газета «Центр Азии»

Среда, 14 ноября 2018 г.

 

архив | о газете | награды редакции | подписка | письмо в редакцию

RSS-потокна главную страницу > 1998 >ЦА №46 >Марку Оюну поставили памятник при жизни

«Союз журналистов Тувы» - региональное отделение Общероссийской общественной организации «Союз журналистов России»

Самые популярные материалы

Ссылки

электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Марку Оюну поставили памятник при жизни

Люди Центра Азии ЦА №46 (12 — 18 ноября 1998)
1998

Марку Оюну поставили памятник  при жизниПросто фантастическое событие про­изошло в городе Туране: 23 октября 1998 года состо­ялась презентация (слово-то какое!) Центра досуга и культуры, который назвали именем Марка Оюна, живого и здорового (слава Богу!), и продолжающего работать в этом самом Центре – бывшем Доме культуры «Колос». Марк Мырцынмаевич Оюн – заслуженный работник культуры Республики Тыва, почетный гражданин города Турана, его именем названа премия, которую получают лучшие учащиеся Кызыльского училища искусств. И вот еще одна награда – его имя получил родной очаг. Об этом мог мечтать разве только товарищ Брежнев, четырежды герой Советского Союза, а не простой труженик культуры, который только и знает, что поет, декламирует, ведет вечера, судит соревнования, играет в спектаклях. Да кто о нем не знает в нашей Туве? А если есть такие, то для них, и тех кто хочет побольше узнать об этом уникальном человеке – наша встреча.

Марк Мырцынмаевич, в чем от­личие той, прежней системы До­мов культуры, которая сущест­вовала раньше, и нового Центра, в который все это сейчас сливается?

– Сейчас не только у нас в республике, но и по всей России идет реорганизация структурных подразделений учреждений культуры в связи с трудностями, кото­рые переживает вся наша страна. Цели и задачи остаются прежни­ми, но работать будем более компактно и с наименьшими затратами.

Центр досуга и культуры имени Марка Оюна. Как ты сам отно­сишь­ся к тому, что ему присвоено твое имя?

– У нас всегда было принято: когда заслу­женные люди уходили из жизни, их имена­ми называли какие-то объекты куль­туры. На­пример, кочетовский сельский Дом куль­туры назван именем Болдукпана, Ак-Туруг­ский сельс­кий Дом культуры назван в честь моей сестры Кара-Кыс Оюн, она тоже была заслуженной работ­ницей культуры России и респуб­лики. Именем моего большого друга Солана Базыр-оола назван Дом культуры в Кызыльском районе.

Я вспо­минаю выступ­ле­ние на республи­кан­ском совещании работ­ни­ков культуры народного писателя Тувы Кызыл-Эника Кыргы­совича Кудажи. Он гово­­рил о том, что человек уже стареет, теряет силы, а ему только тогда при­сваивают звания, чествуют, а почему бы этого не сделать рань­ше, если он того дейст­вительно заслуживает. То же самое, счи­таю, и с присвоением имени.

Ког­да на общем собрании работни­ков куль­туры кожууна предложи­ли назвать моим именем кожу­ун­ный Центр культуры и досу­га, я молчал. Но, как говорят, молча­ние – знак согласия. Как я отно­шусь? Во-первых, это от­вет­ст­венность, которую берут на себя работ­ники культуры, все-таки я пока еще живой, и работать плохо при мне, именем которого назва­но учреж­дение культуры, навер­ное, будет стыдно.

Но все-таки, все-таки... Не груст­­но все это: памятник при жизни?

– Да нет, что теперь... Назвали, так наз­вали. Но работать в учреж­дении своего име­ни, наверное, не совсем удобно. Мне пМарку Оюну поставили памятник  при жизнионе­множку придется, наверное, уходить, сидеть дома. Нет, сидеть дома – это вряд ли.

Зная твой характер, Марк, я уверена, что ты никогда отсюда не уйдешь. Ты же не сможешь жить без всего этого.

– Правильно, Таня, люди тоже так говорят. Но, поживем, увидим.

Марк, расскажи немного о своей семье, где ты родился?

– Родился я в горах, десятого декабря, в самые жгучие морозы, в местечке Кара-Суг, недалеко от нынешнего поселка Чалкежик. Родители мои были простые, самые бедные араты. Я до две­надцати лет пас овечек.

­ А как же школа?

– В школе я учился. Тогда в школу от­давали позднее, так что я пошел пере­рост­ком.

А откуда такое имя в тувин­ской семье Марк?

– Имя мне дал председатель кожууна Оюн Уйнук. Он был грамотным человеком, учился в КУТВе в Москве. Так получилось, что я ро­дился в семье после трех девочек, и мой дядя, отцов брат, сказал, что малышу надо дать хорошее имя. И три месяца я жил без имени, пока из Москвы не приехал Уйнук Оюн. Он предложил: «Давайте назовем его Марка – эта такая штучка, которая лепится на конверт с письмом, и оно потом путешест­вует на самолете или на поезде». Отец поду­мал, поду­мал и сказал: «Хаман, пусть будет так!»

Пусть летает?

– Пусть летает, да. И до сих пор меня в Чалкежике зовут Марка.

Марку Оюну поставили памятник  при жизниА в паспорте как?

– В паспорте Марк. Уже пос­ле при­соеди­нения Тувы к России, когда всех регист­риро­вали, у нас в ЗАГСе работала Евдокия Ива­новна Смирнова, она отцу сказа­ла, что такого имени – Марка – нет, а есть очень хоро­шее муж­ское имя Марк, и лучше бы записать именно так. Отец тоже подумал и опять согласился: «Хаман, пусть будет Марк».

А что привело в культуру?

– Я еще, когда учился в шко­ле, где-то в классе в седьмом, сос­тавлял самостоятельно литера­турно-музыкальные композиции. Они нравилась моим учителям. Занимался в музы­­кальном круж­ке, который вел у нас Рос­ти­слав Докур-оолович Кенденбиль, иг­рал в соз­дан­ном им струнном оркестре.

В армии на гар­мошке научился играть, участвовал в художественной армей­ской самодеятель­ности. А после армии, это было в 1955 году, поступил на работу в Чалке­жикский клуб, а потом заведовал первым в Туве автоклубом. Это была обыкно­венная бортовая машина ГАЗ-51. Мы поставили буд­ку и ездили на ней с концертами. Агиткульт­бригады сущест­вуют и сейчас.

На сегодняш­ний день являюсь стар­шим методистом. Только вот беда, что у нас сейчас нет денег даже на бензин, чтобы обслуживать сель­ских жителей, как это делалось раньше.

А чем же вы занимаетесь?

– Ну совсем сложа руки, не сидим. Не­давно в Аржаан ездили, помогали им про­вести вечер «Село мое – судьба моя». Вале­рий Иванович Гончаров, председатель сов­хоза, выделяет небольшие средства на про­ведение праздников после посевной – после убор­ки урожая участвуем во всех городских мероприятиях.

Марк, ты уроженец Чеди-Холь­ского кожууна, а уже почти больше тридцати лет работаешь в Пий-Хеме. Почему?

– В Бай-Хааке я встретился с Анастасией Гри­горьевной Сури­ковой, а ее потом отпра­ви­­ли работать сюда, в Туран. Ну вот и мне при­ш­­лось ехать за ней – она стала моей женой.

А до нее была семья?

– Была, но распалась.

Марку Оюну поставили памятник  при жизни Сколько детей у вас?

– С Анастасией Григорьевной у нас родилось два сына. Стар­шему уже тридцать один год, он закончил Киевский институт инженеров гражданской авиации, работает сейчас в Красноярске в какой-то коммер­ческой структу­ре, я даже не знаю, как это точно называется. Младший, ему двад­цать шесть, заочно учится в тех­ническом универ­ситете, тоже в Красноярске.

А от первого брака дети есть?

– Была дочка, Лариса Марко­вна. Она умерла. Но от нее тоже ос­талась дочка: она сей­час живет в Кызыле, приезжает иногда ко мне.

По стопам дедушки не пошла внучка?

– Нет, по моим стопам никто не пошел, хотя Стас, младший сын, и закончил музы­кальную школу по классу домры. А Алик всегда только и мечтал о самоле­тах. Он до вось­мого класса учился на круглые пятерки, одерживал победы во всех физико-матема­ти­ческих олимпиадах. Потом его забрали в физико-математичес­кую школу при Ново­си­бир­ском университете. Девятый и десятый классы он заканчивал в Академ­городке.

В кого у него такие способ­ности к точным наукам?

– Не знаю, хвастаться не хочу, но в школе по математике я был самым сильным уче­ни­ком. Я до сих пор помню все алгеб­ра­ичес­кие формулы: куб суммы двух чисел, квадрат сум­мы двух чисел, я и сейчас могу написать. За седьмой класс мы сдавали госэк­замены, че­тырнадцать предметов, и я все сдал на пятерки.

В сорок шестом году меня даже в Артек отправляли. Но пока мы с отцом с Межегея еха­ли до Бай-Хаака на коне, нас не дожда­лись и уехали. Я тогда – в рев, секретарь рай­кома по­са­дил меня на машину – и в Кы­зыл. Там как раз отправ­ля­ли в Моск­ву первую группу деся­ти­классников. Среди них были Юрий Аранчин, Екате­рина Та­но­ва и я с ними – сов­сем еще паца­ненок, они меня за руку водили. По-русски я тог­да толь­ко два слова знал: «дай хлеб», потому что час­то при­ходилось менять тараа (прим.: тараа – жа­реное и толченое просо) на хлеб у русских.

А какие были взаимо­отно­шения тувинцев с русскими в годы твоего детства?

Марку Оюну поставили памятник  при жизни О, вот это очень интерес­ный, красивый вопрос. Раньше у нас так было принято: каж­дая тувин­ская семья дружила с какой-ни­будь русской семьей. Мой отец дружил с семьей Филимоновых. Они ездили друг к дру­гу в гости. Отец, когда собирался, всегда брал с собой быштак, это сыр такой, тараа, араку обязательно. А оттуда (у Филимонова была мель­ница) привозил муку, хлеб, шаньги, очень вкусные.

Весной они помогали друг дру­гу сеять, летом косили вместе, осенью то­же – сначала у одного уберут, потом у дру­гого. Такая друж­ба была – ой-ей-ей! И многие так дружили.

А на каком языке они обща­лись?

– Отец по-русски ни одного слова не знал. А русские по-ту­вински хорошо понимали. Во­об­ще, очень интересные были вза­имо­отно­шения, сейчас об этом стали забывать. А надо бы хоть иногда вспоминать, и самое глав­ное – сохранять и детям своим пере­давать.

А вообще за твою прожитую жизнь, за все шестьдесят шесть лет, ты не ощущал каких-нибудь притеснений, ущемления в чисто национальном плане?

– Никогда. Тем более что у нас интерна­циональная семья была. Мы прожили с Ана­стасией Гри­горьевной более двадцати лет и еще бы жили, если б не ее смерть.

С того времени прошло уже тринад­цать лет, почему ты не женился еще раз?

– Я боюсь, что если я приведу какую-то женщину, то это может не понравиться моим сыновьям, они-то тоже до сих пор не женаты. Правда, когда я их спрашиваю, почему они не женятся, они зада­ют мне встречный вопрос: а поче­му ты не женишься? Вот так и ждем друг друга.

Марк Мырцынмаевич, что бы ты хотел пожелать молодому поко­лению?

– Своим молодым коллегам я хотел бы пожелать творческой, плодотворной работы, искать и находить новые формы общения, не ждать, когда придут какие-то лучшие вре­ме­на, ведь каждое время хорошо по-своему. И самое главное – чтобы была дружба, вза­и­мо­понимание.


ПРОШЛО ВРЕМЯ...


В свои почти 70 лет Марк Оюн полон энергии, оптимизма, молодого задора. На сцене туранского Дома культуры, названного его именем, он по-прежнему и конферансье, и ведущий разных конкурсов и концертных программ. А когда на стадионе проходят какие-либо спортивные меро­при­я­тия, и здесь без него не обойтись – он вездесущий спор­тивный комментатор: его голос раздается во всех углах футбольного поля. Так что, навер­ное, скоро и поле будет названо именем Марка. А что? Называть, так называть.



Фото:

2. Всю жизнь Марк Оюн неразлучен с баяном. Фото 50-х годов.

3. Марк Оюн с супругой Анастасией Суриковой.

4. Марк Оюн на сцене клуба. Разговор двух кумушек.

5. Мы с приятелем вдвоем замечательно поем: Кенеш играет, Оюн подпевает.

Беседовала Татьяна ВЕРЕЩАГИНА г. Туран.

 (голосов: 2)
Опубликовано 12 ноября 1998 г.
Просмотров: 6660
Версия для печати

Также в №46:

Также на эту тему:

Алфавитный указатель
пяти томов книги
«Люди Центра Азии»
Книга «Люди Центра Азии»Герои
VI тома книги
«Люди Центра Азии»
Людмила Костюкова Александр Марыспаq Татьяна Коновалова
Валентина Монгуш Мария Галацевич Хенче-Кара Монгуш
Владимир Митрохин Арыш-оол Балган Никита Филиппов
Лидия Иргит Татьяна Ондар Екатерина Кара-Донгак
Олег Намдараа Павел Стабров Айдысмаа Кошкендей
Галина Маспык-оол Александра Монгуш Николай Куулар
Галина Мунзук Зоя Докучиц Алексей Симонов
Юлия Хирбээ Демир-оол Хертек Каори Савада
Байыр Домбаанай Екатерина Дорофеева Светлана Ондар
Александр Салчак Владимир Ойдупаа Татьяна Калитко
Амина Нмадзуру Ангыр Хертек Илья Григорьев
Максим Захаров Эсфирь Медведева(Файвелис) Сергей Воробьев
Иван Родников Дарисю Данзурун Юрий Ильяшевич
Георгий Лукин Дырбак Кунзегеш Сылдыс Калынду
Георгий Абросимов Галина Бессмертных Огхенетега Бадавуси
Лазо Монгуш Василий Безъязыков Лариса Кенин-Лопсан
Надежда ГЛАЗКОВА Роза АБРАМОВА Леонид ЧАДАМБА
Лидия САРБАА  


Книга «Люди Центра Азии». Том VГерои
V тома книги
«Люди Центра Азии»
Вера Лапшакова Валентин Тока Петр Беркович
Хажитма Кашпык-оол Владимир Бузыкаев Роман Алдын-Херел
Николай Сизых Александр Шоюн Эльвира Лифанова
Дженни Чамыян Аяс Ангырбан и Ирина Чебенюк Павел Тихонов
Карл-Йохан Эрик Линден Обус Монгуш Константин Зорин
Михаил Оюн Марина Сотпа Дыдый Сотпа
Ефросинья Шошина Вячеслав Ондар Александр Инюткин
Августа Переляева Вячеслав и Шончалай Сояны Татьяна Верещагина
Арина Лопсан Надежда Байкара Софья Кара-оол
Алдар Тамдын Конгар-оол Ондар Айлана Иргит
Темир Салчак Елена Светличная Светлана Дёмкина
Валентина Ооржак Ролан Ооржак Алена Удод
Аяс Допай Зоя Донгак Севээн-оол и Рада Ооржак
Александр Куулар Пётр Самороков Маадыр Монгуш
Шолбан Куулар Аркадий Август-оол Михаил Худобец
Максим Мунзук Элизабет Гордон Адам Текеев
Сергей Сокольников Зоя Самдан Сайнхо Намчылак
Шамиль Курт-оглы Староверы Александр Мезенцев
Кара-Куске Чооду Ирина Панарина Дмитрий и Надежда Бутакова
Паю Аялга Пээмот  
 
  © 1999-2018 Copyright ООО Редакция газеты «Центр Азии».
Газета зарегистрирована в Средне-Сибирском межрегиональном территориальном управлении МПТР России.
Свидетельство о регистрации ПИ №16-0312
ООО Редакция газеты «Центр Азии».
667012 Россия, Республика Тыва, город Кызыл, ул. Красноармейская, д. 100. Дом печати, 4 этаж, офисы 17, 20
тел.: +7 (394-22) 2-10-08
http://www.centerasia.ru
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru