще не видели и не пробовали, не говоря уже о кусочке мяса. В военные годы ели черепашье мясо. Но, несмотря на лишения, вопреки всем трудностям, мы выжили.

Вспоминая школьные годы, хотел бы остановиться на немаловажных моментах. Несмотря на то, что в школу ходили за несколько километров, никогда не опаздывали и не пропускали занятия. Только по уважительным причинам.

Особенно тяжело было зимой. В Средней Азии плохо было с дровами, топили, в основном, сухим камышом и хлопчатниковым кустарником. Помню, как еще подростком, ходил за несколько километров за камышом и осокой (это грубая и остро режущая сухая трава, при косьбе руки всегда в крови). Вязаные снопы несли домой на горбу.

В холода в классе сидели, не раздеваясь. С одеждой было, прямо скажем, не просто плохо, а очень плохо. Из поношенных одежд брата мне перешивали брюки и рубашки. Ходить в школу в залатанных в нескольких местах штанах было стыдно, но ничего не поделаешь – время было такое.

Из обуви в зимнее время носили самодельные ботинки, изготовленные из старых резиновых покрышек, наподобие колодок, которые всегда натирали мозоли. Зато весной, начиная с марта и до самой поздней осени, ходили босиком. В Средней Азии этому способствовали климатические условия.

Хорошо помню свою первую учительницу русского языка Марию Поликарповну, ее вместе с дочерью эвакуировали из блокадного Ленинграда. После войны они уехали обратно в Питер.

В школе также изучали узбекский язык. Все военные годы учились, в основном, без учебников и тетрадей. На уроках, в классе домашние задания писали на старых книжных листах, между печатных строк. Недостаток был во всем.

ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Невозможно забыть день окончания войны. Мне в ту пору было неполных 13 лет.

О Дне Победы оповестил мощный голос знаменитого на весь мир, особенно среди советских людей, Юрия Левитана. Сколько было радости, у всех праздничное настроение, все пели, танцевали!

В честь Дня Победы впервые выдали белый хлеб, который показался таким вкусным! Наконец-то окончилась война, многие ждали возвращения с фронта своих родных и близких. На улицах стихийно проходили концерты художественной самодеятельности. Пели фронтовые песни, такие как «Темная ночь», «Синий платочек», «Катюша» и за душу берущую «Священную войну»:

«Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною
С проклятою ордой…»

Вот уже 62 года живем под мирным небом, благодаря тем, кто громил фашистов, не жалея себя и погибая, тем, кто выковал победу у заводских и фабричных станков, на полях и фермах в сельской местности, и многим, многим другим труженикам тыла.

Ежегодно в День Победы хожу в Кызыле к монументу воинам, павшим в Великой Отечественной войне, где проходят торжества. С каждым годом ветеранов войны становится все меньше, чувствуется, что им не дают покоя старые раны, да и к тому же возраст – некоторым ходить становится тяжело. Кого не встретил в День Победы на митинге, тем позвонил, поздравил с праздником – Ивана Степановича Юртаева, Николая Емельяновича Тутынина, супругу недавно ушедшего от нас Николая Павловича Федорова – Галину Петровну.

ВСЕ – НА СБОР ХЛОПКА

Сначала нас было трое, затем брат женился, соответственно, пошли дети. Семья брата постепенно пополнялась.

До моего поступления в институт у него уже было пятеро детей, один из них – мальчик – умер еще маленьким. Пока я учился в институте в городе Омске, начал работать, у брата родились еще пятеро детей. Итого, десять.

В 1948 году я окончил 7 классов, получил свидетельство о неполном среднем образовании. Дальше можно было поступать в среднее специальное учебное заведение, но материальное положение семьи не позволяло это сделать. Взвесив все и обдумав, решил продолжить учебу в школе.

Средняя школа, куда я должен был пойти учиться, находилась в пяти километрах от дома. В то время общественного транспорта не было, приходилось добираться до школы пешком. Со мной в школу, которая находилась в селе Авангард Ташкентской области, ходили еще двое знакомых ребят, они учились в старших классах.

В военные и послевоенные годы мы учились, можно сказать, формально. Придешь в школу – всех в обязательном порядке сразу на сбор хлопка. А в отдельные годы, как только начинался массовый сбор урожая, школу закрывали, и ребятишек, с 5 по 7 классы, увозили в отдаленные районы.

Однажды наш класс убежал с хлопкового поля. Это случилось где-то в конце ноября – начале декабря, уже выпал снег. Мы сначала собирали хлопок, а потом кураку – несо-зревшие коробочки хлопка. Было холодно и голодно, не вытерпели, убежали домой. Через некоторое время сам директор школы стал ходить по домам и с помощью родителей отправлять нас обратно на плантации.

Надо же было мне попасться директору на улице! Вместе со мной был знакомый – дядя Антон. Увидев директора, идущего на встречу, говорю дяде по-корейски: «Скажи, что ты мой отец и на днях меня отправишь на сбор хлопка». Так инцидент был исчерпан.

Наша семья имела не менее 20 соток земли, на котором мы выращивали в основном рис. Кроме этого, брат купил телочку, чтобы потом, через несколько лет, была дойная корова. Жила она вместе с нами в квартире, так как ни стайки, ни другого какого-либо помещения не было. В летний период приходилось ее пасти, заготавливать траву и сено на зиму. Это входило в мою обязанность.

Но, несмотря на усталость после работы на нашем рисовом участке, вечерами с ребятами ходил на танцы. Обычно они проводились возле какого-нибудь барака, под гармонь.

А затем я поздно возвращался домой и старался потихоньку пробраться в комнату, чтобы никого не разбудить, двери в те годы никогда не закрывались изнутри. А у нас, как назло, дверь была скрипучая, хотя ее очень осторожно открываешь, она все равно предательски так заскрипит, что все домашние просыпаются.

РИС ЖИЗНИ

Опыт по выращиванию риса у меня был, поэтому хотелось самостоятельно заняться рисоводством. Да и к тому же, очень хотел купить гармонь и научиться играть. Но чтобы осуществить свою мечту, необходимо было заработать денег.

И вот я решил попросить на работе у брата небольшой участок земли, примерно сотки три, чтобы самому от начала до конца провести всю необходимую работу по выращиванию риса.

На выделенном участке вырастил неплохой урожай, хватило бы с лихвой на покупку хромки (гармони) и еще бы осталось на еду. Но голодное время заставило меня отдать весь урожай брату. Так и не сбылась мечта, не научился играть на гармони.

Должен сказать, что выращивание риса – труд тяжелейший. До самого созревания риса в воде, как лягушка. За летний период трижды приходилось в буквальном смысле бороться с сорняком – курмаком (вроде дикорастущего проса), иначе доброго урожая не получишь, сорняк задавит культурные растения. Некоторые сорняки после кущения и выброса метелки с большим трудом приходилось выдергивать из земли, так как корневища у них сильно развиты.

Вся эта процедура проводится в воде. Бывало при прополке риса ничего не видно – вода мутная, не раз случалось вместе с сорняками прихватывать и змей, которые обычно охотились за лягушками.

А осенью, когда рис созревает, воду спускают из чеков и ждут несколько дней, чтобы чуть-чуть подсохла земля. После этого рис вручную скашивают ураком – серпом. Скошенный рис несколько дней сушили в валках, затем вязали в небольшие снопы и на себе выносили на край поля – на сухое место, откуда впоследствии вывозили уже на тележках, запряженных лошадьми, на место молотьбы.

На небольшом участке стелили брезент, а в середине – приличный камень, по которому били снопом, чтобы шала (рис) отделилась от соломы. Полученные зерна риса в домашних условиях толкут в специально приспособленных ножных ступах.

В больших объемах, более десяти мешков, рис возили на рисорушку – механизированную обработку зерна, где все делалось быстро и качественно. После механизированной обработки рисовая крупа готова к употреблению в пищу.

Я рассказываю об этом так подробно, потому что прежде чем рисовая крупа в обработанном виде попадет в магазины и наш стол, она проходит очень трудоемкий путь.

СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ

ДОРОГА ЖИЗНИНаступил 1951 год, окончание средней школы, выпускной вечер. Настало время определиться – куда поступать учиться. После некоторых раздумий решил подать документы в Ташкентский сельскохозяйственный институт.

Все вступительные экзамены сдал на четверки и удовлетворительно, но по баллам не прошел. Были бы деньги, может, и пос-тупил бы. В Средней Азии была сильно развита коррупция.

Немного поразмыслив, и еще раз дополнительно прочитав объявления, куда пойти учиться, окончательно решил поехать в Омск, в ветеринарный институт, там был недобор. Думал, если не выберусь и не пос-туплю в институт, то придется всю жизнь быть привязанным к земле. Решил рискнуть.

Остро встал финансовый вопрос – где взять деньги? Помогли близкие и друзья. Немного денег накопил сам. Моя будущая жена Роза дала деньги на дорогу. Она тогда уже работала. Ездил к двоюродным сестрам, которые жили за несколько десятков километров.

Одна из них, Мария, сшила мне рубашку из белой хлопчатобумажной ткани. В общем, собрали меня в дорогу. Прежде чем поехать в Омск, предварительно изучил карту. С дубликатом о сдаче экзаменов сел в поезд и поехал. Взял самый дешевый железнодорожный билет, так что деньги у меня еще остались. Поезд из Ташкента отправлялся поздно ночью.

Поехал, как говорится, в чем был одет. С собой не было ни запасных брюк, ни рубашек, ни нательного белья. На мне были белые штаны, простая рубашка. Брюки и то были подарены хорошими знакомыми – вот и все мое богатство.

Не верилось, что я стал студентом, да к тому же, вдали от дома, в незнакомом городе. Через некоторое время решил сходить на «толкучку», так назывался вещевой рынок, чтобы приобрести что-нибудь из одежды. Купил дешевые брюки за 50 рублей и простую клетчатую рубашку за 30 рублей.

В сентябре нас, первокурсников, отправили на уборочную в один из отдаленных районов области. Был весьма рад, что буду там работать и питаться. Месяц прожил на колхозных харчах, кроме этого, еще немного заработал.

В октябре начались занятия. За это время уже со многими студентами познакомился. Учиться приехали из разных республик, краев и областей Союза. Всех нас, первокурсников, разбили на 16 групп. Были сформированы группы из бывших фронтовиков, ранее работавших по специальнос-ти после техникумов. Отдельно были и женские группы, в 15 группе учились ребята и девчата из Якутии. Нас, окончивших среднюю школу, собрали в 16 группу – краснознаменную, как мы ее сами называли.

Старостой группы с 1 по 5 курс был Володя Беркович, он после окончания института защитил кандидатскую, стал впоследствии профессором, заведующим кафедрой, доктором, академиком. Он и в настоящее время продолжает трудиться. Двое фронтовиков – Василий Рассказов, Валентин Ерофеев и я до окончания института прожили в комнате № 5.

На первом курсе я получал стипендию 220 рублей, после зимней сессии, сдав все экзамены на пятерки, стал получать повышенную – 290 рублей. В студенческие годы экономил на всем. Хорошо, что институт находился рядом с общежитием. На занятия осенью и зимой бегали раздетыми. Для меня, южанина, не представлявшего сибирские морозы, зима казалась очень суровой.

Где-то в разгар зимы брат прислал мне полупальто, хотя я никогда ни о чем не просил, понимал, что у него большая семья и надеяться мне было не на кого.

После третьего курса впервые на заработанные деньги купил себе ручные часы марки «Победа» и отрез на костюм. На втором курсе меня избрали членом бюро комсомола. После четвертого курса попросился на производственную практику к себе домой. На практике немного заработал. Часть денег отдал брату, остальные взял на дорогу. Студенческая жизнь налаживалась, записался в кружок по физике, даже на научно-практической конференции сделал доклад.

ТАНЦЫ ПОБЕДИЛИ БОКС

Со второго курса увлекся художественной самодеятельностью, стал ходить в танцевальный кружок, иногда – на секцию бокса, боксировал в наилегчайшем весе.

Но все-таки предпочел хореографию, вроде получалось неплохо. Руководителем танцевального кружка был Лева Иванов, впоследствии я с ним стал солировать. Не раз участвовали в городских смотрах художественной самодеятельности. Выступали с русскими, украинскими, белорусскими, молдавскими, а также матросскими и другими танцами.

Так увлекся танцами, что это стало неотъемлемой частью моей жизни. В последние студенческие годы меня пригласили в одно из профтехучилищ Омска для постановки танцев к смотру художественной самодеятельности среди училищ города. Подготовили с ребятами солдатский танец.

Приходилось самому участвовать с сольными номерами в студенческих концертах. Выезжали с концертом института в подшефные хозяйства районов. Однажды давали концерт для летного состава в одном из авиаподразделений, где нас хорошо приняли и накормили.

Так незаметно пролетели все пять лет незабываемого студенчества. Хотя и были определенные трудности, но это были самые памятные, лучшие годы.

Наступил выпускной вечер, июнь 1956 года. На этом вечере, кроме диплома об окончании вуза и присвоения специальности, мне на память подарили замечательную книгу и грамоту за хорошую учебу и активное участие в общественной студенческой жизни института.

Я ВЫБРАЛ ТУВУ

Тем, кто хорошо учился, предоставили возможность выбрать место работы – любую республику, край, область. Я выбрал Тувинскую Автономную область, хотя не имел никакого представления, где она находится.

В Туву, кроме меня, получили направление еще четыре выпускника – Александр и Евгения Токаревы, Александра Зефирова и еще одна выпускница, фамилию, к сожалению, не помню. Она ни одного дня не проработала, сразу же уехала обратно.

Почти сутки ехал от Омска до Абакана на поезде, так как железнодорожная колея была одна, и на разъездах поезд то и дело останавливался и длительное время простаивал, дожидаясь встречного состава. Из Абакана до Кызыла добирался на автобусе.

Когда подъехали к правому берегу Енисея, то увидел небольшой городок. Это был Кызыл, столица области. Было мне тогда 23 с половиной года, начало июля 1956 года, жара стояла как в Средней Азии. На тот период многие деревянные дома стояли без крыш, а улицу Ленина только начали асфальтировать. Автобус доставил меня до центра Кызыла, на остановку «Почта», на улице Кочетова.

По приезду разыскал единственную в городе гостиницу, которая находилась на улице Ленина, рядом со зданием геологической экспедиции, ныне там – Управление Федеральной налоговой службы РФ по Туве. В настоящее время бывшая гостиница стала детской больницей.

На следующий день отправился в областное управление сельского хозяйства, которое тогда располагалось в одноэтажном деревянном здании на улице Авиации. Начальником управления сельского хозяйства был И.Цевменко, начальником ветотдела – М.Грачев. В отделе кадров сказали, чтобы за назначением пришел завтра. Ходил я за направлением целую неделю, как на работу.

БАЙ-ТАЙГА

В конце концов, определили мне на выбор, как оказалось, два самых отдаленных района – Овюрский и Бай-Тайгинский. Когда спросил, который из них ближе к Кызылу, кадровики не задумываясь, ответили – Бай-Тайга. Им надо было, во что бы то ни стало, заполнить вакансии в самых дальних местах. Недолго думая, говорю: поеду в Бай-Тайгинский район.

На следующий день пошел на автовокзал. Спрашиваю билет до Тээли, а мне в ответ – у нас автобусы ходят только до Барун-Хемчика, т.е. до Кызыл-Мажалыка. Оказывается, из-за отсутствия тран-спортных средств не во все районные центры ходили автобусы, не говоря о селах.

Взял билет до Барума, кое-как добрался до Кызыл-Мажалыка, как таковой автотрассы не было. Вечером устроился в гостиницу – двухэтажное деревянное здание на окраине поселка. Переночевал, утром спрашиваю у администратора, как доехать до Бай-Тайги. Мне объяснили: надо пойти в западном направлении на окраину поселка, где пустырь, и ждать попутных машин, а попутными были бензовозы и почтовые бортовые машины.

Два дня простоял впустую, деньги на исходе, думаю, скорее бы добраться до места и получить подъемные. Никто не берет, потому что бензовозы всегда заняты, в кабине по три-четыре человека, а почтовые машины не берут, не положено по инструкции.

На третий день кое-как уговорил за определенную сумму одного бензовозчика. Он определил мне место между цистерной и кабиной бензовоза. Ехал стоя, весь промок с ног до головы, когда переезжали речку Барлык, летом была большая вода, мостов тогда не было. С большими неудобствами, но доехал до центра района.

Меня приняли ветврачом в районную ветлечебницу. Выделили транспорт для работы – верховую лошадь тувинской породы, дали небольшую избушку из одной комнаты без крыши. В районе столовой не было.

Бывало, пойдешь в магазин, а там только одни консервы, пряники залежалые, твердые и сколько хочешь спирту, вместо водки и вина. Пойдешь на берег, рядом с Тээли есть речка, опустишь пряники в воду, чтобы они хоть немного отмокли, а потом ешь.

Спустя несколько месяцев, меня и главного ветврача МТС Валерия Дементьева отозвали в распоряжение областного сельхозуправления. Вместо нас прислали двух специалистов – супругов Белоусовых. В те годы в районах и в селах много работало специалистов, приехавших по направлению из-за Саян – учителя, медицинские работники, специалисты сельского хозяйства.

В тесном контакте работали с местным населением, было хорошее взаимопонимание, жили дружно. Только после известных событий в начале девяностых годов межнациональные отношения ухудшились. В связи с этим десятки тысяч представителей русскоязычного населения были вынуждены покинуть Туву. Правда, через определенное время все улеглось, и обстановка стабилизировалась.

СЕЛЬХОЗТЕХНИКУМ

Прибыв в областное управление сельского хозяйства, получил направление на преподавательскую работу в Тувинский сельскохозяйственный техникум. В техникуме познакомился с директором Александром Георгиевичем Херуменко и заведующим учебной частью Дмитрием Анисимовичем Колесниковым, который, кстати, тоже окончил Омский ветинститут, но лет на пять раньше. Он был замечательным футболистом и конькобежцем. Они стали наставниками в моей преподавательской работе. Супруга Дмитрия Колесникова Маргарита тоже наш институт окончила и работала в областной ветбаклаборатории.

В техникуме я вел ветеринарные дисциплины на зоотехническом отделении. Более полугода жил в техникуме, потом получил однокомнатную квартиру на земле, с большой кухней, на улице Щетинкина-Кравченко, сейчас этого дома уже нет. Вскоре меня назначили заведующим производственным обучением. Необходимо было определить хозяйство для учебной практики всех отделений техникума (зоотехническое, ветеринарное, агрономическое, отделение механизации, бухгалтерского учета и планирования).

Учебной базой по согласованию с облсельхозуправлением стало опытно-показательное хозяйство (ОПХ) совхоз «Красный партизан» Тандинского района. Большую работу по составлению расписаний уроков и графика прохождения учебной практики проводила секретарь учебной части незаменимая, исполнительная, старательная Полина Ивановна Гущина. До самой пенсии она проработала в сельскохозяйственном техникуме. Директоры приходили, уходили, а она оставалась бессменной.

КУЗНИЦА КАДРОВ

Многие учащиеся после окончания техникума стали хорошими специалистами. Так, директорами совхозов, председателями колхозов, начальниками управлений сельского хозяйства районов, председателями райисполкомов, партийными работниками стали Виктор Винников, Куулар Шарбий-оол, Хорлуу Дамба, Станислав Ильенков, Василий Усков, Начин-оол Балчий-оол, Дадар-оол Данзын-оол и многие другие.

Директором Барун-Хемчикской межрайонной ветеринарной лаборатории стала Неля Прилепова (Кустова). В республиканской ветлаборатории работала Александра Жарова, а Александр Шатохин по настоящее время продолжает работать. Директором зооветснаба был Александр Петров, потом он возглавлял республиканскую государственную конюшню.

Но самым преданным своей специальности и длительное время проработавшим на одном месте был Юрий Злыгостев, который полностью посвятил себя агрономии. Он заслуженный агроном Тувы, пользуется большим уважением не только среди своих односельчан, но и жителей всей республики. За многолетний добросовестный труд награжден правительственными наградами. Хотя он давно на пенсии, по сей день продолжает трудиться агрономом в опытно-показательном хозяйстве «Сосновское» Тандинского района. Сколько через его руки прошло тонн высококачественного продовольственного зерна, элитных семян зерновых и картофеля!

Ярким событием остались в памяти празднования 50-летнего юбилея со дня образования техникума в 1996 году и 60-летия – в 2006 году. Тех преподавателей, с которыми раньше работал, никого не было, а приятная встреча состоялась с бывшими воспитанниками, многие из которых добились больших жизненных и производственных успехов. Это Х.Чымба, Р.Наумова-Чернышева, Л.Барахтаева-Солдатова, Л.Орехова, В.Ермолина и Н.Мананникова, которые работают в техникуме и сейчас. А.Жарова, А.Шатохин, В.Молин, который уже дважды избирается депутатом Законодательной палаты Великого Хурала РТ. Т.Чечек-оол, которая долгое время проработала директором козоводческого совхоза «Эйлиг-Хем», была депутатом Верховного Хурала РТ. Р.Чысыма – директор Тувинского НИИ сельского хозяйства СО РАСХН, недавно защитившая докторскую диссертацию, и другие.

За годы своей трудовой деятельности исколесил всю Туву вдоль и поперек по несколько раз. Всюду – бывшие выпускники техникума, встречали радушно и уважительно, обращались «башкы».

РАЗГОВОР С ТОКА… ПО-КОРЕЙСКИ

В Тувинском сельхозтехникуме проработал почти восемь лет. Затем в марте 1964 года после соответствующего собеседования переводом из техникума взяли в аппарат Обкома партии инструктором сельскохозяйственного отдела. Заведующим отделом был Н.Конгар, заместителем заведующего отделом В.Павлов, инструкторами – А.Потылицына, А.Килин. Среди них я был новичок. На должности инструктора Обкома партии проработал около пяти лет.

Первым секретарем областного комитета КПСС был Салчак Калбакхорекович Тока – человек огромной души, большого таланта, высоко эрудированный, уважаемый руководитель республики. При нем было очень много сделано для социально-экономического развития Тувы.

Впервые с Салчаком Калбакхорековичем Тока я встретился в сентябре 1956 года во время уборочной кампании в колхозе «Красный пахарь» Пий-Хемского района. Он пришел к нам в разгар работ. Видимо знал, кто я по национальности. Сказал несколько слов по-корейски, попросил перевести, что я и сделал. Вот так и познакомились.

БИТВЫ ЗА ХЛЕБ

ДОРОГА ЖИЗНИВ августе 1968 года меня направили работать начальником Каа-Хемского управления сельского хозяйства. В ту пору моя семья находилась у родственников в Узбекистане. Когда они вернулись, я уже трудился на новом месте. Перед Новым годом перевез семью в село Сарыг-Сеп.

Первый год работы выдался трудным. Лето было засушливым, в хозяйствах неурожай, ни зерна, ни кормов. А всего в Каа-Хемском районе было 8 колхозов и один совхоз. В 1974 году все оставшиеся колхозы республики были преобразованы в совхозы. Так, в Тувинской АССР не осталось ни одного колхоза, распался и республикан-ский Совет колхозов, членом которого я был.

В то время в Каа-Хемском районе первым секретарем райкома партии был Николай Павлович Федоров, председателем райисполкома – Клементий Саян-оолович Очур-оол. Мы работали в тесном контакте. Н.Федоров был опытным хозяйственником и партийным работником. До Каа-Хемского района он работал в Овюрском, где и познакомился со своей женой Галиной Петровной, замечательной и доброй женщиной. Более десяти лет он возглавлял партийную организацию района, затем его перевели на работу в обком партии.

Руководителями хозяйств были опытные специалисты: в колхозе «Победа» – В.Евтушков, колхозе «Путь к коммунизму» – А.Моргун, совхозе «Вперед» – Н.Малышев, колхозе «Красное знамя» – Ю. Занин, колхозе «14 лет Октября» – П.Самороков, колхозе «Ленинский путь» – А.Сазанов, колхозе «30 лет Октября» – С.Калекулин, колхозе имени В. Ленина – В.Бархатов.

Потом, в семидесятых годах, возглавляли хозяйства молодые специалисты: В.Рыжов (колхоз «Победа»), А.Мусихин (сов-хоз «Вперед»), Д.Сирота (колхоз «Путь к коммунизму»), Б.Морозов (колхоз «30 лет Октября»), Н.Аньшин (совхоз «Красное знамя»), М.Мусихин (совхоз «Бурен-ский»), Н. Котов (совхоз «Ленинский путь»).

Хорошо зарекомендовали себя главные зоотехники, ветеринарные врачи, агрономы, инженеры хозяйств: Исаак Ким, Иван Григорьев, Павел Москаленко, Таисья Морозова, Наталья Дресвянникова, Семен Бортников, Афанасий Мусихин, Исай Тараканов, Валентин Хангаев, Тамара Бочкарева, Анатолий Стародумов, Михаил Хабаров, Михаил Мусихин, Александр Дресвянников и многие другие.

Это были задорные, грамотные и опытные технологи сельскохозяйственного производства. Благодаря им, механизаторам и многим другим труженикам села, мы добивались хороших производственных показателей в развитии сельского хозяйства района.

РЕКОРДНЫЕ УРОЖАИ 1972 ГОДА

Центральные районы, в том числе Каа-Хемский, имели зерновое направление. В колхозах «Победа», «Буренский», «Красное знамя» выращивали пшеницу сортов «Бурятская» и «Скала», а также пленчатые культуры: овес, ячмень. А в засушливых хозяйствах «30 лет Октября», «Вперед», «14 лет Октября» производили пшеницу сорта «Саратовская-29» и ряда других сортов.

Когда повсеместно в весенне-летние периоды выпадали хорошие осадки и, особенно, в фазе кущения и налива зерна, то выращивали хороший урожай. Неплохой урожай зерновых был собран в 1970 году. В тот год план по сдаче зерна государству был намного перевыполнен. А самый урожайный год – 1972. В среднем по району был выращен и собран по тому времени рекордный урожай зерновых, по 18,2 центнера с гектара. При плане 14 тысяч тонн, государству было продано почти 37 тысяч тонн добротного зерна, это почти 1/3 республиканского плана. Такой урожай был получен впервые за всю историю Каа-Хема.

В результате многие получили государственные награды – ордена и медали СССР. В семидесятые годы звания Героя Социалистического Труда был удостоен комбайнер Дойбан Допьянович Даваа из села Ильинка, орден Ленина получил механизатор колхоза «Путь к коммунизму» Иван Тимофеевич Михальченко. Всего по итогам 1972 года более 40 человек были награждены орденами и медалями.

В битве за хлеб проявили настоящее мужество и героизм многие механизаторы. По 16-18 часов не выводили свои комбайны с полосы передовики уборки. Именно их труд позволил сократить сроки жатвы и хлебозаготовок. Доблестно потрудились комбайнеры колхоза «Путь к коммунизму» братья Борис, Фотей, Даниил и Константин Долгановы, они намолотили около 4 тысяч тонн зерна. Это почти треть колхозного урожая.

Хорошо работали и братья Ситниковы – Петр, Михаил и Григорий. Ими были скошены в валки зерновые более чем на 800 гектарах и намолочено свыше двух тысяч тонн зерна. Михаил Ситников, несмотря на свою молодость, избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. По 900-1000 тонн выдали из бункеров своих комбайнов Василий Артына и Монгуш Кудер-оол из совхоза «Вперед».

По две сменные нормы выполняли механизаторы колхоза «Победа» Герой Социалистического Труда Даваа Дойбан и Петр Морозов, Владимир Каменков и Борис Крыцын из совхоза «Красное знамя», Шогду Маадыр-оол и Григорий Валов из колхоза «14 лет Октября», Василий Бурдаков из совхоза «Буренский», Арагачы Бичекей из совхоза «Советская Тува», Илья Коротков из колхоза «Ленинский путь» и многие другие.

В Каа-Хемском районе поголовье крупного рогатого скота в 1975 году доходило до 18 тысяч голов, овец и коз – 68 тысяч, лошадей – более 3 тыс. голов, свиней – до 4 тыс. голов.

В этом немалая заслуга передовиков животноводства, таких, как доярки Анна Даваа, Нина Русских из колхоза «Победа», Любовь Орустук – колхоз «Путь к коммунизму», Евгения Коробейникова – совхоз «Буренский», чабаны Дара Дондуп, Кажин Бадыхоо – колхоз «30 лет Октября», которые ежегодно получали по 100-110 ягнят от ста овцематок, телятница Мария Селезнева из села Кундустуг, Пелагея Стерехова из Бурен-Бай-Хаака и многие другие.

ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ

За десять лет в Каа-Хемском районе, мне несколько раз предлагали работу в Кызыле директором техникума, директором Республиканского племобъединения, в сельхозотделе республиканского комитета по народному контролю, но я вежливо отказывался и продолжал трудиться в сельском хозяйстве.

И когда в четвертый раз, это было в первом квартале 1978 года, вызвали на собеседование в обком партии, дал согласие на работу в Минсельхозе в качестве заместителя министра. В то время кандидатура на эту должность по согласованию с партийными и советскими органами республики назначалась приказом министра сельского хозяйства Российской Федерации.

Несмотря на отдельные трудные годы, когда зимовка скота была особенно сложной, республика, в основном, справлялась с планами по реализации государству мяса, молока, шерсти и яиц. Население городов и сел всегда обеспечивалось собственными продуктами сельского хозяйства. К сожалению, сегодня все завозится из-за Саян: мука – из Алтайского, Красноярского краев, молочные продукты и колбасные изделия – из Абакана, Красноярска, Новосибирска.

А когда-то в целом по республике валовой сбор зерна в урожайные годы составлял более 200 тысяч тонн, картофеля – до 35 тысяч тонн, овощей – 6-7 тысяч тонн. Производство мяса в живом весе – 23-24 тысячи тонн, молока – до 55-60 тысяч тонн, шерсти – 2400-2500 тонн, яиц – 25-30 миллионов штук.

Поголовье скота во всех категориях хозяйств доходило в хорошие годы до 200 тысяч голов крупного рогатого скота, миллион 200-300 тысяч голов овец и коз, свиней – до 30-50 тысяч, лошадей – 30-40 тысяч, оленей – 14 тысяч, верблюдов – 1,5 тысячи, поголовье птицы – 300-350 тысяч голов.

В конце 70-х – начале 80-х годов в сельском хозяйстве началась реорганизация. Во второй половине 1985 года Министерство сельского хозяйства преобразовалось в АПК (агропромышленный комплекс). В то время сельское хозяйство курировал второй секретарь обкома партии П.Кравченко, ранее направленный к нам в республику по линии ЦК КПСС из орготдела Омского областного комитета партии. До него сельское хозяйство курировал В.Филлипов из Иркутска.

Тех, кто, пробыв у нас определенное время, затем уезжал в Москву, мы называли варягами. Из всех варягов П.Кравченко был самым далеким от сельского хозяйства. Так как наша республика была животноводческой, а он в этом вопросе был недальновидным, помощи от него было мало. После П.Кравченко село курировал В.Рогило, проработал он недолго, так как КПСС распустили.

В Совете Министров первым заместителем Председателя Правительства был Михаил Евграфович Абрамов, у него в руках находились все материально-технические ресурсы сельского хозяйства. От него были полностью зависимы руководители районного звена, директоры совхозов. Он контролировал и распределял всю поступающую сельскохозяйственную технику и автомашины. Затем он стал и председателем АПК республики.

Председателем Совета Министров в эти годы был Владимир Ефимович Серяков. Он работал главным зоотехником хозяйства, начальником территориального управления сельского хозяйства, министром сельского хозяйства, вторым секретарем обкома партии. В его бытность много было сделано для социально-экономического развития села. Ежегодно выполнялись плановые задания по производству и реализации продуктов сельского хозяйства, успехи были и в других отраслях народного хозяйства. Одним словом, республика находилась на хорошем счету среди других регионов Российской Федерации. Соответственно, оказывалась солидная финансовая и материально-техническая помощь со стороны ЦК КПСС, Совета Министров СССР и РСФСР. Все это благотворно сказалось на жизнедеятельности населения Тувы.

ДОПЕРЕСТРАИВАЛИСЬ

Самые тяжелые для сельского хозяйства республики – 90-е годы. Крупные материально-технические базы, как в Кызыле, так и в районах, промышленные и сельскохозяйственные машинно-тракторные мастерские, молочно-товарные, свиноводческие фермы, многие кошары разграблены и разрушены, а на фермах и МТМ остались одни стены. Все растащено по кирпичику.

Понятно, разрушить можно быстро, а вот восстановить… На это потребуется не один десяток лет, все надо начинать с нуля. А для этого необходимы финансы, грамотные и ответственные кадры всех уровней, которые надо растить, вести кропотливую разъяснительную работу среди населения, чтобы люди поверили и приняли самое активное участие в преобразовании тех или иных процессов. Это целый комплекс жизненно необходимых мероприятий.

В девяностых годах республика сначала стала президентской, Президент был и Председателем Правительства. При одном и том же руководителе создали Канцелярию Президента и Аппарат Правительства, штат увеличился почти вдвое по сравнению с Совмином.

Раньше, в пятидесятых – шестидесятых - семидесятых годах в бывшем здании обкома партии, а ныне Великого Хурала, размещались, кроме обкомовцев, Совмин, Президиум Верховного Совета, обком комсомола, народный контроль. А сейчас огромное здание правительства занимает в основном только правительство. А жизнь на селе пока не улучшается.

В настоящее время все решают деньги, а не кадры, как было раньше.

СОВЕТ МИНИСТРОВ, ПРАВИТЕЛЬСТВО, ВЕЛИКИЙ ХУРАЛ

В конце января 1986 года меня перевели в Совет Министров республики, назначили заведующим оргинструкторским отделом. Это был самый большой отдел Совмина республики.

В отделе, кроме меня, работали заместителем заведующего отделом К.Хомушку, инструкторами А.Сухов, Б.Бирлей, В.Сат и кадровик И.Монгуш. Все они были грамотные, работоспособные и отвечали за порученное дело. Отдел был дружный, между собой было полное взаимопонимание и взаимозаменяемость. За каждым закреплялось несколько районов, работали в тесном контакте с председателями, заместителями, заведующими орготделами райисполкомов.

Нам с коллегами часто приходилось ездить в командировки по районам республики, по вопросам развития животноводства – по увеличению поголовья скота, его сохранности, нагулу, стрижки и другим.

После реорганизации министерства сельского хозяйства в АПК мне предложили возглавить отдел кадров, но я отказался.

Сейчас я работаю помощником Председателя Законодательной палаты Великого Хурала РТ Василия Оюна. Наши дороги пересекались не раз. Василий Майлолович вначале работал по специальности в совхозе «Свобода труда» Улуг-Хемского района, затем он был переведен главным зоотехником в совхоз им. Жданова данного же района, потом назначен директором этого хозяйства.

Как видите, мне пришлось работать и при советском строе, когда все было отлажено, и в период демократизации. Дров, прямо скажем, наломали порядочно. До сих пор все это сказывается. Народ к такой резкой смене жизни был не подготовлен, поэтому до настоящего времени отсутствует определенность. Никак не можем пристать к какому-то берегу, и человеку трудно найти свое рабочее место.

«ШЫН» И ШИН

С 1957 по 1965 годы я жил на улице Щетинкина-Кравченко. Нашего дома давно уже нет, снесли.

Обыкновенный двухквартирный деревянный дом, который стоял рядом с нынешним пятиэтажным домом, который в народе прозвали «дворянское гнездо». Тогда этого «гнезда» тоже не было, обком партии построил его позже для своих работников.

Хочу рассказать об одном случае, который произошел, когда я жил на улице Щетинкина-Кравченко.

Через квартал от моего дома, в сторону парка культуры и отдыха, находилась редакция газеты «Шын» («Правда»). И вдруг стали ко мне приходить разные письма, жалобы и другая корреспонденция. Моя фамилия Шин, пишется через букву «и». Но некоторые до сих пор пишут ее через букву «ы». По ошибке отдельные письма с жалобами, предназначенные для редакции газеты «Шын», почтальоны опускали в наш почтовый ящик.

Собрав все письма, жалобы, по дороге на работу уносил их в редакцию. Хорошие знакомые всегда говорили – вон, идет «Правда», по-тувински «Шын». С тех пор прошло много лет, но я об этом не забыл.

20-ЛЕТИЕ СОВЕТСКОЙ ТУВЫ: БУДЕШЬ ТАНЦЕВАТЬ

Как уже рассказывал, в студенческие годы я увлекался танцевальным искусством.

Во время работы в сельскохозяйственном техникуме организовал танцевальный кружок. Желающих танцевать было много, так что выбор был. Вечером, после занятий, проводили репетиции. В 1957 году на республиканском конкурсе художественной самодеятельности наш танцевальный коллектив занял первое место.

Принимал активное участие в художественной самодеятельности вплоть до 1968 года, в том числе, в созданном городском ансамбле песни и танца. Не забывается подготовка к 20-летию Советской Тувы – 1964 год. Готовить танцы и хор приезжали хореографы и хормейстеры из Москвы.

Примерно дней за 8-10 до отъезда в Новосибирск меня пригласили в министерство культуры и сказали: будешь исполнять с артистом из театра Николаем Кысыгбаем танец «Наездники».

Он с этим номером не раз выступал на сцене, а мне пришлось попотеть. За столь короткое время для разучивания танца требовались максимальные усилия. Даже когда ехали в поезде до Новосибирска, я выходил в тамбур и отрабатывал танцевальные движения. За удачное выступление мы с Николаем получили дипломы лауреатов.

Постановщиком танца «Наездники» был мужчина, фамилию и имя которого я сейчас не помню, так как он, едва приступив к пос-тановке, не поладил с Министерством культуры и вынужден был уехать. Полное завершение постановки танца провела приехавшая из Москвы хореограф Элеонора Грикурова.

В танце были заняты 16-20 человек. Репетиция проходила на стадионе имени 5-летия Советской Тувы. На середине поля смастерили хорошую сцену, где потом прошел республиканский концерт с участием солистки хора им. Пятницкого Клавдии Котак и известного певца Советского Союза Владимира Трошина.

В начале октября 1964 года, в рамках празднования 20-летия Советской Тувы, с отдельными номерами мы поехали в Москву.С нами были хоровики и артисты муздрамтеатра – Максим и Кара-кыс Мунзук, Николай Олзей-оол, другие артисты театра, а также композиторы Ростислав Кенденбиль, Алексей Чыргал-оол и многие другие.

Концерты сначала давали на сценах московских домов культуры, а потом был заключительный – на сцене Кремлевского театра, который находился справа, сразу за Спасскими воротами.

Репертуар был разнообразный – хоровые и танцевальные номера, сольные песни на русском и тувинском языках, горловое пение, отдельные сценки из спектаклей с участием артистов театра. В нашу концертную бригаду входило более 50 человек. В том числе ответственные работники республики – заместитель Председателя Совета Министров Тувинской АССР Хертек Амырбитовна Анчимаа, министр культуры Тувы Матпа Сумбуевич Хомушку, его заместитель Петр Михайлович Самороков, композиторы, поэты, писатели.

Жили мы в гостинице «Алтай» в районе ВДНХ. От гостиницы до центра Москвы нас возили на автобусе. В Кремлевском театре вместе с нами выступала цирковая труппа во главе с народным артистом СССР Владимиром Базыр-ооловичем Оскал-оолом. Он был замечательным, талантливым, профессиональным артистом циркового искусства.

Накануне юбилейного концерта в Кремлевском театре к нам пришел С.К.Тока. Он, оказывается, прилетел в столицу на пленум ЦК КПСС. На следующий день узнали из газет и по радио, что на пленуме рассматривался вопрос об освобождении от должности Генерального секретаря КПСС Н.С. Хрущева.

50-ЛЕТИЕ СССР

К этой юбилейной дате в апреле 1967 года мы с концертной программой выехали на зональный смотр художественной самодеятельности в город Новосибирск.

Участников смотра в общей сложности было не менее полторы тысячи человек. Открытие смотра состоялось в Новосибирском Академическом театре оперы и балета. Наш коллектив выступал в ДК им. Калинина города Новосибирска. Концерт состоял из двух отделений. В первом наряду с другими номерами мы исполнили танец «Рожденные Октябрем» (танцевальный коллектив ансамбля «Чечек»). Во втором отделении: в исполнении женского танцевального коллектива танец «Звенящая нежность» и танец «Наездники» в исполнении танцевального коллектива ансамбля «Чечек».

В сентябре 1967 года мы поехали в Москву, где жюри оргкомитета отбирало номера на заключительный Всероссийский смотр художественной самодеятельности, посвященный 50-летию Советской власти.

На отборочных концертах мы выступали в домах культуры Москвы, на ВДНХ, в Большом концертном зале им. П.И.Чайковского. Из всех привезенных в Москву номеров оргкомитет отобрал танец «Наездники» и вокальный ансамбль тувинского горлового пения с композицией «О родной Туве». Эти наши два номера наряду с другими номерами от областей, краев и республик России были включены в программу концерта на ВДНХ СССР и Концертном зале имени П.И.Чайковского.

Наши номера также попали на заключительный концерт Всероссийского смотра художес-твенной самодеятельности в Кремлевском Дворце съездов. Мне посчастливилось трижды выступить на самой престижной сцене страны – в Кремлевском Дворце съездов, на открытии и дважды на закрытии Дней культуры и искусства РСФСР, а также на заключительном концерте Всероссийского смотра художественной самодеятельности.

Все участники заключительного концерта мастеров искусств и художественной самодеятельности проводили репетиции в течение 10 дней с утра и до самого вечера на сцене Кремлевского Дворца съездов. Проходили мы строго по пропускам, питались и отдыхали между репетициями в самом Дворце съездов. Нас, участников заключительного концерта, было не менее двух тысяч человек со всей России.

Мы попали в хореографическую сюиту «Народный праздник». Один за другим танцевали – коллективы художественной самодеятельности из различных регионов Сибири, Дальнего Востока и Севера. Во втором отделении также были представлены танцы народов Северного Кавказа (Дагестан, Кабардино-Балкарская АССР, Северная Осетия, Чечено-Ингушетия).

Все танцевальные номера компоновали народная артистка СССР Татьяна Устинова из хора им.Пятницкого и заслуженный деятель искусств РСФСР Михаил Годенко из Красноярского ансамбля танца. И в финале все участники концерта исполнили песню «Родина моя» на фоне большого полотна герба РСФСР.

Во время концерта в ожидании своего выхода мы находились в артистических комнатах Дворца съездов. По внутреннему радио объявляли – приготовиться к выходу на сцену такому-то коллективу, – и мы на лифте спускались на боковую сцену Дворца съездов. На заключительном концерте присутствовали руководители партии и правительства страны.

В финале концерта пять тысяч зрителей аплодировали стоя. Это было очень впечатляющее и запоминающееся зрелище. Заключительные концерты проходили во второй половине сентября 1967 года. После их завершения был дан большой банкет в банкетном зале Кремлевского Дворца съездов. От каждого региона присутствовали по 5-8 человек. От нас, помню, были министр культуры Тувинской АССР М.Хомушку и его заместитель П.Самороков, я и еще несколько человек, имена которых, к сожалению, уже стерлись из памяти.

На этом замечательном событии мое участие в художественной самодеятельности, можно сказать, завершилось. Мне было уже 35 лет.

СЕМЬЯ МОЯ…

Примерно через год после трудоустройства в Туве решил обзавестись семьей. До института, еще со школьной скамьи, дружил с девчонкой, с которой мы учились в одной школе, но она на класс была младше. Дружба эта длилась более девяти лет, звали ее Роза.

Роза в то время жила у дяди, у которого было трое детей, вместе с ними жили дедушка и бабушка. После сватовства я поехал работать в Туву. Тем временем, брат стал писать мне, чтобы я забрал жену к себе. Я-то планировал поработать, немного накопить денег и устроить хотя бы небольшую свадьбу.

В апреле 1957 года Розу вместе с моей мамой вызвал в Кызыл. Прилетели в Кызыл нормально, правда болтанка сильно укачала Розу и маму, они еле-еле добрались до дому. А дома нас ждал неожиданный сюрприз. Нас встретил мой учительский коллектив с хорошо сервированным столом. В общем, справили свадьбу нежданно-негаданно. Я об этом не знал и не мечтал, что так подготовят встречу. До их приезда заранее закупил кастрюлю, три тарелки, три стакана и три ложки. Техникум мне выделил койку, стол и стулья. Вот так началась моя семейная жизнь.

ДЕТИ, ВНУКИ И ПРАВНУЧКА

У нас с Розой родились дочь и два сына. Все они уже взрослые. Сыновья живут самостоятельно со своими семьями, только дочь Лена со мной, она – инвалид второй группы. Старший сын Юрий работает на предприятии «Тываавиа», а младший Олег – в Управлении федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Республике Тыва.

В детстве больше всех хлопот доставлял Юра. Когда жили в Сарыг-Сепе, то с ним что-нибудь да случалось. У нас был задиристый петух – как увидит Юру, обязательно на него нападет. Вскоре пришлось с петухом распрощаться. Однажды соседский бычок рогами прижал Юру к забору. Хорошо, что все обошлось благополучно.

Юра с первого по десятый класс ходил в Сарыг-Сепскую среднюю школу, учился хорошо. В связи с переводом на работу в Кызыл, ему пришлось закончить десятый класс в школе № 15, которая находилась рядом с домом, в котором мы живем и сейчас. Эту же школу окончил и младший сын Олег.

ПОДВОДЯ ИТОГИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ…

Подводя итоги жизненного пути, необходимо спросить себя, что же ты сделал и какой след оставил после себя. На первый взгляд, вроде бы, ничего особенного.

В детстве, как и другие дети, рос, развивался. Затем учеба в школе. Учился и успевал по всем предметам. Были определенные трудности военного и послевоенного периода. Одним словом, как бы ни было трудно, окончил среднюю школу, получил аттестат зрелости об окончании десятилетки. Поступил в институт, через пять лет учебы успешно окончил и получил диплом о высшем образовании.

Началась трудовая деятельность, вдалеке от родных, друзей и знакомых. Все зависело только от самого себя. К этому, думаю, я был готов – с детства закален и более-менее подготовлен к трудностям. Они меня не пугали, иначе бы не поехал в далекий незнакомый Сибирский край.

Пусть мои дети, внуки, правнуки прочитают на досуге, а то они всего этого не знают. Как говорится, они об этом не спрашивают и не интересуются, а я им никогда не рассказывал. Все как-то не ко времени было.

Всем им желаю счастья. Главное – не пасовать перед труднос-тями, а они в жизни будут встречаться, надо добиваться намеченного и стараться находить выход из любого создавшегося положения, никогда не отчаиваться, действовать по обстановке. Всег-да помогать друг другу во всем, жить по уму и совести. Никогда не завидовать кому-то, надеяться, в основном, только на самого себя, стараться трудиться честно и добросовестно. Жить надо дружно, учить своих детей трудолюбию, уважению к старшим.

Считаю, что очень важно знать и помнить историю своего рода, своей семьи, чтить лучшие традиции, которые помогают остаться человеком. Мне повезло, я вырос именно на таких традициях – на уважении к старшим, заботе о младших и, самое главное – в уважении к труду, честности и добросовестности.

Подписи к фото

1. Захар ШИН с внуком Никитой.

2. Молодой специалист. 1956 год. г. Кызыл.

3. Пшеничное поле в местечке Саргал. Каа-Хемский район. 70-е года.

Захар ШИН
Фото Виталия Шайфулина и из личного архива З. Е. Шина

 (голосов: 3)
Опубликовано 12 октября 2007 г.
Просмотров: 13417
Версия для печати

Также в №40:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru