газета «Центр Азии»

Пятница, 14 декабря 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2002 >ЦА №38 >Открытие Догээ-Бары: уникальным курганам на Вавилинском затоне грозит уничтожение

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Открытие Догээ-Бары: уникальным курганам на Вавилинском затоне грозит уничтожение

Заковыристый вопрос ЦА №38 (13 — 19 сентября 2002)

Открытие Догээ-Бары: уникальным курганам на Вавилинском затоне грозит уничтожениеВ № 35 "ЦА" было очень подробно и интересно рассказано о раскопках на кургане Аржаан-2. А что за раскопки введутся совсем рядом с Кызылом- в районе дач на Вавилинском затоне? А.Оюн

Семь километров от Кызыла. Степь, окружённая невысокими каменистыми горами, тополиные рощи по берегу Бий-Хема. Величие и простор. Эта обширная долина, именуемая по-тувински Догээ-Баары («подножие горы Догээ»), место упокоения древних кочевников, с недавних пор стала объектом редкостного по масштабам и интереснейшего по результатам археологического исследования.  Проводимые здесь работы, конечно, не столь сенсационны, как аржаанское чудо, однако с научной точки зрения кое в чём не уступят ему. Достаточно сказать: при обследовании долины было обнаружено свыше пятидесяти сохранных памятников, и за тринадцать лет раскопано и изучено 25.

Начались здесь работы в 1990 году. Странно: хотя археологи давно, много и плодотворно работали в Туве, но почему-то группа курганов, расположенных в десяти минутах езды от столицы республики, долгое время оставалась вне поля их зрения. Об археологических богатствах долины Догээ сообщил петербургским учёным энтузиаст тувинской археологии Владимир Тамба. Как раз в те годы начинал свою научную деятельность в Туве Константин Чугунов, ныне прославившийся раскопками Аржаана-2. Экспедиция организовалась, работа закипела, обустроилась жизнь лагеря археологов на Вавилинском затоне. Десять лет (1990-2000 гг.) экспедицией руководил Чугунов, а после того, как начались раскопки на Аржаане, его дело у подножия горы Догээ продолжил его друг и коллега Сергей Хаврин.

Тринадцать лет работы археологической экспедиции на одном и том же месте – срок чрезвычайно большой, тем более, что объект исследования – не древний город или поселение, а группа погребальных сооружений, на языке археологов – могильник. Причём конца и краю экспедиционным трудам – не видать. Такая длительность – следствие чрезвычайного богатства и разнообразия памятников, разбросанных по всей долине. Здесь представлены все эпохи, почти все культуры,  бытовавшие на территории Тувы. Наследие эпохи ранней бронзы, петроглифы второго тысячелетия до н.э., мощные скифские курганы с глубокими могильными ямами и деревянными срубами, погребальные сооружения хуннов, уйгуров и тюрков, средневековые захоронения. Пожалуй, впервые у учёных появилась возможность проследить в деталях процесс смены обрядов и обычаев, особенности материальной культуры сменяющих друг друга народов Центральной Азии в их взаимодействии, в едином комплексе.

Экспедиция Чугунова и Хаврина все эти годы работала с величайшей тщательностью, не гонясь за сенсациями, стремясь извлечь максимум информации из исследуемых памятников. К работам были подключены специалисты разных областей науки. Найденная в курганах органика подвергалась радиоуглеродному анализу, с останками погребённых работали антропологи (проводился и хромосомный анализ), спилы брёвен срубов изучали дендрохронологи из научных центров Новосибирска и Красноярска. В лаборатории Государственного Эрмитажа осуществлялся спектральный анализ догээ-баарской бронзы. Обнаруженные в могильных ямах следы пыльцы исследовали специалисты-палинологи. Спил прекрасно сохранившегося бревна одного из могильных срубов стал эталоном для создания дендрологической временной шкалы: его изучали и изучают более чем в 100 лабораториях мира. Комплексный подход дал возможность многое уточнить и пересмотреть в датировках, выстроить достаточно полную картину исторического развития древних кочевников, не оставивших о себе сведений в произведениях письменности.

Результаты исследований курганов Догээ-Баары – своего рода учебник по археологии Центральной Азии. Однако остаётся открытым вопрос: будет ли он дописан до конца? Памятникам прекрасной долины грозит постепенное уничтожение. Многое уже уничтожено, погублено безвозвратно. Если ехать от Кызыла по трассе на Кара-Хаак, то справа от дороги, ещё в черте города, видны обширные карьеры. Когда-то здесь дымил кирпичный завод, глину для него добывали экскаватором тут же, в степи. Невозможно даже точно определить, сколько курганов было разрушено при этом. Позднее, в самом конце восьмидесятых годов, часть земли в долине была отведена под дачи. Дело благое, однако, никто не озаботился при этом обеспечением сохранности исторических памятников. Начавшаяся распашка курганов, собственно, и подтолкнула археологов к немедленной организации экспедиции в 1990 году. Копать приходилось в первую очередь не те курганы, которые вызывали наибольший научный интерес, а те, которым разрушение грозило в первую очередь.

Собственно говоря, так дело обстоит и сегодня. Пожалуй, ситуация стала ещё острее: кроме дачников, в долине появились другие землепользователи, земля сдаётся в аренду и в субаренду, распахивается под овощные и картофельные поля. Арендаторы распахивают один курган за другим, и не всегда по злому умыслу: они просто не знают, что скопление камней, обнаружившееся неожиданной помехой на их участке, представляет собой ценнейший памятник культуры, кладезь незаменимой информации о прошлом.

В минувшем и в этом году археологам пришлось бросить все свои силы на раскопки цепочки невысоких курганов, к которым уже со всех сторон подступили картофельные поля. Когда работы закончились, учёные согласились друг с другом: обнаружена новая археологическая культура, аналогов этим курганам нет. Представьте себе: под насыпью из каменных плит, в ямах глубиной около 2 м – широкие срубы, брёвна которых почти полностью уничтожены мощным огнём. Следы дёрна на остатках деревянного пола говорят о том, что древние строители этих погребальных сооружений, соорудив могилу, подсыпали в неё землю и затем оставляли открытой на долгий срок. А затем, совершив погребение, принеся в жертву баранов, кости которых в порядке сложены в углах, закрывали сруб, оставив лишь узкий вход и выход, как бы каменные воротики, глядящие на север и юг. И после этого поджигали подземное жилище покойника. В одном из курганов были обнаружены куски шлака, образовавшегося, по-видимому, при расплавлении какого-то минерала. Температура при этом должна была зашкаливать за тысячу градусов. Огромный огненный факел вырывался из земли посередине ровной степи, озаряя склоны горы Догээ.

В погребениях мало вещей: что-то уничтожил огонь, да и вообще создатели этого странного обряда, по-видимому, не считали нужным богато обставлять заупокойный дом усопшего, как это делали их аржаанские предшественники. Однако реконструкция и осмысление особенностей курганов Догээ-Баары-23, 24 и 25 приводят к интереснейшим выводам. В них присутствуют как бы два разных обряда: что-то родственное древним скифам; что-то более позднее, известное из археологической культуры завоевателей 2-1 вв. до н.э. – сюнну, или хуннов.

Курганы эти датируются примерно вторым веком до н.э. Видимо, странные смещения религиозного сознания, мерцающие в мрачноватом свете бьющего из подземной могилы погребального факела, стали следствием драматических событий, ознаменовавших конец скифской эпохи в Центральной Азии. Остатки разбитых и раздробленных скифов, прямых или косвенных потомков аржаанских царей, испытали нашествие суровых южан-сюнну, были покорены ими. Мужчин, надо полагать, завоеватели перебили, женщин взяли в жёны. На этом огненно-сумрачном фоне сложилась новая культура, новые представления о здешнем и о загробном мире, новый погребальный обряд. Переходная культура, по-видимому, просуществовала недолго: курганов, подобных трём последним догээ-баарским, как уже говорилось, пока ещё археологи не встречали. Тем более уникальны они. И тем более страшно, что неведомое число подобных и других памятников уничтожается, унося в небытие информацию о прошлом человечества.

А ведь для того, чтобы избежать разрушения исторической памяти всего-навсего требуется последовательное исполнение закона. Каждый курган – по закону же – является подохранным памятником, и любое его повреждение карается законом. Так – на бумаге. А на деле – в Туве, которую поистине можно назвать археологическим заповедником под открытым небом, до сих пор отсутствует сколько-нибудь эффективная служба охраны памятников. Созданная как раз для этого Археологическая служба Тувы не обладает никакими реальными полномочиями и никакой материальной базой для того, чтобы отслеживать попытки разрушения курганов и уж, тем более, пресекать их. Давно пора обеспечить эту структуру хотя бы минимумом людей, минимумом техники для того, чтобы она могла нормально функционировать. Давно пора приступить и к созданию подохранных зон. Долина Догээ-Баары как раз могла бы стать (возможно, наряду с районом Аржаана) такой заповедной зоной.

В этом году сезон археологических работ на Догээ-Баары закончился. Петербургские учёные вернутся в лагерь на Вавилинском затоне на будущий год. Исследования продолжатся. Нужно спешить спасать погибающее знание. Выручать музу истории Клио из цепких рук небытия - Сатурна.

Анджей Иконников-Галицкий

 (голосов: 0)
Опубликовано 13 сентября 2002 г.
Просмотров: 3453
Версия для печати

Также в №38:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru