газета «Центр Азии»

Вторник, 26 сентября 2017 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2004 >ЦА №24 >ПОЧЕМУ ТЫ УБИЛ МОЕГО СЫНА, ЗЕМЛЯК?

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

ПОЧЕМУ ТЫ УБИЛ МОЕГО СЫНА, ЗЕМЛЯК?

Мысли вслух ЦА №24 (18 — 25 июня 2004)
 

 

Поиск пропавших в Туве по-прежнему остаётся делом матерей пропавших


alt– Видно, не избежать мне смерти. Но у меня есть просьба: пожалуйста, убей меня без боли! Топор, нож… Как больно, наверное, когда убивают топором…

Эти слова принадлежат герою одного из рассказов Шангыша Монгуша, открывающего небольшой прозаический сборник «Уулгедикчи» («Злодей»). Сборник увидел свет в 2001 году, когда автору было 30 лет. Спустя три года Шангыша не стало. Автор рассказа принял ту самую смерть, избавить от которой так просил его литературный герой: Шангышу Монгушу нанесли множество ножевых ранений, а голову проломили топором…

Корреспондент газеты «Хемчиктин сылдызы» («Огни Хемчика») Шангыш Монгуш пропал 19 января 2004 года: ушёл из дома в 18 часов и исчез бесследно («ЦА» №10 от 12 марта 2004 года). Казалось бы, как можно пропасть бесследно в посёлке Кызыл-Мажалык, где все знают друг друга? Тем более, Шангыша, чья семья и он сам были на виду.

altМама – Валентина Бегзиевна – уважаемый в посёлке человек: ветеран педагогики, Заслуженный работник образования Республики Тыва, учитель русского языка и литературы, выучившая не одно поколение кызыл-мажалыкцев. Последние восемь лет она ведёт в школе особый, экспериментальный, курс «Тувинская национальная культура», учит детей добрым народным традициям. Отец – Василий Дудукпенович – руководитель территориального управления Правительства РТ в Барун-Хемчикском кожууне.

Да и самого Шангыша знали в посёлке все: после окончания актёрского отделения Кызыльского училища искусств и учёбы в Санкт-Петербургской театральной академии (правда, закончить её не удалось) он три года работал режиссёром местного народного театра. А с 1995 года – корреспондентом районной газеты. Играл на гитаре, пел, любил шутки, писал заметки, юмористические, фантастические рассказы, миниатюры. Правда, никак не мог найти «золотую середину», постоянно мучился: как совместить строгий газетный язык, требующий мыслить фактами, да ещё и ограниченный малым форматом районки, с образностью и фантазией писательского труда. В посёлке его называли «наш писатель».

altИ ещё очень любил детей: приводил домой и кормил голодных поселковых пацанов, чьи родители не очень-то утруждались заботой о своих детях. Фактически заменил отца своей племяннице Айкыс, дочери младшей сестры Шенней, когда родной отец девочки – сотрудник милиции Альберт Саая, посмертно награждённый Орденом Республики Тыва, был убит в перестрелке с преступниками. Шангыш и жил с родителями на улице, названной именем погибшего зятя. На этой же улице расположен и районный отдел внутренних дел, возглавляемый Алексеем Хомушку.

Именно туда, в милицию, и бросилась мать, когда пропал сын. А дальше всё по стандартной системе поиска пропавших, принятой в МВД нашей республики. Заявление приняли, подшили, а поиски – уже дело самих матерей-отцов: пожалуйста, ищите пропавшего сына, дочь, как можете. У милиции нет ни лишних сотрудников, ни машин и бензина для поисков.

Весь этот крестный путь пришлось пройти и шестидесятидвухлетней учительнице – матери журналиста.

Вот что рассказала, обратившись в редакцию, Валентина Бегзиевна:

– Сначала от руки сама писала объявления о розыске, развешивала их по посёлку. Потом родные помогли отпечатать их и размножить. К поискам подключились все родные, друзья – мои и мужа, коллеги по работе. Замечательный в моей школе коллектив, как все они помогали нам… Хорошо, что у нас большая, дружная семья, друзья, мои бывшие ученики. А как быть тем матерям, у кого нет таких надёжных родных, друзей? Как быть простым женщинам-чабанкам, которые просто не в силах организовать такой розыск? Ох, как им тяжело. Ведь это самое страшное: ждать, отчаиваясь от того, что ты ничем не можешь помочь своему ребёнку Да, нам после нашей просьбы выделили сотрудника милиции, но даже без формы и удостоверения. И он всё спрашивал нас: а куда теперь поедем? И машину милицейскую обещали дать, если только мы в неё бензин зальём…

Искали мы везде, группами по 25-30 человек: реки, сугробы, заброшенные здания, тайга, чабанские стоянки. Искали в близлежащих районах, даже в Хакасии. Прочёсывали местность по нескольку раз: и по снегу, и когда он стаял. Даже выборы Президента России использовали: просили членов избирательных комиссий расклеить объявления о пропаже сына на избирательных участках, отвезти на дальние чабанские стоянки. Спасибо, не отказывали помочь нам в нашем горе. Машины, бензин, фонари для поиска в подвалах заброшеных зданий, питание для групп розыска – всё это нужно самим обеспечить, организовать. Объявления сами давали везде о розыске сына: телевидение, газеты – районная, республиканские. А у скольких шаманов, гадалок и ясновидящих разных национальностей я побывала, ну, хоть к кому-то надо идти за советом, раз милиция ничего посоветовать не может. Все гадавшие, человек пятьдесят, наверное, говорили разное: кто, что сын жив, что его где-то держат; кто, что его уже нет в живых и надо искать там-то. Сколько мест я изъездила, со сколькими людьми преговорила… Сколько раз надежда возвращалась, гасла и вновь возвращалась…

 Сколько раз я уже слышала такие полные боли рассказы, прерывающиеся слезами…

Отец сам составляет план поисков, разбивает город на квадраты, и сам находит труп сына в подвале недостроенного дома… Труп девочки лежит в морге, как неопознанный, а измученная мать узнаёт об этом совершенно случайно, даже не от «занятыми поисками» сотрудников милиции… Мать из села Баян-Тала, уже четыре года ищущая по республике своего сына и обивающая пороги всевозможных правоохранительных кабинетов…

Вот уже который год «ЦА» бьёт тревогу: никакой чёткой скоординированной системы поиска пропавших в республике нет – ни в МВД, ни в респрокуратуре. Нет и простейшей системы оперативного оповещения населения о пропавших. Двадцать один год (!), оказывается, уже отметила пресс-служба МВД, но за это время там так и не поняли:чем они должны заниматься, о чём и как обязаны информировать население. Немного легче работать с пресс-службой республиканской прокуратуры: по крайней мере, там сообразили взять на постоянную работу профессионального журналиста со стажем, который умеет и писать, и чётко формулировать свою мысль, и с коллегами из СМИ по их запросам работать. Однако и там проблемы, уже не зависящие от профессионализма работника: строгая дозированность общественнозначимой информации – на грани её закрытости.

Так что журналистам намного легче найти покрытую мифической «тайной следствия» информацию о том или другом преступлении, уголовном деле из других, своих собственных источников, чем через пресс-службы правоохранительных органов. Благополучно забыли в МВД РТ и респрокуратуре и о регулярных пресс- конференциях, брифингах для журналистов, на которых руководство правоохранительных органов просто обязано через СМИ регулярно информировать общество о своей работе, о проблемах и даже… об успехах. Создаётся впечатление, что наши правоохранительные органы уже махнули рукой на поддержание своего престижа, или хотя бы иллюзии престижа в глазах общества, оставив население довольствоваться сознанием того, что уровень преступности в республики был, остаётся и будет оставаться одним из самых высоких в России.

В организации системы информирования о преступлениях, розыске профессиональное журналистское сообщество – на общероссийском уровне – оказывается гораздо расторопней, чем наши правоохранительные органы.

Сообщение о пропаже Шангыша Монгуша опубликовал профессиональный журнал «Журналист»(№5). Оно включено и в раздел «Хроника беззакония», который ежемесячно готовит для этого журнала сотрудник Фонда защиты гласности Борис Тимошенко. Имя Шангыша в числе других имён погибших журналистов появилось на сайте Фонда защиты гласности (председатель фонда Алексей Симонов), в постоянно обновляемом разделе «мониторинг», где в течение нескольких лет подряд отслеживаются все случаи нарушения прав журналистов, нападений на них, их гибели. Адрес сайта www.gdf.ru В списке погибших в 2004 году – архангельский журналист Ефим Суханов; владивостокский телеоператор Фарит Уразбаев, журналист агентства «Рейтер» Адлан Хасанов, погибший 9 мая во время теракта на стадионе в Грозном. И наш Шангыш Монгуш – из барун- хемчикской газеты «Хемчиктин сылдызы».

Нашим правоохранительным органам неплохо бы поучиться у журналистского Фонда защиты гластности оперативности и ответственности.

Увы, «Бюро регистрации несчастных случаев», которое, по мнению сотрудников правоохранительных органов, должно было бы навести порядок в систематизации информации о пропавших, погибших на территории республики, способствовать целенаправленному поиску как жертв, так и преступников, так и осталось мечтой. Бюро так и не создано, и надежда на его создание в ближайшем будущем становится всё призрачней: нет денег. Однако чем больше мне приходится писать о страданиях матерей, ищущих свои пропавших детей, тем увереннее прихожу к выводу: дело не в деньгах, это просто отговорки, а в отсутствии чёткой организации работы, в отсутствии человеческой и профессиональной заинтересованности и ответственности.

Долгое время сотрудники МВД жаловались на разных совещаниях: мол, вся проблема в корыстных работниках СМИ, там деньги за публикацию объявлений о розыске требуют, как за рекламу, а милиция у нас бедная, деньги на это не предусмотрены. Неправда, не в этом проблема.

В большинстве наших газет не берут деньги за человеческое горе. А «Центр Азии» по собственной инициативе даже заключил с МВД РТ письменный договор: редакция обязуется безвозмездно, в качестве добровольной помощи в борьбе с преступностью, публиковать бесплатно предоставленные министерством объявления о розыске пропавших детей, о розыске преступников.

И что, дают информацию? Да ничего подобного! Пару раз, правда, принесли, именно принесли, потому что о таком оперативном средстве связи, как электронная почта, в нашем МВД, кажется, понятия не имеют. А уж такие понятия, как отсканировать розыскное фото, обработать его в программе «фотошоп» – и вовсе запредельны для наших спецов розыска. Редкие предоставляемые материалы подготовлены так непрофессионально, что лица разыскиваемых идентифицировать и опознать просто невозможно. Не для реальной помощи в поиске, считаю, предоставляется такая «информация», а формально, для «галочки», чтобы отчитаться: работа проводится!

А ведь чем дольше затягиваются поиски и следствие, тем больше шансов у преступников уйти от ответственности. Теряются следы, доказательства, орудия преступления, отпечатки.

Так получилось и в случае с Шангышем Монгушем. 2 мая его тело обнаружили рыбаки – километрах в трёх от посёлка, на маленьком островке на реке Хемчик, название которой носит газета, в которой он работал. Одежда зацепилась у воды за сучёк поваленного дерева, и тело не унесло дальше по течению. 5 мая его похоронили.

А в июне перед отцом и матерью правоохранительные органы ставят вопрос о необходимости эксгумации. В кожуунной прокуратуре, ведущей следствие, возникли некоторые предположения, появилась версия, проверка которой требует экспертизы крови. Но кызыл-мажалыкская судебно-медицинская экспертная служба не позаботилась о сохранении необходимого для этой экспертизы материала. И вот новые страдания для матери: из-за непрофессионального подхода к делу только что преданное земле тело требуется извлекать. И надо принимать такое трудное решение…

Два года назад газета «Хемчиктин сылдызы» организовывала соревнования по борьбе хуреш. И Шангыш предложил: «Давайте наградим не только победителя, как обычно, а и того, кто первым коснётся земли и проиграет».

И пояснил: ведь был же у тувинцев раньше обычай – на скачках награждали и ту лощадь, что пришла последней, ведь она со своим всадником не сошла с дистанции, билась до конца, как ни трудно ей было состязаться с сильными скакунами.

Предложение приняли. Парень из Баян-Тала был поражён, когда при награждении прозвучало его имя. Этот приз – проигравшему, но не сломленному, приз – символ будущих побед, с тех пор так и стали называть: «награда Шангыша». Награда слабому, который достоин стать сильным. Шангыш не любил, когда обижают слабых. Не мог спокойно видеть кровь. «Он даже в традиционном разделывании барана никогда не участвовал, даже голову отказывался держать, когда животное резали, уходил», – рассказывает Валентина Бегзиевна.

Теперь эту «награду Шангыша» вручает за сына его мама. Вот и недавно вручала – на майском традиционном слёте учителей кожууна, на котором тоже не обошлось без любимой борьбы хуреш. Её зовут и приглашают везде, участвовать и поддерживать все общественные мероприятия она считает своим долгом. Ведь она не просто учитель, она ещё и председатель местного отделения Детского фонда – на общественных началах. Она должна учить, она должна воспитывать, как бы трудно и больно ей ни было сейчас.

Только порой она ловит себя на том, что никак не может отогнать от себя горькую мысль: где-то по родному Барун-Хемчику ходит тот, кто так жестоко лишил жизни её среднего сына, её Шангыша, которого она назвала именем священного дерева. Может быть, даже проходит мимо, даже здоровается? Она не может понять: «За что? Почему ты убил моего сына, земляк?»

Герой рассказа «Злодей» избежал мучительной смерти от ножа и топора. Не криминальный рассказ написал тогда Шангыш, а трагикомическую притчу о тувинцах, чудом оказавшихся всем селом на другой планете и мирно живущих там двести лет.

За это время они благополучно забыли о том, что такое преступления. Они не пьют водки, а курят у них только мужчины после пятидесяти лет. Они не знают оружия, даже мяса не едят, а «злодеем» у них считается один-единственный человек – рыбак Багай-оол ( плохой мальчик), за то, что рыб убивает. Вспомнить о преступлениях наивным добрым людям пришлось, когда получили по космическому радио сообщение с Земли: к вам собирается проверка, вы должны соответствовать уровню Земли, а то плохо вам будет. Перепугались проверки космические тувинцы, генетически сохранившие страх пред даргаларами-начальниками, стали изучать видеофильмы с Земли, чтобы понять: как же должны они соответствовать. А фильмы – сплошь боевики.

И поняли тут добрые люди, что они отстали от жизни: не завели себе никакой преступности. Срочно построили «чёрный дом» – тюрьму и стали выбирать: кто же в неё сядет. Выбрали в «злодеи» Багай-оола и велели ему, как положено в той, «серьёзной» жизни – украсть, ограбить и убить, пострадать за всех, даже «разрешение на убийство» выписали. Страдал-страдал рыбак, да делать нечего: надо грех на себя брать, пострадать за всех односельчан.

Украл он у девушки орехи, у тётки юбку, у плотников топор, причём ограбленные сами и помогали «злодею»-неумехе. А потом долго мучился, обсуждал с местным главой: кого же выбрать на роль жертвы. Выбрал сторожа – за то, что тот беззубый и ест неаккуратно, больше придраться не к кому было. Долго обсуждали они с жертвой, как это убийство провести. И народ по простоте своей детской очень интересовался: любопытно же, как это невиданное дело – убийство – произойдёт?

Словно наивные дети в новую игру играли, но постепенно понимали: совсем не весёлая эта игра.

Понемногу и сами портиться начали: целых два пьяницы появились – самогонку стали гнать, мальчишек курящих застукали, да и срочно выбранный милиционер что-то стал слишком уж своей палкой-дубинкой махать.

Только кончилось всё в том селе хорошо: вышел на связь главный земной тувинец-дарга и сообщил, что пока не до них, своих проблем на Земле полно, откладывается проверка. Замолкло косморадио, прервалась связь. Вздохнули облегчённо добрые космические тувинцы: как хорошо, можно спокойно жить, как жили. Как хорошо, что не надо никого убивать!

…Вот такая фантастическая, смешная и грустная, притча-мечта Шангыша о добром селе и живущих в нём добрых людях, не знающих никакого зла. Где оно, такое место? Журналист и начинающий писатель не нашёл его на земле. Может быть, он найдёт его в той, другой, жизни?

Как больно, наверное, когда убивают топором…

Почему ты убил моего сына, земляк?

Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 4)
Опубликовано 18 июня 2004 г.
Просмотров: 2846
Версия для печати

Также в №24:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои будущего
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2017 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru