газета «Центр Азии»

Вторник, 21 января 2020 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2005 >ЦА №34 >«И ВСЁ-ТАКИ ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ»

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Даже не думал - Evanescence показали новую песню, почитайте.

«И ВСЁ-ТАКИ ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ»

Люди Центра Азии ЦА №34 (26 августа — 2 сентября 2005)

(Продолжение. Начало в №33)

bujhm_34.gif– А как вышли на развалины Верхнечаданского храма – Устуу-Хурээ?

– Занимаясь этим обследованием, я неоднократно сетовала на то, что культовых буддийских построек никаких не сохранилось. И однажды заместитель министра по строительству Кызыл-оол Монгуш, был такой решительный, инициативный человек, говорит: «А вы знаете, под Чаданом есть развалины буддийского храма».

И мы с Бугровским рванули в Чадан!

Это было в 1983 году. Приехали в Чадан, переночевали в танковой воинской части, которая тогда там располагалась, а утром поехали за город – искать эти развалины. С трудом нашли – в зарослях ивняка и облепихи: тогда оросительные канавы на лугу еще не высохли; это сейчас вокруг руин храма – пустыня. Проемы в глинобитных стенах были заколочены досками – храм использовался как загон для скота, рядом складировали совхозное сено.

ТАКОГО ХРАМА БОЛЬШЕ НЕТ НИГДЕ В РОССИИ

Мы сделали шагомерный обмер плана, сфотографировали. В Кызыле, в республиканском музее, я получила две фотографии храма, сделанные известным краеведом и основателем музея Владимиром Ермолаевым в 1925 году. Это стало основой для дальнейшей работы. Тогда же написала докладную министру культуры Серену – о том, что нужно сохранить эти руины, что возможна даже их реставрация. И в начале следующего года храм получил статус охраняемого государством памятника архитектуры.

А потом Кызыл-оол Монгуш загорелся идеей создания архитектурно-этнографического музея под открытым небом и предложил мне разработать его проект. Предполагалось разместить его в урочище Чайлаг-Алаак, в нескольких километрах к югу от Чадана, и включить в его композицию реставрированный храм Верхнечаданского хурээ. Для этого нужно было более тщательно и детально провести обмерно-исследовательские работы по всем предполагаемым экспонатам будущего музея. Это, прежде всего, руины храма: он должен был стать центром тувинского сектора музея. А так же довольно многочисленные постройки, которые должны были быть перенесены на территорию русского сектора.

И в 1984 году я с тремя молодыми архитекторами вновь отправилась в Туву.

Первая встреча с Тувой. 1976 год.В этот раз везла с собой в Верховье часы с боем, специально купленные в Москве для матушки Надежды, настоятельницы монахинь. Она попросила привезти их в наш предыдущий приезд, когда я спросила: что им нужно. «Хорошо бы в скит часы с боем, чтобы ночью можно было, не зажигая огня, знать, когда пришло время молитвы». И я такие часы ей привезла. А как они благодарили! Классическим земным поклоном, как в опере – рукою до земли.

Матушка Надежда мне тоже сделала подарок: домотканую льняную скатерть сумасшедшей красоты – красно-малиновую. Я ее берегу, не пользую, жалко стелить.

– Но идея этнографического музея под Чаданом так и осталась неосуществленной.

– Да. Ее сочли дорогостоящей, да и просто нереальной, с учетом местных особенностей. Просто сказали: «Все сожгут». Так что сегодня об этом проекте уже и говорить не приходится.

А вот проектом восстановления Устуу-Хурээ я продолжала заниматься. Теперь это кажется смешным, но тогда Министерство культуры Тувы, хоть и заключило со мной договор, но больше всего боялось получить за это нагоняй от обкома КПСС.

Знаете, каких только откликов противников восстановления хурээ я тогда не наслушалась: «Я не допущу этого: восстановить хурээ – значит усилить влияние китайских империалистов на Туву!», «Что? Эти грязные ламы? Да не то, что восстановить, а смести бульдозером до основания!» Но мы продолжали работать над проектом.

– Чем же вас так заинтересовал этот храм?

– Верхнечаданский храм для Тувы уникален. И для России уникален – таких больше нигде нет, ни в Бурятии, ни в Калмыкии.

Подлинная культовая буддийская архитектура в Туве практически не сохранилась. Все деревянные храмы в середине тридцатых годов были уничтожены. Этот, построенный в 1907 году, сохранился только потому, что нижний ярус его был из землебита. Его стены в основании – полтора метра толщиной.

Храм соединяет традиции тибетской и китайской архитектуры. Нижний ярус – это подражание тибетским каменным постройкам с их мощными, чуть скошенными кверху стенами. Верхний деревянный ярус с высокой криволинейной крышей – это от Китая. Кстати, крышу верхнего яруса достроили три года спустя после того, как храм был открыт, то есть в 1910 году. Такого храма больше нет нигде в России.

Проект реставрации этого уникального памятника обсудили в Москве, в Институте искусствознания, дали ему положительную оценку. Потом проект рассмотрел и утвердил экспертный совет Министерства культуры РСФСР. К девяносто второму был завершен рабочий проект, сделана сводная смета, где перечислены все виды работ, их объемы, стоимость.

В архитектурной части проекта детализированы все планы, разрезы, фасады, декор с шаблонами всех резных деталей, даже эскизы их покраски; в инженерной – система крепления деревянного каркаса и устройство крыши.

Я привозила сюда специалиста по строительным растворам из Ленинграда. Он взял образцы всех растворов: ленточной кладки, штукатурного слоя, обмазки. Их проанализировали и определили точное процентное соотношение ингредиентов: сколько и в каком слое песка, извести, рубленой соломы, навоза. Так что рецепт раствора есть! Все есть!

– А чего нет?

– Самой малости: денег и желания.

РАСШЕВЕЛИТЬ ЭТО БОЛОТО

– Я твердо уверена, что первично в этом кратком перечне «нет» все же желание. Если есть горячее желание, отсутствие денег – не помеха, их всегда можно найти.

Так вот, самое главное – желание действовать – вы ощутили от государственных структур в Туве?

Лихая наездница Вилля Хаславская в верховье Каа-Хема. 1984 год.– Нет, конечно. То есть на словах все, или почти все, выражают это желание. Но оно настолько зыбко и прихотливо, что с легкостью переходит в свою противоположность.

Храм Верхнечаданского хурээ имеет статус памятника республиканского значения, включен в федеральную целевую программу. В рамках этой программы Москва выделяла деньги на работы по его восстановлению. Небольшие, хотелось бы больше. Однако худо-бедно, но почти три миллиона рублей из Москвы было получено, а из республиканского бюджета не было выделено ни копейки, хотя в договоре есть положение о долевом участии в финансировании. Министерство культуры Тувы регулярно расписывается под этим обязательством, но еще ни разу его не выполнило.

– Федеральная целевая программа «Культура России», рассчитанная на 2001-2005 годы – серьезная вещь. Принята она постановлением Правительства Российской Федерации от 14 декабря 2000 года – в целях комплексного решения проблем сохранения и развития культурного потенциала страны, сохранения и эффективного использования культурного наследия народов России. И финансирование из федерального бюджета на все мероприятия этой программы было предусмотрено солидное: на пять лет – 28 миллиардов 408 миллионов рублей.

Использовало ли правительство Тувы все финансовые возможности федеральной программы для сохранения нашего культурного наследия?

– Увы, увы… Деньги выделялись не каждый год. Ведь для их получения нужно было ежегодно, в срок, отправлять заявку на следующий год и отчет о проделанной работе: куда и как потрачены уже полученные средства. А это делалось не каждый год. То опаздывали с заявкой, то с отчетом: отчитываться было не о чем – вместо реставрации храма деньги использовались на другие нужды. Каждый раз приходилось звонить, выяснять, торопить тувинское министерство культуры.

– Министры при этом сменяли один другого: одного снимали, другого назначали, третий в Думу уходил, четвертого под суд отдавали. Кстати, скольких же министров культуры вы «пережили»?

– Пятерых. Серен. Ондар. Наксыл. Данзын. Сейчас Зоя Баир-ооловна Самдан, с ней я познакомилась, приехав в Кызыл в этом году. Ну, она-то хоть не встретила меня словами: «Зачем вы приехали? Мы вас не звали!», как когда-то Ондар.

– Вы прямо наизусть всех помните, в хронологическом порядке. А действительно, зачем вы приезжаете? Деньги за проект реставрации храма вы давно получили. Ну и сидели бы себе спокойно на пенсии в Москве. Зачем вам эти хлопоты, утомительные хождения по чиновничьим кабинетам, палаточная жизнь во время проходящих в Чадане фестивалях живой музыки и веры «Устуу-Хурээ»?

Таким должен стать храм после реставрации. Макет, выполненный еще в 1989 году.– Когда Игорь Дулуш, автор проекта этого музыкального фестиваля, названного в честь храма, в очередной раз пригласил меня принять участие в фестивале, у меня не было не малейших сомнений в том, что это надо сделать. Я не могла не поехать.

Конечно, и сам фестиваль мне очень интересен – это будет третий, на котором я побывала – в качестве почетного гостя. Но, кроме того, я не могла отказаться от возможности попасть в Кызыл – в министерство культуры и другие начальственные кабинеты. Не могу сказать, что мне там бывают очень рады, скорее наоборот… Ведь когда я в Москве, то и беспокойства от меня меньше, и очень удобно списывать на меня свое бездействие.

Я знаю, как докладывается высокому начальству: сама Хаславская , мол, виновата – тормозит работу. И проекта-то вообще нет, и всю документацию она увезла, и смету раздула до астрономических объемов, а смета это, к слову сказать, составлена в 1992 году, в тех, естественно, ценах. Да и вообще она здесь мозолит глаза, чтобы себе денежек урвать.

Все это, конечно, неприятно. Однако, как гласит восточная мудрость, «собака лает, а караван идет». Для меня важно, чтобы дело не умерло. И поэтому я пользуюсь каждой возможностью, чтобы расшевелить это болото – глядишь, кроме пустого бульканья что-то полезное сделается.

Федеральная программа «Культура России» продлевается до 2010 года. Значит, сохраняется надежда на продолжение работ по реставрации Устуу-Хурээ при финансовой помощи Москвы. А из Тувы даже заявку на 2006 год не озаботились направить в Министерство культуры России. Почему-то в Москву пошла заявка на ремонт Самагалтайского хурээ, хотя это просто вновь отстроенное здание, не имеющее никакого отношения к историческому и культурному наследию. Почему министерство культуры России должно финансировать ремонт новой постройки?

Когда я узнала об этом за неделю до окончания срока подачи заявок, пришла в ужас! Пришлось звонить из Москвы в Кызыл, торопить, ведь если заявка не подается, это значит, что республика просто отказывается в федеральной программе участвовать, отказывается продолжать работы по восстановлению Устуу-Хурээ.

С трудом и велики

Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 1)
Опубликовано 26 августа 2005 г.
Просмотров: 2909
Версия для печати

Также в №34:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2020 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru