газета «Центр Азии»

Четверг, 18 июля 2019 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2003 >ЦА №42 >УБИЙСТВО ШКОЛЬНИЦЫ ДЛЯ НАС УЖЕ НЕ ЧП ГОРОДСКОГО МАСШТАБА?

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

УБИЙСТВО ШКОЛЬНИЦЫ ДЛЯ НАС УЖЕ НЕ ЧП ГОРОДСКОГО МАСШТАБА?

Мысли вслух ЦА №42 (17 — 23 октября 2003)

Женя ПоповаМы пишем мимо жизни. Мы живем мимо жизни.
Жизнь идет сама по себе, а средства массовой информации живут сами по себе, отражая какую-то ненастоящую, иллюзорную жизнь: предстоящие выборы в Думу, череду юбилеев-праздников-поздравлений, всевозможные совещания-заседания руководства. Об этом с болью задумалась я, когда 6 октября дети пришли из школы со словами: «А мы сдали деньги на похороны. Жене Поповой». «Кто умер у Жени в семье?» «Никто. Ее саму убили».

 В Кызыле зверски убита четырнадцатилетняя девочка – Женя Попова, выпускница 9 «Д» класса лицея № 15. И что, это стало ЧП № 1, предметом серьезного обсуждения на всех уровнях не только во властных структурах, МВД, в прокуратуре, но и во всех школах, на страницах газет? Да ничего подобного.

Женя превратилась просто в «статистическую единицу», став «всего лишь» одной из жертв 6786 преступлений, зарегистрированных в республике за девять месяцев этого года. МВД республики отчиталось на правительственном селекторном совещании 9 октября до сотых процента: «Рост преступности – 21, 18 %. Оперативная обстановка остается сложной».

Отчитались, поговорили, приняли решение с гладкими стандартными формулировками: «Предоставлять ежеквартальную информацию... Регулярно заслушивать... Освещать в СМИ...»

«Общественность пассивна» – констатировалось на совещании. Да, пассивна. Мы смирились с тем, что Кызыл, наш маленький, совсем недавно такой тихий и спокойный городок, где все друг друга знают, становится опасным для наших детей. Мы не выходим по вечерам на улицу, а если выходим, то вооружаемся баллончиками или электрошокерами. Наиболее предусмотрительные родители снабжают ими и своих дочерей-старшеклассниц.

Мы уже почти ничего не требуем от власти, милиции и прокуратуры, смирившись с тем, что наша защита и безопасность – это наше личное дело. Да и расследование, поиск пропавшего сына и дочки – тоже наше личное дело...

В одной из статей о роли общественного мнения в США я прочитала о том, как реагировал один из американских городков на смерть девочки, погибшей под колесами автомобиля по дороге в школу. Весь город выражал соболезнования и пытался как-то помочь, поддержать убитых горем родителей. Потребовали серьезного отчета у дорожной полиции, у местных властей, серьезно проанализировали: что не так на городских дорогах, как обеспечить безопасность других детей. Гибель ребенка, воспринятая как ЧП общегородского масштаба, стала предметом серьезнейшего обсуждения во властных структурах, в школах, в семьях. Пока не был найден и осужден скрывшийся с места происшествия водитель, не наведен порядок на и так почти идеальных дорогах, это было темой № 1 для всех городских газет. И ни один представитель власти, полиции не посмел уклониться от вопросов общественности и прессы, выражающей общественное мнение. Напротив, именно публикации в СМИ помогли в розыске и в профилактике дорожных происшествий.

Не очень люблю, когда постоянно ставят в пример западные образцы: вот, мол, как у них все замечательно, и какие мы по сравнению с ними ущербные. Но этот пример – как раз в тему, потому что у нас в Кызыле – все наоборот.

«Не надо будоражить», – этот ответ чаще всего слышишь в наших органах, когда пытаешься получить объективную информацию о преступлении, тревожные слухи  и разговоры о котором уже и так взбудоражили город.

«Тайна следствия», – это тоже стандартный ответ, слыша который я сразу понимаю одно: ответственный товарищ просто боится ляпнуть лишнее, взять на себя хоть какую-то ответственность, чтобы потом от начальства втык не получить. А еще за этой «тайной следствия» очень удобно скрывать свою беспомощность, бездеятельность, просчеты и ошибки.

Я, конечно, очень благодарна прокуратуре РТ, которая исключительно из уважения и доверия к «Центру Азии» дала мне хотя бы краткую, но зато точную информацию. Только все, что после долгого обсуждения решено было предать гласности, как выяснилось, известно уже всему городу – только с домыслами и слухами. А «тайну следствия» о том, что Жене было нанесено около сорока ножевых ударов, без всякой прокуратуры знали все дети, с кем я беседовала в лицее № 15.

И должны знать, считаю. Обязательно должны знать! Вдалбливать, вбивать в головы надо нашим дочерям, по собственной юной беспечности считающим, что страшное происходит только в вымышленных телеужастиках: будьте осторожны! Берегите себя! Маньяки и садисты встречаются не только в книгах и фильмах. И убивают они не каких-то вымышленных девочек, а твою соседку по парте, одноклассницу, ученицу из твоей или соседней школы.

А Женю Попову не просто убили. Над ней, судя по нанесенным ножевым ударам, еще и вдоволь поиздевались. Как же мучалась эта миловидная добрая девочка, которую я помню еще по младшим классам, где она училась с моей дочкой...

Помню по родительским собраниям и ее маму. Но как же за эти полтора месяца, прошедшие со дня исчезновения дочки, изменилась Ольга Викторовна... И все же она находит в себе силы рассказать обо всем. Рассказать ради других девочек, которые ходят по Кызылу, не ожидая от жизни ничего страшного. Мы просто не можем быть уверенными в их безопасности, пока нелюдь, совершивший такое, остается безнаказанным.

«Его обязательно надо найти. У меня нет жажды мести. Я верующий человек и знаю: Бог его все равно накажет. Но ведь он снова может повторить это... Это страшно. Это ненормальный. Нормальный человек такого не сможет сделать. Сорок ударов ножом – в руку. Чтобы просто помучить... А потом горло резать... В четыре приема...»

После смерти мужа Ольга Викторовна воспитывала дочерей одна: старшую Лену и младшую Женю. Женя не была избалована, знала, что такое трудовая копейка:  семья арендовала киоск, где продавала хлеб. Женя помогала матери, во время летних каникул сменяя ее за прилавком. Очень хотела заняться большим теннисом, но за секцию надо было платить. Волновалась: может ли семья позволить себе эти затраты. Мама разрешила: раз хочешь, записывайся, занимайся.

29 августа, когда мама видела дочку в последний раз, Женя как раз собиралась записаться в секцию – после обеда. А утром, в восемь часов, ушла в школу, хотела поговорить с педагогом, а потом купить тетради и ручки. Мама дала дочке 230 рублей на покупки, проводила.

Больше она свою Женю не видела. Даже в гробу и в морге. Потому что в морг, на опознание, ее просто не пустили: такое не для материнских глаз. Женечку родные смогли опознать только по одежде и зубам.

В тот же день, 29 августа, вернувшись с работы домой в 21 час, мама забила тревогу: Женя раньше никогда не задерживалась, всегда приходила домой вовремя, как обещала. Стала обзванивать подруг, одноклассников – безрезультатно. И уже в 22 часа она была в милиции – написала заявление об исчезновении дочери.

Очень удивило маму отношение: «Да что вы так волнуетесь, погуляет и придет!» Но заявление у нее приняли. Выделили даже специального оперуполномоченного – Алексея Кукарина, которому Ольга Викторовна очень благодарна: он действительно неформально отнесся к поискам: бегал по городу, опрашивал одноклассников, учителей. Именно бегал, потому что у нас только бандюги на «Джипах» разъезжают, а милиция их пешком ловит – проблемы у нее вечные и с транспортом, и с бензином.

Так что, если, не дай Бог, придется вам столкнуться с подобной ситуацией, знайте: транспорт для поисков ребенка вы должны обеспечить сами, объявление-ориентировку тоже написать сами,  потом сами должны отнести его с фотографией на телевидение, расклеивать на заборах, сами должны выделить кого-то из неработающих родных и посадить его круглосуточно дежурить у домашнего телефона – принимать сообщения: вдруг кто-то, увидев фото, откликнется, узнает, что-то подскажет. И ездить по городу, на дачи, на окраины вы тоже должны сами. Все это и пришлось самостоятельно делать матери вместе с родственниками.

На телеобъявление родных о розыске горожане откликнулись, и Ольга Викторовна очень благодарна этим неравнодушным людям. Но все оказалось напрасным: выяснилось, что видели просто другую, похожую девочку.

Думаю сейчас: если бы УВД Кызыла сразу же после заявления само распространило фотографию Жени по всем газетам, наверняка, гораздо больше откликнулось бы людей, тех, кто узнал бы пропавшую, что-то смог бы подсказать, ведь фото в газете – постоянное напоминание, могущее оживить в памяти даже случайную встречу. Но нет такой практики в нашем УВД. Элементарной практики. Время было упущено. «Женя как сквозь землю провалилась...» – мама долго молчит. – Но она ведь очень осторожная была. Никогда бы с незнакомыми не пошла, в машину бы не села. Значит, кто-то знакомый был или насильно затащили...»

6 сентября рыболовы из Баян-Кола нашли в протоке Енисея сумку с паспортом. Новые паспорта – со специальной пленкой на страничке с фамилией, она не размокла. Поэтому мужики, причитав имя: Евгения Олеговна Попова и вспомнив, что видели ее по телевизионной «бегущей строке», сразу же доставили сумку в милицию. Но мать еще надеялась, что дочка жива, что ее где-то держали насильно, что ее можно спасти…

Она продолжала поиски и надеялась, даже когда тело Женечки уже лежало в морге, как неопознанное. Его 27 сентября обнаружил в пяти километрах от Усть-Элегеста, на берегу Енисея рыбачивший там Анатолий Калягин, к которому потом, уже после похорон, вместе с родными съездила Ольга Викторовна: поблагодарила за то, что сразу же заявил в милицию, да и потом ходил, беспокоился – увезли ли тело, ведь где-то есть родные, которые ищут пропавшую. Он показал и место, где нашел тело… Убийца надеялся, что Енисей все скроет.

Вот ведь как получается: посторонние люди помогали всем, чем могли, чтобы облегчить матери страшную муку – муку неизвестности. И совершенно непонятно, почему тело Женечки три дня пролежало в морге, как неопознанное, и никто из следственных органов на сообщил матери об этом. У морга что, никакой связи с милицией и прокуратурой нет?

«Как такое может быть? 29 сентября ребенка в морг привезли. Нам о том, что она в морге лежит, только через три дня случайно знакомые сказали… – у Ольги Викторовны в голове не укладывается такое. – Ведь не одно же это наше горе. И другие теряются – и дети, и взрослые, матери не спят ночами… Человек в розыске – и такое отношение. И получается, что находящихся в розыске родные должны и сами искать везде, и все сами делать…»

Дело об убийстве Жени Поповой ведет следователь по особо важным делам прокуратуры РТ Ренат Амиров. В прокуратуре меня заверили, что дело под особым контролем прокурора республики Камиля Кудряева.

Впрочем, мы уже привыкли к этой дежурной фразе «особый контроль» и не очень-то обнадеживаемся на ее счет. У нас все – «на особом контроле». На бумаге и в отчетах. А в жизни…

Очень прошу вас, родители и учителя: дайте прочитать этот материал своим детям, обсудите его на уроках. Жизнь жестоко показывает: не алгебра и физика – главные уроки школьной программы, а «Основы безопасности жизнидеятельности» – ОБЖ, как именуют этот предмет дети, относясь к нему по сих пор с юмором, как к чему-то несерьезному.

Но что может быть серьезнее жизни?

…Женю похоронили 7 октября. 1 ноября ей исполнилось бы 15 лет.

Надежда АНТУФЬЕВА

 (голосов: 1)
Опубликовано 17 октября 2003 г.
Просмотров: 3290
Версия для печати

Также в №42:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2019 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru