газета «Центр Азии»

Среда, 21 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2002 >ЦА №5 >Николай ЯДРОШНИКОВ: «Скажите правду о нашем отце»

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Николай ЯДРОШНИКОВ: «Скажите правду о нашем отце»

Люди Центра Азии ЦА №5 (25 — 31 января 2002)

 

Николай ЯДРОШНИКОВ: «Скажите правду о нашем отце»Вопрос: Вы арестованы за шпионскую деятельность. Признаете ли себя виновным?

Ответ: Да, признаю себя виновным в том, что я действительно являюсь агентом японской разведки, существующей в ТНР...

 

 

Выстрел в песках

 

И этот вопрос, и этот ответ в протоколе допроса гражданина СССР Ядрошникова Николая Илларионовича датированы одним числом – 12 апреля 1939 года. Но если обвиняемый впервые собственноручно подписался под чудовищным обвинением именно в этот день, то вопрос спецуполномоченного МВД ТНР Ечкалова впервые прозвучал 22 ноября 1938 года. Сто сорок один день и сто сорок ночей понадобилось изощренным следователям МВД, чтобы сломить волю бывшего красного партизана – выбить у него нужные признания.

Ядрошников, по воспоминаниям очевидцев, на всех допросах вел себя дерзко, сходу отметал все обвинения следователей, отказывался ставить подписи под глупыми, как он говорил, протоколами допросов. И непрестанно слал объяснительные записки и заявления в адрес руководства МВД с просьбой разобраться в существе дела и снять с него нелепые обвинения в контрреволюции и шпионаже, позорящие его имя честного труженика. Послания эти из гулаговских застенков остались без ответа. Лишь два из них были приобщены к делу – те, которые, по мнению ретивых следователей, лили воду на мельницу обвинения.

Собственно, в роли обвинителя выступал один человек – все тот же Ечкалов. Это он сочинил донос на Ядрошникова, который, якобы, был колчаковцем, первым сподвижником Кайгародова, вожака белогвардейского карательного отряда в Монголии, и даже «сам лично расстрелял предcтавителя Коминтерна Чупина». Свой клеветнический донос в МВД ТНР Ечкалов подписал 14 ноября 1938 года, а неделю спустя сам же вынес постановление о предъявлении обвинения Ядрошникову.

Процитируем несколько строк из него:

«Я, спецуполномоченый МВД Ечкалов, рассмотрев поступивший материал на гражданина СССР Ядрышникова Николая Илларионовича (прим.: в некоторых материалах дела фамилия пишется через «ы»),

НАШЕЛ:

что Ядрышников Николай Илларионович […] был тесно связан с главарями контрреволюционной шпионской организации, так же выполнял поручения шпионского характера, а поэтому.

ПОСТАНОВИЛ:

гражданина СССР Ядрышникова Николая Илларионовича [...] привлечь к уголовной ответственности в качестве обвиняемого по ст. 11 Уголовного закона ТАР, а мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей при внутреннем изоляторе МВД».

Из всех дел в отношении репрессированных по политическим мотивам, с которыми мне пришлось ознакомиться по роду своей прокурорской работы, это обвинение является самым нелепым, одиозным. Построено оно на показаниях одного лица – спецуполномоченного МВД ТНР Ечкалова. Он же и доносчик, он же и следователь, он же и обвинитель. И его обвинительное заключение станет единственным «доказательством» вины подсудимого для внесудебного органа – «тройки», которая на своем получасовом заседании приговорила Ядрошникова к расстрелу. Постановление так называемой судебной коллегии при МВД ТНР было подписано лишь одним ее председателем – министром внутренних дел Товарищтаем. Самого же протокола судебного заседания в деле нет.

Но зато есть один весьма важный документ – акт от 13 июня 1939 года:

«Мы, нижеподписавшиеся, министр внутренних дел ТАР Товарищтай, прокурор ТАР Лопсан-Самбу и спецуполномоченный МВД ТАР Терещенко, сего числа в 10 часов вечера привели в исполнение решение судебной коллегии МВД от 9 июня 1939 года в отношении приго­воренного к высшей мере – расстрелу Ядрошникова Николая Илларионовича».

И под актом размашистые подписи ни в чем не сомневающихся людей: революционное дело свершилось, враг народа наказан!

…Помню, в начале девяностых годов, когда одного из самых активных участников политических репрессий в Туве привезли на предполагаемое место казни Ядрошникова и многих других ни в чем не повинных людей, с ним стало плохо: не выдержало сердце. Не буду называть его фамилии: живы его дети, есть внуки, правнуки – каково будет им и их родным узнать горькую правду об отце, деде, пра­деде?! Дети не отвечают за действияи поступки своих родителей. По уверениям старожилов, на месте бывших песчаных карьеров, где приводили в исполнение постановления внесудебной «тройки», теперь стоит Кызыльский аэропорт.

Чем руководствовались Ечкалов, Товарищтай – теперь можно только догадываться. Незадолго до описываемых событий прошли громкие судебные процессы по делам контрреволюционной шпионской организации в ТНР, а затем и расстрел ее «главарей» – Председателя Совмина Чурмит-Тажы, Председателя Малого Хурала Хемчик-оола, Государственного прокурора ТНР Кара-Сала Пиринлея и других высокопоставленных лиц народной республики. Волна шпиономании буквально захлестнула тувинское общество, власть предержащим и их сподручным всюду мерещились контрреволюционные заговоры, и они неустанно требовали революционной бдительности.

В таких условиях донос в МВД, пусть даже анонимного характера, мог стать роковым для любого гражданина ТНР. На этот раз жертвой клеветнического оговора стал еще один ни в чем неповинный человек. Мало сказать, неповинный – заслуженный человек: бывший красный командир, принимавший активное участие в революционном движении монгольских аратов, а затем и в боевых операциях партизанского отряда в Туве под руководством С.К. Кочетова.

 

Кто вы, агент ЯДРОШНИКОВ?

 

Вопрос, вынесенный в подзаголовок, вовсе не является калькой с известного выражения: «Кто вы, доктор Зорге?» («...герр Штирлиц?»). Да, Николай Илларионович Ядрошников долгое время являлся агентом, но не шпионской, а вполне мирной профессии – торговой. Сегодня таких людей называют коммивояжерами, а в бытность Ядрошникова – просто комиссионерами, еще проще – торговыми агентами и уж совсем обыденно – перекупщиками.

Еще не выйдя полностью из подросткового возраста, Николаша (как его звали среди купцов) поступил в услужение к известному в начале XX века алтайскому торговцу Смирнову. Фактории его находились, в основном, в Монголии, и Ядрошников выехал вместе с купцом в неведомый для него край. Постепенно он постиг купеческую науку, узнал монгольские обычаи, традиции, разговорную речь, письменность, стал желанным гостем в аратских юртах. Доверчивых покупателей не обсчитывал, торговал грамотно, прекрасно зная и удовлетворяя массовый спрос на традиционные товары, и потому улясутайские и кобдинские араты охотно гнали свой скот в фактории молодого перекупщика в обмен на столь необходимые товары.

В годы гражданской смуты в России и Монголии Николай был мобилизован в отряд белогвардейского офицера Кайгородова в качестве переводчика. Насмотревшись карательных акций этого бывшего колчаковца против революционно настроенных аратских масс, Николай Ядрошников решительно переходит на сторону монгольских партизан.

Возглавив один из отрядов, он затем вместе с ним примыкает к партизанам известного красного командира Байкалова, показывая при этом образцы личного мужества, стойкости и геройства. Вот как повествуют о том строчки документа: «...В разное время тов. Комбу-Батор (Ядрошников), не щадя своей жизни и своего имущества, показал действительные примеры храбрости в боях с белобандитами [...], пережил все опасности того момента, участвовал в историческом почетном революционном деле [...].

Благодаря усилиям вот таких храбрецов, наше аратское население пришло к спокойной и счастливой жизни. Если бы не твердость, с какой боролись партизанские отряды, то эти массы были бы пищей белобандитов, у которых единственный путь – это грабежи, насилия и убийства аратского населения. И я считаю, что внесение всех приведенных материалов в анкету тов. Комбу-Батора будет действительно отражением его деятельности».

Это строчки из удостоверения, заверенного Полномочным представителем МНР в ТНР Саяты и официально переданного в 1933 году «Почтенному Тувинскому Народному Правительству», которое издало постановление о перерегистрации партизан в стране.

Документ этот приобщен к материалам дела Н.И. Ядрошникова, испещрен красными пометками – любимым цветом «отца всех народов» и его верных служак. Но даже несмотря на эти важные документальные свидетельства, следствие строило все свое обвинение против Ядрошникова на колчаковской – ложной – версии!

Закончился монгольский период биографии Комбу-Батора трагически. Нет, сам он остался цел и невредим, хотя дважды в смелых вылазках в стан врага был схвачен белобандитами, приговорен ими к казни, но – не иначе в рубашке родился – оба раза уходил из-под расстрела.

Выдалось небольшое затишье между боями, наведался Ядрошников к своей семье на Алтае. Пятерых детишек к тому времени нажили они вместе с супругой Любой – жить бы да радоваться. Но нагрянула беда откуда и не ждали: дифтерия одного за другим унесла четверых мальцов. Остался в живых лишь грудной сынишка Сашка. Что творилось в душе красного командира, одному Богу известно. Вернулся к своим друзьям-монголам и снова ринулся в бой – с того большого горя всюду смерти искал, лез в самое пекло, но смерть обходила его стороной. Вот тогда-то монголы, удивленные его бесстрашием, и нарекли красного командира легендарным именем – «Комбу-Батор» – «Храбрый Богатырь».

Улеглись волнения в монгольских степях, и судьба привела Николая Илларионовича в горный тувинский край. Вместе со своими верными друзьями влился он в партизанский отряд Сергея Кочетова. Отличился в Тарлакшынском бою, участвовал в разгроме Бакича под Атамановкой, подавлял мятеж феодалов на Хемчике. Жизнь вел беспокойную, боевую, кочевую – не слезал с коня. Но вот и в Туве закончилась гражданская смута, началась мирная жизнь в самопровозглашенной народной республике. Вчерашние кочевники, подоткнув полы шуб, засучив рукава, принялись за строительство нового быта. Поодиночке трудный жизненный перевал не одолеть – начали араты сплачиваться по примеру русских колонистов: объединяться сначала в потребительские союзы, а затем – в производственные аратские объединения, товарищества по совместной обработке земли – ТОЗы.

И вновь Ядрошников – на переднем крае. Пригодилась немалая купеческая школа, вместе с другими энтузиастами принялся он создавать потребительскую кооперацию в сумонах да хошуунах. Возникли хошкомы в Чадане, Шагонаре, Туране. Передвижные лавки-палатки и торгово-закупочные юрты появились чуть ли не в каждом сумоне. Комиссионеры-поставщики на ходу перенимали опыт Ядрошникова, можно сказать, добирались со своими товарами до каждого худона. Торговля, как когда-то в Монголии, шла на уровне простого обмена (бартер по сегодняшним меркам): ты мне – скот, я тебе – товар.

Мясо забитого скота в обмен на российские товары шло в счет экспортных поставок. Их объем из года в год возрастал. Чтобы выполнить напряженные планы мясопоставок, Ядрошников не раз и не два командировался в соседнюю Монголию для формирования гуртов, табунов и отар с целью их перегона за Саяны. Друзья-араты охотно шли навстречу новым заботам бывшего красного командира, помогали, как могли, в его беспокойной работе.

Появилась нужда в централизованном управлении кооперативным движением – возник в Кызыле Тувинский центральный потребительский союз (сокращенно «Тувинценкооп»). Он удачно соединил в своей работе опыт российской потребительской кооперации с местными, тувинскими кооперативными началами.

В 1934 году участники общего собрания коллектива «Тувинценкоопа» обратились в Совмин ТНР и ЦК ТНРП с патриотическим письмом. Вот несколько строк из него: «Дорогие товарищи Чурмит-Тажы и Тока! Мы, кооперативные работники [...], заверяем вас, как вождей тувинского народа [...] в том, что [...] под вашим руководством всю свою работу направим на развитие производительных сил страны [...], укрепление независимости, самостоятельности ТНР».

Вместе со всеми дружно голосовал за принятие письма и Николай Илларионович. Пройдет всего лишь несколько лет, как один из тех, к кому он со своими коллегами обращался с этим письмом, станет жертвой палачей тувинского ГУЛАГа, а спустя несколько месяцев после тех событий горькая участь постигнет и самого Ядрошникова.

«Кто вы, агент по кличке «Комбу-Батор»? Японский шпион?» – задаст свой первый вопрос спецуполномоченный Ечкалов.

Молох сталинских репрессий при молчаливой поддержке высшего руководства ТНР примется за свою зловещую работу.

Но сначала Ядрошников встретит новую подругу жизни, совьет с ней крепкое семейное гнездо, обзаведется четырьмя дочерьми – познает счастье любящего мужа и отца.

 

(окончание в следующем номере)

 

Ольга Бузыкаева, старший помощник прокурора РТ.

Фото из семейного архива Ядрошниковых

(«Центр Азии»

№5, 25 января 2002 года)


 (голосов: 1)
Опубликовано 1 февраля 2002 г.
Просмотров: 4053
Версия для печати

Также в №5:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru