газета «Центр Азии»

Суббота, 18 января 2020 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2003 >ЦА №30 >Отражение нашего будущего мы видим в глазах молодежи

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Мьюзикхант- дмитрий полиенко братск. MusicHunt.pro

Отражение нашего будущего мы видим в глазах молодежи

ЦА №30 (25 — 31 июля 2003)

Есть ли мир и согласие в нашем обществе? О каком счастье мы мечтаем? Что значит для нас понятие «Родина»? На эти и другие вопросы ответило поколение, которое сейчас получает образование. Газета «Центр Азии» провела анкетный опрос учащейся молодежи в рамках проекта «Люди Центра Азии: через понимание – к согласию».

Начиная с эпохи перестройки и в 90-ые годы мы настолько увлеклись переустройством сегодняшнего дня, что потеряли всякие очертания будущего. Мы смутно представляем себе, куда идем.

В этом перевернутом с ног на голову мире, а именно такой стала жизнь для старших поколений, мы пытаемся найти какие-то ориентиры для того, чтобы чувствовать себя спокойнее. Вспомнили о традициях, с которыми успешно боролись в советское время вплоть до уничтожения служителей разных культов. Вернулись к религии, кто искренне, кто демонстративно. Вспомнили о некогда имевшейся государственности республики. Также припомнили старые обиды, чтобы было на ком сорвать раздражение. От интернациональной дружбы перешли к делению, к возвеличиванию одних национальностей в противовес другим.Вся наша жизнь наполнилась новыми смыслами и новыми столкновениями.

Но если старшим пришлось переламывать себя, то молодежь наша подрастает уже в этом новом мире – мире осколочных понятий, поменявшихся смыслов, растерянности взрослых и непонятного будущего. Новое поколение не имеет той стройной мировоззренческой системы, которая когда-то поддерживала в трудные времена их родителей, ведя через лишения к светлой коммунистической цели.

Нынешняя молодежь фактически сама собирает и формирует свои «понятия по жизни». Ей неважно, что вещает СМИ, она не сильно интересуется актуальными социальными процессами, предпочитая развлекательные программы и чтиво, из ныне действующих политиков она может знать только имена первых лиц, политические игры взрослых волнуют ее только, если касаются ее непосредственно. Часто она думает и говорит штампами, которыми ее пичкает реклама. И это страшно. Ведь общество может изменить свой облик буквально за 15-18 лет. Достаточно дать другое образование и другое воспитание подрастающему поколению. Это подсчеты социологов.

Куда и как мы идем? А главное – с чем? Наше желание поговорить с молодыми о том, что волнует их, и попытка учесть пожелания для тематик нашей газеты, привели эту акцию к раздумьям о прошлом, настоящем и будущем.

Три сотни мини-сочинений

Если выразиться сухим языком социологического отчета, то в течение марта – мая 2003 года мы провели анкетный опрос трехсот респондентов в возрасте от 15 до 25 лет. Можно сказать и так: мы поговорили с тремя сотнями юношей и девушек и получили триста мини-сочинений.

В анкете было 34 вопроса, большинство из которых содержало «открытый» ответ, то есть пустое поле для самостоятельного ответа. Без готовых вариантов, без подсказок. Это усложнило обработку данных и подсчеты, но дало большую пищу для размышлений. Мы надеемся: вписывая ответы на вопросы, молодежь сама задумалась о том, что лежит за мимолетностью дней.

С нами общались учащиеся средних и высших образовательных учреждений г. Кызыла, Пий-Хемского кожууна, а также городов Красноярска, Новосибирска, Иркутска, Улан-Удэ, Бишкека, Москвы, Санкт-Петербурга, Туркестана, Анкары и Стамбула. «Засаянские» тувинские студенты могли отвечать с помощью интернета, посылая свои ответы электронной почтой.

87,6% наших респондентов родились в Туве. Девушек в опросе было несколько больше – 54,2%, тогда как юношей – 45,8%. Тувинцы представлены половиной отвечавших – 50,6%, русских было 41,1%. Ответы представителей остальных национальностей в дальнейшем при подсчете были отнесены к ответам русских отвечавших. В этом специфика опросов в Туве. Главное отличие мнений находится на этом «водоразделе»: тувинцы и представители других национальностей, в основном, русские.

Семейный оптимум

Отвечавшие нам юноши и девушки оказались, в основном, из семей, насчитывающих три-четыре и более человек. Более трети (42,8%) живут с родителями, братьями, сестрами в семьях по 5-6 и более человек.

Любопытно, как они при этом определяют свою семью: большая, средняя она или маленькая. Большинство тех, кто живет в семье из четырех человек, считает, что у них средняя семья. Иметь одного брата или сестру – нормально, а семьи в пять человек и более уже квалифицируются как большие, превышающие норму.

Особенно интересны эти расклады, если взглянуть на национальные отличия. У тувинцев идет разнобой ответов. Кто считает, что его семья в четыре человека средняя, для кого-то пять – «средняя», но есть и склонные определять последнюю как «большую».

Традиция многодетности, которой славились тувинцы, уходит в прошлое, и современные представления об оптимальных размерах семьи становятся нормой для будущих мам и пап уже с детства. Что это значит? А это значит, что демографическая ситуация в Туве, и так уже изобилующая статистикой абортов и детской смертности, не имеет перспектив большого роста.

Территория конфликтов?

Жизнерадостная молодость на вопрос о друзьях отвечает оптимистично: «Да, у меня много друзей». Так считают 68,0% наших респондентов. Лишь 26,3% считают, что у них немного друзей. В основном, это связано с процессом взросления: в подростковом возрасте друзьями считаются все, с кем общается ребенок в школе и во дворе. В старшие студенческие годы количество друзей уменьшается, проходит, так сказать, естественный отбор жизни. И это нормально.

Наиболее распространённые причины конфликтов

Пьянство Непонимание Бытовые проблемы Финансовые проблемы Национализм Ревность и зависть Безработица
23,6% 20,5% 11,5% 10,0% 6,3% 3,6% 1,0%

Прим.: Участники опроса могли отмечать несколько вариантов ответов одновременно.
Благодаря своей дружелюбности большая часть нашей молодой аудитории (56,8%) считает, что столкновения интересов людей вокруг них, конфликты бывают, но их не так много. Много конфликтов наблюдает треть – 33,1%. И одна десятая (10,0%) вовсе не наблюдает конфликтов в своем окружении. Всего о конфликтах, таким образом, упоминает 89,9%.

Очень печально, но на вопрос о причинах постоянных конфликтов окружающих людей наиболее популярный ответ – «Пьянство». Так считают 23,6% респондентов. «Зеленый змий» является хронической болезнью нашего общества и не может не наполнять молодые души тревогой и печалью.

Из прочих причин, на которые указали наши отвечавшие: непонимание (20,5%), бытовые и финансовые проблемы (11,5% и 10,0% соответственно), национализм (6,3%), ревность и зависть (3,6%), безработица (1,0%) и прочее.

Есть один важный нюанс. Представители русского населения Тувы видят больше конфликтов вокруг себя. Если тувинцев, говорящих о конфликтах вокруг себя, насчитывается 53,5%, то у русских это число возрастает до 61,4%.

Это не значит, что русские живут в каком-то другом, неспокойном мире. Местные русские острее переживают негативные явления в Туве. Подкреплены эти опасения, и даже страхи, исторической памятью. Несмотря на вековой опыт нормального сосуществования на одной территории мы уже имеем прецедент, когда ухудшение социально-экономической жизни привело к межнациональной напряженности в начале 90-х годов.

Что бы и кто бы ни являлись причинами и поводами событий тех времен, новое ухудшение жизни может снова толкнуть простого обывателя к необоснованным обвинениям в адрес соседа с другим цветом волос и разрезом глаз. «Они – чужие, пришлые, значит, они виновны в наших проблемах», – такое предубеждение, ни на чем не основанное, лежит где-то в подсознании части тувинцев. Это наполняет жизнь людей некоренной национальности чувством незащищенности.

Живущие «на чемоданах»

Этим же чувством незащищенности можно объяснить разницу мнений по вопросу: «Есть ли напряженность в отношениях между представителями разных национальностей в Туве?».

55,8% из всех трехсот отвечавших признали в этом непростую ситуацию. При этом четко ответили «Да, есть» – 38,6% тувинцев и вдвое больше – 76,1% русских. Жители коренной национальности менее всего сталкиваются с этим, поэтому не задумываются над проблемами, связанными с национальностью человека. Это типично для всех регионов России, где проживает титульный этнос как доминирующий.

Несмотря на то, что сегодня ситуация внешне стабильна, все же вопрос актуален. Только точнее будет говорить не о межнациональной напряженности, а о дистанции – социальной и культурной, как определяют этносоциологи.

Именно эта дистанция с самого начала проникновения в Туву на рубеже 19-20 веков приезжих позволила сохранить тувинцам во многом свою самобытность. По сравнению с другими народностями, почти полностью утратившими свои имена, свою религию и даже физический антропологический облик, тувинцы имеют то, чему представители других малых народов даже завидуют: язык, территорию, традиции, верования, свой богатейший хоомей и многое другое, из чего складывается замечательное слово – культура.

Это естественное противостояние ассимиляции. При этом народ, живущий здесь веками, не только сохраняет чувство «своих», но и держит в некотором напряжении «чужих». Держит потомков тех, кто некогда приехал в Туву, в ощущении жизни «на чемоданах». «Это не наша земля, мы здесь не защищены, поэтому при возникновении проблем, по возможности мы уедем», – таково подсознательное чувство большинства (не всех, конечно) представителей некоренных национальностей.

Хорошо это или плохо в целом для общества Тувы? На этот вопрос нельзя дать однозначный ответ. Тувинцы сохранили более всех народов России свою традиционность. К таким выводам приходят культурологи. Они считают, что в России в русский культурный мир из двух сотен этносов менее всего интегрированы два народа – тувинцы и цахуры (горный Дагестан).

Однако, у медали есть оборотная сторона. Тувинское общество еще не научилось быть открытым. Чтобы понять это утверждение, надо выехать в более развитые регионы России (не говоря уж о других странах), потом вернуться в Туву и оглядеться по сторонам.

Стоит ли бить головой об асфальт?

Как предотвращать ссоры, конфликты? Это задача, конечно же, разноплановая, как и вся общественная жизнь. Она не имеет единого решения, какой-то универсальной формулы.

Теоретически молодежь представляет, что надо разрешать ссоры мирными беседами (17,4%), терпеливыми и спокойными действиями, отношением (16,3%), поисками компромисса (12,7%) и так далее. Но на практике разрешимо ли это? Вся человеческая история показывает, что нет. Мир полон столкновений разных интересов, которые приводят от частных споров к целым вооруженным столкновениям, к войнам.

Конечно, не дело, если конфликт разрешать способом «головой об асфальт», как предложил один респондент, или «выдать всем по бутылке водки, если одну поделить не могут», по мнению другого.

Но вот на мнение ничтожно малого 1,0% отвечавших мне бы хотелось обратить ваше внимание: «Надо воспитывать детей, а взрослым дать работу». Вы видите в этом рациональное, конструктивное зерно? Лично я вижу. Потому что в нем заложено решение не сиюминутное, а перспективное. Предложение просто до банальности, однако гораздо эффективнее других, если действительно брать его на вооружение при разработке долгосрочной социальной политики государства.

Футурофобия

ЧЕГО БОИТСЯ НАША МОЛОДЁЖЬ?

НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЁННЫЕ ОТВЕТЫ,%

Потерять близких людей Войны,криминала,насилия Болезней Смерти Будущего
17,8% 14,8% 12,0% 8,6% 6,2%
Прим.: Участники опроса могли отмечать несколько вариантов ответов одновременно.
Когда речь заходит о самых больших страхах, то национальные особенности перестают иметь значение.

Мы задали вопросы: «Боишься ли ты чего-нибудь в жизни?» и «Если боишься, то чего?». Большинство (79,0%) отвечавших призналось: «Да, боюсь».

Страхи молодых связаны, в первую очередь, с общечеловеческими представлениями о благополучии. Потерять близких людей боятся 17,8%; войны, криминала, насилия – 14,8%; болезней – 12,0%, смерти – 8,6%.

Среди других страхов прозвучали: потусторонний мир; непонимание; ссоры, зависть, ненависть; армия (естественно, ее боятся юноши); высота; материальное неблагополучие; конец света; собаки, животные, насекомые; темные улицы; одиночество; алкоголизм, наркомания; не поступить в институт, вылететь из института; и даже просто – неожиданности.

Удивило то, что боятся просто будущего – 6,2% молодежи. Хотя с другой стороны ничего удивительного здесь нет. Реальных очертаний предстоящего не видят даже взрослые. Мы все можем испытывать чувство страха перед неизвестным будущим – футурофобию. В этих настроениях мы успешно догнали Запад, который устами американского публициста Элвина Тоффлера заговорил о футурошоке еще в 1970-х годах.

В этих глобальных страхах перестают быть значимыми выпячивание своей национальности, своего образования, своего статуса. Мы все – люди, и мы хотим жить мирной жизнью рядом со своими близкими, не хотим болеть и хотим светлого ясного будущего.

Индивидуальные счастья

Что же представляется для молодежи счастьем в полном смысле этого слова? Мы дали возможность помечтать и сформулировать свои желания. И снова получили наборы общечеловеческого значения.

Самыми популярными стали щедрые на размах мнения: «Когда всем окружающим хорошо, когда всё хорошо» – 21,6%; «Спокойствие, радость, любовь» – 20,0%; «Когда у человека есть все, что ему необходимо» – 18,4%. В последнее слово «необходимо» старательно сложены, как в чемоданчик, образование, деньги, семья, карьера.

Мечты остальных лишь распределены по отдельным пунктам близкого содержания: счастливый брак, понимание, здоровье, отсутствие войны, работа и прочее.

Молодежь желает быть счастливой, и это счастье более всего можно назвать прагматичным, сконцентрированным на человеке. Старшие поколения, вы помните мечты революционные (о свершении мировой революции), мечты строительные (через четыре года здесь будет город-сад), мечты комсомольские (чтобы молодежь всей земли пошла за нами), мечты идеологические (вперед – к победе коммунизма)? Чувствуете разницу?

Нынче у молодежи другие, не коллективные представления о счастье. Мечты в принципе не отличаются друг от друга, но уже связаны прежде всего с обстановкой, окружающей самого человека, вертятся вокруг него. Мы идем к рассыпанию общества, к индивидуализации.

Скользящие границы Родины

Представления о Родине считаются одними из основных в системе мировоззрения человека.

Со времен распада Союза и кризисных девяностых годов обществоведами была отмечена особенность: люди регионов при слове «Родина» стали говорить, прежде всего, о своей местности (республике, крае, области, населенном пункте) и лишь затем в целом о государстве. Произошло смещение в иерархии, которую некогда возглавляло государство. Помните: «Мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз»?

Мы задали общий вопрос «Что для тебя значит «Родина»?», не уточняя «малая» или «большая». Нынешняя молодежь Тувы считает, что Родина – это «место, где ты родился, к которому ты привык» (27,3%). Это наиболее распространенный ответ.

Юноши и девушки, в основном, тувинской национальности, чаще всего добавляют к этому также слово «Тува». Или даже эмоционально утепленные: «Мой народ», «Мой дом, моя земля» и «Моя любовь, моя боль».

Примечательно, что Родиной назвали «Россию», «страну», в основном, представители русской национальности.

В этих скользящих границах представлений о родной земле заключен очень важный момент. А именно: от этого строятся планы дальнейшей судьбы молодого поколения республики. Об этом далее.

Нехватка 500 лет капитализма

Как молодежь смотрит на окружающую общественную обстановку? Главное, какой она видится? Ведь увещевания взрослых – это одно, определения политиков – это другое. Совсем иное дело – настрой тех, кому предстоит входить в эту жизнь.

Был задан вопрос: «Какими словами ты охарактеризуешь общественное настроение в целом в республике?». И предложены несколько вариантов качественных прилагательных в паре, например «бурное – спокойное» и т.д. Также попросили добавить свои варианты.

Отмечены были все предложенные варианты (жизнь противоречива во всех проявлениях). Но была и отдельная закономерность. Вторая половина парных прилагательных, а именно – негативная, оказалась все же более популярной. Таким образом, наша молодежь считает, что в Туве обстановка более равнодушная (38,9%), нежели оживленная (20,5%); более пессимистическая (20,5%), чем оптимистическая (11,5%).

В связи с этим интересны ответы и на такой вопрос: «Какие из общественных ценностей поддерживаются и развиваются в Туве?». Предложены слова: «демократия», «свобода слова», «согласие», «мир», «свобода вероисповедания», «право на жизнь», «право на отдых», «право на труд» и другие. И, естественно, дана возможность вписать свои варианты.

Более всего голосов получили «свобода вероисповедания» (42,1%), «право на жизнь» (37,3%), «свобода слова» (35,3%) и «право на отдых» (29,5%).

Снова можно отметить, что предпочтение отдано правам и свободам индивидуального характера. Молодежь не видит системы коллективных ценностей в нашем обществе.

Собственно смысл рынка в том и заключается: дать свободу самовыражения. Правда, наши свободы пока не слишком-то конструктивны. Нет для этого достаточной почвы. Или, как выразился один из респондентов: «У нас за спиной нет 500 лет развития капитализма». И это, действительно, так. Из сплоченного социализма мы ударились в индивидуализированный псевдо-капитализм.

Манкурты по-айтматовски

В рассыпающемся обществе с утерянными коллективными представлениями о благе перспектива развития все же зависит именно от самих жителей. Не от правительства, хотя оно, конечно, инструмент исполнения воли народа. А от людей. Так считает 32,3% отвечавших на вопрос: «Кто должен налаживать жизнь в республике?».

За плодотворное сотрудничество правительства и народа ратует 15,2%. На правительство целиком возлагает надежды 14,7%. Это наиболее распространенные ответы.

Для того, чтобы уточнить позицию молодых, был задан еще более конкретный вопрос: «Зависит ли от тебя лично дальнейшее развитие Тувы?». Здесь мы получили любопытнейшую картину.

Большинство тувинцев (79,2%) ответили прямо: «Да, зависит», остальные 2,9% - «Нет, не зависит», 15,8% – «Затрудняюсь ответить».

Ответы представителей молодежи русской национальности: «Да, зависит» – 39,8%, «Нет, не зависит» – 23,9%, «Затрудняюсь ответить» – 36,3%.

Если тувинцы считают себя творцами истории Тувы, то большинство тувинских русских не думает об этом.

Поэтому становится понятным, когда обнаруживаются планы: 72,3% тувинцев, окончив учебу в высших учебных заведениях, собираются работать дома, а 62,5% русских – уедут за пределы республики.

Это хорошо, когда люди коренной национальности желают участвовать в улучшении жизни своей малой родины, готовы работать дома.

Те тувинцы, которые не собираются возвращаться из-за Саян (25,7%), чаще всего говорят об этом желании как о временном: «Наберусь опыта, заработаю денег и потом вернусь». Это правильно, если родной уголок земли всегда будет жизненным ориентиром человека. Ведь для тувинцев семья, родственники, род, родной город, село и даже маленькая чабанская стоянка – это ценности, заложенные многовековыми традициями почти в гены. Тот, кто не оборачивается на земли предков, считается человеком без души, без сердца, без памяти… Манкуртом по-айтматовски.

Но тревожит факт «чемоданных» настроений других молодых жителей Тувы – некоренной национальности. Ведь они тоже здесь родились и тоже являются жителями нашей республики. Это и их земля, их народ, их общество.

Печально, но их желание уехать объясняется такими причинами: «В Туве нечего делать», «Там больше возможностей, перспектив», «Там интереснее и спокойнее жить», «В Туве трудно жить из-за национальных проблем» и даже «Не люблю Туву»…

«Турецкие» тувинцы

Скажу отдельно о тех 8% респондентах нашего опроса – тувинцах, получивших образование и обучающихся в Турции.

Я предлагаю считать их совершенно особой социальной группой в составе молодежи Тувы. Наблюдая за ними и беседуя, в частности, в Москве, где проживает маленькая, но сплоченная группа «турков», не перестаю удивляться их деловитости. В каком-то смысле их можно назвать тувинцами будущего.

Не буду говорить о бывшем Тыва-Турецком лицее, юридические проблемы которого привели к скандальным публикациям в республиканской прессе, проверкам и переименованию. Это последовало за волной подобных «разоблачений» по всей России, где функционируют образовательные учреждения, основанные при сотрудничестве с Турцией. Это дело политики.

Хочу лишь отметить тот факт, который давно остается без особого внимания даже ученых. Тувинская культура в составе России уникальна, так как имеет в своей основе два важных духовных стержня, ориентированных на… два геополитических центра мирового развития. У нас культура имеет разнонаправленные в этом смысле язык и религию. И данное обстоятельство дает особые возможности для социального развития.

По языку тюркской языковой семьи тувинцы близки к тюркским народам. А, как известно, ныне на лидерство в тюркском мире успешно претендует Турция. Нашим детям легче адаптироваться в той иностранной образовательной среде, которая является почти западной, но в то же время восточной. Поэтому мы имеем уже не один десяток специалистов (которые к тому же стихийно перетягивают своих друзей на учебу туда же), имеющих непосредственный, и бесценный, опыт жизни и общения с людьми одного из центров развитой экономики.

Однако, по религии тувинцы тяготеют к буддийско-тибетскому миру, не столь развитому экономически, но с многовековыми традициями духовной культуры. Сравните, к примеру, калмыков и бурят – буддистов, языки которых относятся к монгольской семье языков. У них вся культура ориентирована на буддийский монголо-тибетский мир.

Наши дети, успешно выдерживающие экзамен на выживание в Турции, все же сохраняют чувство культурного отличия и не растворяются в мусульманской среде полностью.

Они даже становятся в Турции более тувинцами, чем были ими дома. Но тувинцами особыми: открытыми миру, владеющими языками, не пьющими, сдержанными, аккуратными. Этим невозможно не заразиться от прагматичных и сдержанных мусульман-турок. Они умеют работать и ценить свой и чужой труд.

«Турецкие» тувинцы, конечно же, после такой школы жизни почти не удерживаются в нынешней Туве, они рассеяны по свету. Но почти все мечтают о возвращении и применении своих знаний в родной республике. Когда Тува будет готова принять и использовать опыт таких специалистов? Пока же этого не видно, они не востребованы.

Молодежь и «Центр Азии»

Отрадный факт (для редакции «ЦА»): при общей социальной пассивности 37,0% молодежи временами читают нашу газету, а еще 14,1% - делают это регулярно. Или бумажную версию, или интернетовскую. Для «засаянской» публики «ЦА» в интернете является окном домой, о чем время от времени студенты с благодарностью нам пишут в гостевой книге.

В основном, наша молодая аудитория знакомится со всеми рубриками подряд, не выделяя что-то особо. Некоторое предпочтение отдается «Встречам в Центре Азии», «Новостям» и «Интернет-окошку».

Книгу «Люди Центра Азии» (один или два тома) читали 24,7% наших отвечавших. Почти всем она понравилась. Особо отметили читатели интервью с Сергеем Шойгу, Галиной Гостевой, Диной Оюн, Натальей Ажыкмаа-Рушевой, Людмилой Волошиной, Валерией Куулар, Степаном Щербаковым. Чем привлекли эти герои? Откровенностью, простотой, стремлением к хорошему, всей своей жизнью. Даже иллюстрации понравились.

Прозвучали просьбы проинтервьюировать еще новых героев. Молодежи интересно узнать о жизни мэра Кызыла Дмитрия Донгака, знаменитого спортсмена Аяса Монгуша, а также просто представителей разных сфер и учреждений: прокуратуры, журналистики, образования, Госкоммолодежи. Интересны иностранцы, сотрудничающие с тувинцами; знаменитые выходцы из Тувы, живущие сейчас за ее пределами.

В отношении некоторых названных имен следует пояснить. Дело в том, что интервью с ними уже публиковались в газете и вышли в книгах. Это Монгуш Кенин-Лопсан, Шериг-оол Ооржак, Татьяна Верещагина, Галина Гостева.

Все ваши другие предложения будут учтены редакцией при планировании дальнейшей работы.

Пусть вас не удивляют порой большие выводы маленького опроса. Они вытекают не только из цифр, но и подпитываются многочисленными заметками «на полях», оставленными нашими отвечавшими на анкетах, отдельными письмами, общением, наблюдениями.

Без прошлого мы не имеем будущего. Однако, если бывшее советское общество отказалось от прежних идеалов и пытается наверстать капиталистическое упущенное путем новой ломки жизни, то как в этой ситуации строить планы?

Речь идет не о политическом, экономическом планировании, а о социальной основе нашего развития. Социальной, значит, человеческой. Человеческой не абстрактной, а конкретной. Заключенной в мыслях о жизни и мечтах, еще незрелых, таких переменчивых, но порой поразительно точных и наблюдательных школьников, студентов, молодых специалистов.

Слушаем ли мы их, когда формируем долгосрочные государственные программы и строчим статистические отчеты? Умеем ли мы вообще разговаривать как поколение с поколением? Не организовывать мероприятия для отчета, а общаться? Чтобы не поучать, не наказывать и не осуждать младших, а видеть в их глазах и словах отражение себя и своего будущего.Понимаем ли мы, что мир вокруг нас безвозвратно изменился? Нам в этих переменах важно не отстать от России и всего мира и одновременно при этом важно понять друг друга, сохранить самих себя.

Благодарю за техническую помощь в интернете веб-мастера Алексея ОЮНА (г. Эскишехир, Турция, www.enesay.com).

Чимиза ДАРГЫН-ООЛ, кандидат философских наук

 (голосов: 0)
Опубликовано 25 июля 2003 г.
Просмотров: 3066
Версия для печати

Также в №30:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2020 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru