газета «Центр Азии»

Понедельник, 21 октября 2019 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 2002 >ЦА №21 >Обреченные?

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Обреченные?

Люди Центра Азии ЦА №21 (17 — 23 мая 2002)

Сейчас правительство России начало поднимать наконец-то вопрос о беспризорных детях. И в Туве они есть, хотя это не характерно для Тувы. Испокон веков ребенок для тувинцев был маленьким божеством, ему поклонялись как маленькому Будде. Но времена изменились и изменилось, как это не прискорбно, отношение тувинцев к своим детям. Мне тоже пришлось столкнуться с детьми-беспризорниками, поговорить с ними.

Этих двух мальчиков я встретила еще до нового 2002 года, но они до сих пор периодически показываются в нашем подъезде, видно, что им здесь понравилось: люди выносят объедки, а то и целый ужин. Спали они на площадке прямо под моими дверями на пятом этаже, сначала на откуда-то раздобытом матраце. Но после того, как они пожили у нас в подъезде полмесяца, их матрац кто-то выбросил на первый этаж, тем самым выгоняя детей на 40-градусный мороз.

Одеты мальчики были вполне по-человечески, не в лохмотьях свисающих, правда, Буян в те декабрьские дни был обут в кроссовки. Что удивило, они вежливо здоровались со взрослыми людьми, живущими в этом подьезде. Это как-то подкупало, хотелось с ними поближе познакомиться и расспросить про их житье-бытье.

И в один день я, вооружившись ручкой и блокнотом, вышла на лестничную площадку, уселась к ним на матрац, и мы начали наш разговор. Правда, когда я представилась, они вначале замялись, опасались, что их узнают друзья, прочитав газету. Но разговор уже пошел.

– Как вас зовут и сколько вам лет?

– Куулар Буян. Мне – 11 лет.

– Санчаар Монгуш. Мне – 13.

– Откуда вы, мальчики?

Санчаар: Я из Сосновки. У нас была на "Пионере" однокомнатная квартира по Кочетова, 143. Там жили мама, шестилетняя сестренка, десятилетний братик и я. Еще мамин брат. Задолжали за свет, газ. Нас хотели выселять. Потом квартиру продали за 100 тысяч, 50 тысяч ушло за долги. Мама в Сосновку переехала летом 2001 года. Брат живет в дальнем Каа-Хеме, сейчас уехал в Сосновку. В этом подъезде ночую уже пять дней.

Я из Сосновки. У нас была на "Пионере" однокомнатная квартира по Кочетова, 143. Там жили мама, шестилетняя сестренка, десятилетний братик и я. Еще мамин брат. Задолжали за свет, газ. Нас хотели выселять. Потом квартиру продали за 100 тысяч, 50 тысяч ушло за долги. Мама в Сосновку переехала летом 2001 года. Брат живет в дальнем Каа-Хеме, сейчас уехал в Сосновку. В этом подъезде ночую уже пять дней.

Буян: Мои родители живут здесь, то есть они мне не родители, а бабушка с дедушкой. Меня вырастила бабушка, я ее зову мамой. А маму родную зову по имени: Чечена. Чечена переехала в Чадан, а бабушка живет здесь в Кызыле, в трехкомнатном частном доме живут бабушка и отец, то есть дедушка. Отец – инвалид. Чечена меня увезла в Чадан и била. Если не понимал домашнее задание, то била постоянно. Один раз даже скалка сломалась. Била резиновой палкой.

– В школе учитесь?

Санчаар: В прошлом 2001 году учился в школе №15, в третьем классе...

Буян: Учился в прошлом году в школе №2, в пятом классе. Закончил удовлетворительно. А в первом классе был отличником. Не знаю, где теперь буду учиться. В Чадан не хочу. Чечена будет бить. Однажды меня сильно по голове ударила своим кольцом, когда обувался, пнула и еще с лестницы тоже вниз пнула. Я там в Чадане только две-три недели прожил. Она сказала: здесь будешь жить. А я не хочу к ней.

– А почему на улице оказались?

Санчаар: Я дома несколько дней не ночевал.

Буян: Мы пришли к Санчаару домой, а там уже железная дверь поставлена была... Тувинцы купили.

Санчаар: Они нам и сказали, что мама переехала в Сосновку. Мы с Буяном родственники. Моя мама – родственница его бабушки.

Буян: Братик попросил варенье открыть, я открыл, а оно разлетелось по всей комнате, даже по потолку. Я испугался, что будут бить, и убежал из дома. Я постоянно убегаю из дома - бьют. Однажды милиция поймала и отвезла домой, но бабушка не стала бить, а дала два куска хлеба с вареньем и уложила спать.

– И что, за все это время с лета ты не видел свою маму, Санчаар?

Санчаар: Осенью видел. Когда ее вызвали, чтобы меня забрала из детприемника, 32 дня прожил в детприемнике.

– И что, за все это время с лета ты не видел свою маму, Санчаар?

Санчаар: Осенью видел. Когда ее вызвали, чтобы меня забрала из детприемника, 32 дня прожил в детприемнике.

– Она тебя не забрала?

Санчаар: Она приехала и сказала, что искала меня в морге. Я не знаю, любит меня мама или нет. Потом сказала, чтобы я убежал от милиционеров. И я убежал, но не поехал вместе с ней, как хотела она.

– А маме сколько лет? Ты отца своего знаешь?

Санчаар: Маме 33 года. Своего отца не знаю. Ни разу не видел, живой он, умер – не знаю. А отец брата умер в Чадане.

– А ты, Буян, знаешь своего отца?

Буян: Нет, родного отца не знаю.

– А вас в какие-нибудь приюты не определяли?

Санчаар: Несколько дней пожили в Бай-Хаакском приюте (прим. Центр реабилитации дезадаптиовнных детей на ул. Бай-Хаакская). Не любим там жить – никуда не отпускают. И мы сбежали, хотя там в день четыре раза кормят. Я один раз в приюте был, два раза в детприемнике.

Буян: Там есть "карцер", нас там наказывали, когда поймали курящими. Что там хорошо – это чисто, разные полотенца есть: руки вытирать и, отдельно, ноги.

– Откуда на пропитание берете?

Санчаар: Здесь на лестничной площадке живем уже дней пять. Иногда картошку выносят поесть. Что-нибудь сладкое хочу: торт, шоколад, мармелад. Картошка надоела. В прошлом году Новый год встретил в подъезде на Детском мире, какая-то бабушка торт вынесла. Подрабатываем на заправке около "Башни", в день получается рублей 10-20. Если целый день работать, то рублей 100 можно собрать. На 60 рублей можно купить хлеб, сок, банан, еду. На 50 рублей: сигареты, хлеб. Мне надо 80 рублей заработать на дорогу в Сосновку.

Санчаар: Здесь на лестничной площадке живем уже дней пять. Иногда картошку выносят поесть. Что-нибудь сладкое хочу: торт, шоколад, мармелад. Картошка надоела. В прошлом году Новый год встретил в подъезде на Детском мире, какая-то бабушка торт вынесла. Подрабатываем на заправке около "Башни", в день получается рублей 10-20. Если целый день работать, то рублей 100 можно собрать. На 60 рублей можно купить хлеб, сок, банан, еду. На 50 рублей: сигареты, хлеб. Мне надо 80 рублей заработать на дорогу в Сосновку.

Буян: На заправке больше всего денег дают армяне: по 5 рублей. Меньше всего тувинцы: только 1-2 рубля, русские дают когда как: то 5 рублей, то 1 рубль. Один раз подъезжала машина президента Ооржака – нам дали 10 рублей.

– А у коммерсантов ничего не таскаете? Я слышала, что есть какая-то воровская мафия, которая собирает дань с таких вот мальчиков, как вы?

Санчаар: Мы не воруем, но знаем, кто ворует. Есть тут один, меня в лицо пнул, а Буяна затащил в "Найырал" и там отобрал деньги, которые мы заработали на хлеб. Хорошо, Буян 10 рублей в рукаве спрятал.

Санчаар: Мы не воруем, но знаем, кто ворует. Есть тут один, меня в лицо пнул, а Буяна затащил в "Найырал" и там отобрал деньги, которые мы заработали на хлеб. Хорошо, Буян 10 рублей в рукаве спрятал.

Буян: Дима своровал однажды из магазина "Шанс". Но потом, правда, милиция на Востоке отпустила его. Соколов Димка (Циклоп) на крытом рынке в люке живет. Родители его живут в Ближнем Каа-Хеме. Пьют. Нет, никто у нас не собирает деньги, у нас нет такого – воровской мафии. 10 рублей друга, которые были у меня, отобрали. Другие пацаны у коммерсантов обувь, одежду могут своровать и сразу надеть сами же. На деньги, которые своровал, можно себе брюки купить. Мы на Агрофирме яблоки воровали. А однажды Димка и Игорь обворовали капитана милиции по делам несовершеннолетних, когда она привела их домой: они потом с мужем начали пить, а Димка с Игорем своровали у них, когда они уснули, медовое крепкое, одно легкое и Балтику-9.

– Как собираетесь дальше жить? Не всю же жизнь в подъездах проведете?

Буян: Завтра попробую домой, но если опять начнут бить, сбегу.

Буян: Завтра попробую домой, но если опять начнут бить, сбегу.

Санчаар: А я что буду делать, если ты уйдешь?

– У вас будут семья, дети? Как вы представляете свою будущую взрослую жизнь?

Буян: Я буду шофером, пассажиров возить между Чаданом и Кызылом. У меня будет двое детей: одна девочка, один мальчик.

Санчаар: Я, когда вырасту, в спецназе буду работать, всяких хулиганов ловить. У меня будут близнецы. Они, конечно, будут помогать: полы мыть, посуду.

Я, когда вырасту, в спецназе буду работать, всяких хулиганов ловить. У меня будут близнецы. Они, конечно, будут помогать: полы мыть, посуду.

– А пить будете в своей взрослой жизни?

Буян: Я буду маленько пить. Как бабушка, которая падает, до такого состояния не буду пить.

Санчаар: Две-три стопки буду пропускать. И курить буду.

Буян: Ты же в 7 лет начал курить. А я в 9 с половиной начал курить. Я буду жить в среднем достатке – мафиози не буду.

Что ждет этих детей? Детей, которые учатся в лицеях и принимают участие в олимпиадах, ждет светлое будущее. Одаренных детей Республиканской школы искусств ждет большая сцена. А эти дети? Куда они попадут? Кто их где ждет с их недетскими проблемами? Неужели им уготовано место на той же свалке за чертой города и неужели они тоже будут собираться, как все городские бомжи за Домом печати – у мусорных контейнеров? Эти бомжи там собираются с 7-8 часов утра, жгут бумагу, всякий мусор, чтобы согреться. Греются не только от костра, но и с утра пораньше где-то раздобытой бутылкой технаря, которую пускают по кругу. Неважно, сколько лет рядом стоящему соседу – здесь равны все. Очень словоохотливым был Демир-оол Ооржак:

– Я уже пять лет бомжую. Жена умерла, я спился. Дом отдал родственнику. Там не живу, что мне делать среди маленьких детей. Лучше я на улице буду жить. Бутылки собираю, и на это покупаю хлеб. Почему государство какую-нибудь ночлежку не откроет, вот евангелисты хорошие, открыли для нас бесплатную столовую на авторынке, где можно по средам и пятницам один раз горячий суп похлебать. А почему желтая религия такого не организует, ведь пожертвования они принимают все равно. Мне 50 лет, никакой пенсии не получаю. Так и умру на улице...

Кажется, что между этими людьми, выброшенными за борт жизни, и живущими нормально, имеющими работу, квартиру стоит большая баррикада. И по другую сторону баррикады из мусора стоят обреченные на молчаливую голодную смерть, оказавшиеся за чертой бедности многие жители республики. По ту сторону – тоже обреченные... Обреченные на равнодушие, безразличие.

Что же ждет вас, Буян и Санчаар?

Раля КАМА

 (голосов: 0)
Опубликовано 17 мая 2002 г.
Просмотров: 3015
Версия для печати

Также в №21:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2019 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru