газета «Центр Азии» №35 (26 августа — 1 сентября 1999)
Люди Центра Азии

Урана Ондар: Историю надо переписывать: самым древним народом оказываемся мы – тувинцы

26 августа 1999 г.

УУрана Ондар: Историю надо переписывать: самым древним народом оказываемся мы – тувинцырана Ондар, кандидат биологических наук, заведующая кафедрой общей биологии и лабораторией генетики Тувинского государственного университета стала «Человеком Года-98» в области науки.

Читатели – участники опроса газеты «Центр Азии» «Человек Года» – отметили ее вклад в проведение уникального республиканского конкурса родословных «Древо рода: откуда я? кто там?», популяризацию идеи: человек должен знать своих предков, свою историю, без этого он – не человек.

Но мало кто знает о сенсации, связанной с именем Ураны Николаевны. Просу­щест­во­вав всего только один год, возглавляемая ею лаборатория генетики при кафедре об­щей биологии Тувинского госуниверситета пре­поднесла нам в 1998 году приятный сюрприз: ее совместная работа с Институтом общей ге­не­тики РАН (г. Москва) привела к сенса­цион­ному открытию об удивительной гене­тической связи между тувинцами и индей­цами Америки. Тувинцы оказались пред­ками индейцев!

Урану Николаевну Ондар я попросила сна­­чала рассказать о предыстории этой ра­боты, то есть… о том, как она сама стала ге­­не­тиком. Упорно попытавшись вся­чес­ки умол­чать о себе, Урана Николаевна, наконец, со­гласилась.

– Урана Николаевна, расска­жите, пожалуйста, как вы стали генети­ком?

– Закончила в 1981 году чаданскую шко­лу № 1. В Кызыл приехала поступать вместе со своей сестрой-близняшкой Чеченой. Вы­би­рали вузы с целевыми местами, так, чтобы учиться вместе. Выбрали Ленин­градский уни­вер­ситет: я – биологию, она – торговлю. По­сту­пили. Окончила университет я в 1987 году.

На третьем курсе, когда надо было идти на специализацию, я решилась на генетику, ведь в Туве не было таких специалистов. Генетика – это очень сложный предмет, фун­дамент биологии, который трудно и изучать, и преподавать.

После университета поработала на Стан­ции юннатов замдиректором. Там у меня был кру­жок генетики. Когда перешла на работу в Кы­зыльский пединститут, заведующей ка­федрой биологии была Раиса Федосеевна Пе­трова, уважаемый мною человек. На меня сразу взва­лили разные-разные биологи­чес­кие дис­ци­плины. Ассистировала всем нашим ведущим пре­по­дава­телям: Раисе Федосеевне Петровой, Юлии Семеновне Назаровой, Ла­ри­се Кара-Са­ловне Будук-оол, Николаю Гри­горьевичу Дуб­ровскому. Все они, особенно Ли­лия Кыр­гыс­овна Аракчаа, по­стоянно под­тал­ки­вали меня к продолжению учебы, самосо­вер­­шен­ство­ва­нию, и я реши­лась поступать в ас­пирантуру, имея на руках грудного ребенка – второго сына.

Я поехала с семьей в Москву, защитила кандидатскую диссертацию на тему «Гормо­нальные мутанты у растений (арабидопсис)» на кафедре генетики МГУ в 1996 году. Ас­пи­­рантура – это и тяжелый труд, и здо­­ро­вье, но, с другой стороны – это такая роман­ти­­ка!

Сейчас в нашей преподавательской иерар­хии я старший преподаватель. Для полу­че­ния должности доцента надо написать мето­дич­ки, у меня есть наработки, но пока по­дожду, чтобы дать возможность другим пре­по­давателям прой­ти тоже эту иерархию.

– Чем сейчас занимается лабора­тория генетики?

– У нас есть несколько направлений в работе. Прежде всего, это преподавательская ра­­бота, обучаем население грамоте.

– Какой грамоте?

– ОУрана Ондар: Историю надо переписывать: самым древним народом оказываемся мы – тувинцысновам генетики. У нас ведь этого не все знают. Обучаем разные аудитории, наби­раем группы. Напри­мер, в Институте усо­вер­шен­ствования учи­телей чи­таем лекции по совре­мен­ной генетике, есть курсы для школь­ни­ков. Без этого не­возможно разго­варивать с обычным человеком. А ведь науч­ные иссле­до­вания – это исследования преж­­де всего са­мого человека.

В научном плане для нас важно сей­час ос­воить генетические исследо­вания на рас­тении арабидопсис из семейства крес­то­цвет­ных, лучшем объекте для изуче­ния: быстро размножается, растет везде. Он нам необхо­дим и для иллюстраций, чтобы не объяс­нять генетику на пальцах. У нас в лабо­ратории мы выращиваем его, скрещиваем.

Кроме этого, другое наше направление – ге­­не­тическое изучение человека в Туве. А что та­­кое генетическое изучение? Это ра­бо­та с ДНК. Начали изучать генофонд жи­телей Ту­вы. По государственной про­грамме, кото­рую при­няло наше прави­тельство в 1993 году, каж­дая семья должна иметь свою ге­неало­ги­ческую карту – генетический паспорт. Нас, как ге­не­тиков, интересуют и смешанные браки: ту­винцев с русскими и предста­вителями дру­гих национальностей.

– Кстати, как вы относитесь к таким бракам с точки зрения гено­фонда на­ций?

– Двояко. С одной сто­ро­ны, это потеря ге­­нов тувинцев. Но с другой сто­роны, надо учи­­ты­вать, что мы – малочисленная нация. В ма­­­лых нациях всегда су­ществует опасный гене­ти­ческий груз наслед­ствен­ных заболе­ва­­ний, мутаций и прочее. Как в одном кот­ле. По­этому в сме­шанных бра­ках есть и поло­жи­тельная сто­­рона.

В своих исследованиях мы обратили вни­мание на то, что смешанные браки, чаще всего, заключаются в опре­де­ленных семьях регу­лярно, поколениями. То есть зако­но­мерность. Значит, если брать в общем, то это не будет потерей. Все равно ос­тается линия на под­дер­жание чистоты ге­нетического мате­­ри­ала. Межнацио­наль­ные браки как бы вырав­ни­ва­ют ситуацию с существованием опасного генети­ческого груза.

– Если посмотреть на этот про­цесс с начала ХХ века, что выри­со­вы­вается в перспективе? Полной ас­си­миляции тувинского этноса не будет?

– Нет, я считаю, что этнос сохранится. Так утверждать позволяют наши работы, и в том числе ежегодно проводимый респуб­ликан­ский конкурс родословных «Древо рода».

– Расскажите, пожалуйста, о кон­кур­се и интересных работах, пред­ставляемых на нем.

– К сожалению, старшее поколение па­мять о предках держит в голове. Зафикси­ро­­вать все это должны мы. Работники лабо­ра­­то­рии обучают правильно составлять ро­до­словные.

Всего сейчас нами собрано примерно 900 ро­дословных. Самая большая на сегодня сос­тоит из 13 поколений (150 семей из 561 чело­века). Это работа ученицы 10 класса Респуб­ли­кан­ской школы искусств Айдынмы Ай­ыжы из рода Кезек Сат села Ишкина Дзун-Хем­чик­ского кожууна. Она стала победи­тель­ни­цей конкурса 1998 года в номинации «Лучше всех знаю свой род».

Мы продолжаем собирать родо­слов­ные, есть возможные претенденты на призы 1999 го­да. В прошлом году среди призов были фото­ап­параты, книги, скульп­туры из агаль­мато­лита. Сотруд­ник нашей лаборатории Арсен Чыргал­­­ович Серен-оол сейчас ушел служить в армию, но даже и там собирает родо­слов­ную своих сослу­живцев.

Работают у нас еще Чодураа Михайловна Дор­жу, Марита Сер­геевна Ооржак – при­рожденные ученые, на мой взгляд.

– А как дело обстоит с состав­ле­­нием вашей собст­венной родо­слов­ной?

– Я составила ее, но немного поздно. Надо было взять информацию, когда еще была жи­ва мама. Стыдно, но у меня родУрана Ондар: Историю надо переписывать: самым древним народом оказываемся мы – тувинцыословная только из трех поколений (улыбается). Это харак­терно для городского жителя. А сумон­ные обычно знают до седьмого.

Я из рода Монгушей Дзун-Хемчикского кожууна. Папа, Кавай-оол Николай Лопсан- Серенович, умер еще в 1971 году, когда я толь­ко пошла в школу. Он был очень добрым человеком, педагог по образованию, много лет проработавший с мамой в партийных орга­нах. Мама, Екатерина Шыыраповна Харлыг, талантливейший, большой души человек. Умер­ла год назад. Она у нас особенная: в мо­лодости была одной из первых балерин Тувы. Танцевала в одной труппе с Натальей Ажикмаа-Рушевой. Первой танцевала «Зве­ня­­­щую нежность», мы очень этим гордимся, и по­этому сами прекрасно знаем этот танец в де­талях.

Я считаю, что творческие способ­ности ро­дителей сказались в детях: в Дола­ане, Галине, Баяне, Борисе, во мне, и в Чечене. Мама всем шестерым дала образование. Очень геро­ическая женщина, никогда не жаловалась, работала на двух-трех работах, чтобы под­нять всех на но­ги. Даже в Москву поехала со мной, когда я поступила в аспи­рантуру; пенсионерка, а устро­илась на рабо­ту, чтобы получить комнату в общежитии главного корпуса (это бы­ло очень трудно). Ее на моей кафедре знают.

С мужем Славой– Вячеславом Чалан­да­еви­чем – по­з­накомились еще в школе: я бы­ла в седь­мом, а он – в восьмом классе. Вот так вместе и идем. В студенчестве тоже были ря­дом: он учил­ся в Выборге, в летном учи­ли­ще. По­же­нились, когда я была на третьем кур­се, родился сын Андрюша. Сейчас ему 14 лет, учит­­ся в Гос­лицее. Младшему, Буяну, 9 лет, учится в школе-лицее №5. Муж рабо­тает в ФСБ. Вообще я считаю свою семью счастливой.

– В семьях научных работников, обычно все члены семьи становятся помощниками…

– Да, диссертацию мы делали всей семьей. Помогала мама, сын Андрей печатал на ком­пьютере, муж поливал мои экспери­мен­тальные растения.

– И, наконец, как же проходила работа над генетической связью ин­дейцев и тувинцев?

– Это открытие – действительно пово­рот в науке. Я бы ему придала значение «собы­тия ХХ века».

Еще в 1991 году, до моей аспирантуры, о возможной связи между тувинцами и на­родом Аляски со мной заговорил очень инте­ресный человек Джон Кузь­мич Балчый-оол, врач с тувинским происхождением, живущий в Москве и много побывавший с семьей за рубежом. Он рас­сказал о поразительном сход­­стве, внешнем и в обычаях быта, у одной народности на Аляс­ке с тувин­цами, посове­товал за­няться изучением этого.

А практически мы начали работать над этим феноменом только в 1997 году, когда в Туву приехал замдиректора Ин­сти­тута оУрана Ондар: Историю надо переписывать: самым древним народом оказываемся мы – тувинцыбщей генетики РАН, про­фессор Илья Арте­мьевич Заха­ров. Он был моим педаго­гом еще в университете. Его приезд ор­га­низовала наша лаборатория. Хочу особо отметить, что во всех этих поездках и исследованиях мы ни од­ной копейки из бюджета Тувы и России не потра­тили. Все из личных средств. Наука ведь у нас не финан­сируется.

Профессор Захаров со своей ученицей Чодурой Михайловной Доржу побы­вали на северо-западе Тувы, у чабанов на озере Кара-Холь. Основным матери­а­лом для генети­чес­ких ис­сле­дований является воло­сяная луко­вица. Сам про­цесс собирания волос всегда пре­вращается в сплошное веселье: «хи-хи» да «ха-ха» (улыбается). Обычным пинцетом вы­дергивали с голов по десять волос так, что­бы на корнях этих волос луковицы оста­ва­лись це­лыми. Затем волосы склады­вали в спе­циальные пакетики с указанием рода че­ло­века по материнской линии. Если группа ис­пы­туемых набиралась сразу боль­шая, то пред­­лагалось помочь исследователям: «опус­тошение» шевелюры сделать друг у друга. Сразу становилось шумно и весело. Взрос­лые люди, смесь, дергали друг друга и самих себя за волосы.

Анализы сделала в Магаданском инсти­туте биологических проблем Севера, там есть уже большой опыт такой работы. Генная экс­пер­тиза была проведена на самом совре­мен­ном уровне. Учеными было установлено, что часть молекул ДНК имеет расовые осо­бен­нос­ти. «Американские» типы ДНК встре­ча­ют­ся только у части на­ро­дов Центральной Азии. Оказалось, что у тувин­цев их боль­ше – 72%, тогда как у северных китай­цев – 55%, бурятов – 52%, монголов – 48%, тибетцев – 37%. Поэто­му уче­ные считают, что тувинцы – тот азиатский на­род, кото­рый генетически наиболее близок к индей­цам Америки. Ве­ро­ятно, на­ши общие предки жили в каком-то другом регионе Азии, затем часть народа пересе­лилась в верховья Енисея, а другая часть – на север и проникла в Америку. Где-то 25-30 тысяч лет назад. Так, самым древ­ним наро­дом оказы­ваемся мы – ту­вин­цы. Исто­рию надо теперь переписывать.

Об этом открытии уже написаны науч­ные статьи. Была публикация в газете «Из­вестия» от 23 июля 1998 года.

Профессор Захаров также послал год на­зад письмо об этих исследованиях пре­зи­денту Тувы с просьбой помочь нашей лабо­ратории. Ответа мы пока не получили…


Прошло время...


УУрана Ондар: Историю надо переписывать: самым древним народом оказываемся мы – тувинцырана Ондар продолжает заведовать ка­федрой биологии и лабораторией генети­чес­ких исследований в Тывинском госу­дар­ст­венном универститете.

В области севместных научных исследо­ваний и ИОГен (Институт общей генетики) им. Н. И. Вавилова РАН, и кафедрой гене­ти­ки и селекции МГУ им. М. В. Ломоносова по­лу­­чены новые интересные резуль­таты о генети­ческом родстве тувинцев и амери­канцев (аме­ри­канских индейцев).

В ноябре 2000 года возгла­вила НОУ (На­учное общество учащихся) Тувы по совре­менным пробле­мам биологии и генетики при эколого-био­ло­­гическом центре Миноб­ра­зо­вания республики Тыва.

Работает над новыми проек­тами, в частности, над книгой «Сто родословных тувинцев».

В перспективе – докто­рантура.


Фото:


2. Урана – студентка, г. Ленинград, 1989 г.

3. Урана Ондар с детьми и мамой в московском цирке. Март 1993 года.

4. В научном обществе учащихся-лицеистов. Ноябрь 2000 г.

5. «Интересные результаты получили, коллега...» Урана Ондар с Ильей Захаровым, профессо­ром Института общей генетики им. Н. И. Вавилова, членом-корреспондентом Российской Академии наук, во время его научной поездки в Туву. Сентябрь 2000 г.

 
Беседовала Чимиза ДАРГЫН-ООЛ
http://www.centerasia.ru/issue/1999/35/4933-urana-ondar-istoriyu-nado-perepisivat.html